Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

«Действия упречны, но состава хулиганства не содержат»

Независимый эксперт не нашел мотива религиозной ненависти и состав хулиганства в деле Pussy Riot

Жанна Ульянова 21.06.2012, 20:38
В действиях Pussy Riot независимый эксперт Юрий Костанов не нашел состава преступления ИТАР-ТАСС
В действиях Pussy Riot независимый эксперт Юрий Костанов не нашел состава преступления

Независимый эксперт изучил постановление о привлечении участницы Pussy Riot Надежды Толоконниковой к уголовной ответственности и пришел к выводу: следователь не доказал наличия мотива религиозной ненависти, а в действиях активисток нет состава преступления. Защита обвиняемых пока не определилась, будет ли она использовать это заключение в суде, в ближайшее время адвокаты намерены провести свою независимую психолого-лингвистическую экспертизу.

В четверг совет при президенте по развитию гражданского общества и правам человека опубликовал экспертную оценку постановления следователя Артема Ранченкова от 28 мая о привлечении одной из предполагаемых участниц панк-группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой в качестве обвиняемой в хулиганстве по мотивам религиозной ненависти и вражды, совершенном группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 213 УК). Вменяемая Надежде Толоконниковой и проходящим по тому же делу Марии Алехиной, Екатерине Самуцевич статья предполагает до семи лет лишения свободы.

Адвокаты арестанток указывают, что все три постановления Ранченкова о привлечении их в качестве обвиняемых идентичны и различаются только их именами.

«А значит, выводы, сделанные по одному постановлению, применимы и к другим», — уточнил защитник Толоконниковой Марк Фейгин.

С постановлением в отношении Толоконниковой ознакомился член Независимого экспертно-правового совета, известный московский адвокат Юрий Костанов, проработавший почти 50 лет в области юриспруденции, из которых 24 года — в органах прокуратуры, почти шесть лет — в органах юстиции, а свою карьеру он начинал в 60-х годