«Это запредельная подлость со стороны чиновников»

Очевидец наводнения уверяет, что никакой помощи от властей пострадавшие не дождались

Екатерина Винокурова 09.07.2012, 21:53
Житель Новороссийска рассказал «Газете.Ru», как на самом деле были организованы спасательные работы ИТАР-ТАСС
Житель Новороссийска рассказал «Газете.Ru», как на самом деле были организованы спасательные работы

Пострадавший от наводнения в Краснодарском крае житель Новороссийска Юрий Баль рассказал «Газете.Ru», как на самом деле относятся чиновники к потерпевшим и как были организованы спасательные работы.

— Как вы оказались в зоне наводнения?

— Я возвращался на машине из Краснодара в Новороссийск, где я живу. Со мной была дочка, которая только что закончила институт. В Краснодаре еще купил мебель в кредит, вез ее домой… Это все уничтожено, конечно, один кредит остался…

Мы подъезжали к поселку Нижняя Баканка — там горы образуют узкую горловину перед выездом на равнину, и надо было только вот это узкое место проехать. Мы ехали, шел дождь, дорогу чуть подтопило — сантиметров 15 воды было. На подъезде к Баканке заметили машину ДПС с включенной мигалкой, которая просто стояла на обочине и пропускала машины в это узкое место, никаких предупреждений не было с их стороны.

— Это обычное явление для лета в Краснодарском крае? Почему вы решили продолжать путь?

— Это не вполне обычно, но иногда в сильный ливень такой уровень воды на дороге встречается, и потом,

раз ГИБДД не предупредила, решили ехать дальше. Машина у меня высокая, тяжелая — автобус Mercedes, а вот у тех, кто ехал на легковых машинах, когда ливень усилился, возникли проблемы, они встали. И я понял, что даже развернуться уже не могу: дождь шел стеной.

Мы встали, решили переждать. Вода постепенно прибывала, о нашу машину начали биться легковушки — мы с дочкой насчитали 6 штук.

Сперва постепенно, но потом дважды резко уровень поднимался. В первый раз поднялся где-то до полутора метров, и мы увидели, что впереди снесло машину, там сидели мужчина и женщина, они закричали, что погибли. Я высунулся и сказал: «Прыгайте к нам, я вас поймаю». Они прыгнули, Андрей и Лена, Лена еще кричала, что не умеет плавать, я ее за трусы поймал буквально… Стали сидеть в машине вчетвером, а вода все пребывала. Недалеко от нас стояла пожарная машина МЧС, они в нашу сторону еще иногда светили фонариком.

— Почему они не пришли к вам на помощь?
— Они сами терпели бедствие, выйти из машины было равносильно смерти. У них машина тяжелая, их не снесло, они могли только смотреть на нас. Претензий к ним нет.

— Что было дальше?

— Потом был еще резкий подъем воды, дочка головой ударилась, потеряла сознание. Мы с Андреем тогда вылезли через окно из машины, он вытянул жену, я — дочку, взобрались на крышу.

А потом начался ад. Вообще впечатление было, что где-то порвало плотину: не может вода так дважды за ночь резко прибавиться на метры…

И вот, когда налетела новая волна, Андрея и Лену смыло потоком воды. Я их ищу теперь, мне говорят, что они погибли, но я не хочу в это верить.

— Как вам и вашей дочке удалось спастись?

— Это было очень страшно: стоило один раз уйти под воду, и обратно уже не вынырнешь. При мне у женщины из рук выскользнула девочка маленькая, упала в воду, женщина за ней бросилась, за ней еще двое мужчин. И все — один раз только над водой чья-то голова показалась…

А мы бросились вплавь, когда поняли, что не удержимся за машину: мы вцепились в фонарь на крыше автобуса сперва, но нас начало сносить. Добрались до дерева одного, потом второго, нас сносило постоянно. Вокруг кричали люди, что погибают… Нам удалось зацепиться за одно из деревьев, и много часов пришлось держаться в холодной воде.

Дочку вырвало, она жаловалась, что уже ног не чувствует. Но так спокойно все перенесла, никаких истерик, она еще Андрею и Лене говорила, что не надо волноваться, папа всех спасет… Очень надеюсь, что они живы, буду их искать. Это было не просто наводнение, это была мясорубка.

— В итоге вас нашли спасатели?

— Да не было никаких спасателей! В какой-то момент я отключился, очнулся от криков людей и от света фонаря со стороны берега. Мы закричали в ответ и доплыли до суши, где были спасатели.

— На этом самое страшное кончилось? Вам помогли?

— Мы были счастливы, что спаслись, но дальше началась запредельная подлость со стороны чиновников, спасателей — всех! Я подошел к человеку из МЧС, спросил, помогут ли нам вытащить машину, куда обратиться пострадавшим. Он равнодушно на меня посмотрел и сказал, что их главная задача — собрать трупы. Я спросил, можно ли хотя бы у него мобильный телефон попросить позвонить семье, он ответил, что у него телефон личный, не служебный. Это была какая-то последняя капля.

— Машину вытащить помогли?

— Никто не помогал! Сказали, что оформлять поломки тоже никто не будет, этим надо заниматься по месту жительства, самим транспортировать машины и вызывать ГИБДД. Я спросил, где можно взять хоть справку, что я пострадавший… Еще дочка совсем замерзла… нам сказали ехать в школу в Нижней Баканке, что разберутся там с нами.

— Там был штаб помощи пострадавшим?

— Какой штаб!

Когда по телевидению показывают, как нам помогали, — врут. Ни матрасов, ни одежды, ни даже теплого чая людям не дали. Сидели, закутавшись в половые тряпки — знаете, такие домотканые есть? Учителя поделились. Грязные, оборванные, в этих тряпках люди.

Я познакомился там с Андреем из Курска, у них с женой машину унесло, так им никто даже не говорил, как добраться домой обратно. В итоге поняли, что на власть рассчитывать нечего, начали сами координироваться. Обменялись все телефонами, обещали, что будем друг другу помогать чем можем.

— Совсем никой помощи не было от властей?

— Почему не было? Привезли два пакета булочек, батон колбасы и пятилитровую канистру какого-то прокисшего напитка. Там еще была женщина из администрации Баканки, я к ней подошел, спросил, как же так, можно ли организовать хотя бы чай и матрасы. Она сказала, что все будет через 15 минут, ушла, и мы ее так и не дождались. Просто горячий чай сделать можно было? Это что — сложно? Не дождавшись ее, мы вернулись к машине.

— Что вы нашли там? Трупы убрали?

— Какое убрали! Они нам говорили (МЧС. — «Газета.Ru»), что приехали трупы собрать, так они там по-прежнему плавали у берега. Я спросил, может быть, хотя бы машины вытащить помогут, — ответили, чтобы мы сами разбирались. Я спросил еще, кто поможет нам оформить документы о случившемся, представители МЧС и тут не помогли — велели звонить в полицию. В полиции послали в прокуратуру, те — в администрацию края, там — в администрацию Баканки, там — в администрацию района…

В результате все, чего мы добились, это оформления в Баканке справки, что мы стали жертвами «затопления» — именно так написали.

Андрея и его жену я к себе домой пригласил, связался со своими соседями, они приехали за нами, вытащили мой автобус и отвезли нас домой, в Новороссийск. Со стороны власти мы встретили только равнодушие. Никакой помощи за все дни вообще.

— Что происходило дальше?

— Когда мы и семья из Курска, которую мы пригласили к себе — ведь надо людям помогать друг другу, когда в беде, — так вот, когда мы вернулись ко мне домой, то поняли, что нам здорово досталось всем. Володя из Курска не может на ногу наступить, дочка говорит, что ноги не слушаются, голова кружится. Мне досталось меньше — просто ушиб колена сильный, гематома. Моя жена вызвала «скорую». «Скорая» приехала, говорит, у Володи перелом стопы, у дочки сотрясение первой степени. Отправили их в больницу, это 1-я горбольница Новороссийска. Вернулись они в шоке.

Врачи им сказали, что никуда их в больницу не положат и что про наводнение они все выдумали: по телевизору якобы показали, что воды было метра полтора.

Сказали дочке моей, что она врет, что ее кто-то по голове ударил, а про наводнение она придумала.

— И никакого просвета?

— Одно светлое пятно было. Мы увидели по телевизору сегодня бегущую строку, что вот сегодня последний день, когда можно встать на учет, как пострадавшим от наводнения. Пошли в администрацию Приморского района, там сидит одна женщина, говорит, что она только за имущество отвечает. Поехали в администрацию Новороссийска, и вот там две девочки оказались сердобольными. Сразу помогли найти деньги Андрею и его жене, чтобы они до Курска добрались, дай бог им здоровья.

— А рассказали они вам, как получить компенсацию?

— Нет, никто не знает, куда надо обращаться. Но я не для себя ехал, а для Андрея, у них ведь совсем катастрофа. Как и куда обращаться за компенсацией, не знает никто: ни Новороссийская ГИБДД, ни участковый наш — я ведь по совету МЧС к ним обратился… В какой-то момент моя чаша терпения переполнилась, и я написал об этом в интернете.

— Это изменило ситуацию?

— Знаете, шквал звонков начался, только не от властей. Звонят люди, которых тоже задело поведение чиновников или кто хочет рассказать что-то еще о трагедии. Вот звонила женщина, она живет рядом с плотиной, которую то ли открывали, то ли нет. Ее дом не пострадал — она выше живет. Она сопоставила время и рассказала, что слышала той ночью два хлопка со стороны плотины. И говорит, что там был взрыв, и вода хлынула потоком, и всех смыло. Говорит, ее дом чудом не затопило.

— Что будете делать дальше? Добиваться компенсации?

— Буду, хотя пока видел со стороны чиновников вот только эту подлость чудовищную — полное равнодушие. Погибли люди, имущество, нужны врачи, нужны компенсации хоть какие-то… Но я не ради этого решил все рассказать. Во-первых,

я очень уважаю Путина и уверен, что он просто не знает, как себя вели чиновники и что именно произошло. Надеюсь, он откликнется на нашу беду.

Во-вторых, я больше всего на свете хочу, чтобы подобные трагедии больше никогда не повторились, а если бы повторилось, то для людей все было бы мягче. Должны ведь быть моральные ценности для чиновников. Наконец, я готов повторить все, что сказал, еще и еще раз. Потому что хочу, чтобы люди знали истину про то, как нас спасали и как нам помогали на самом деле.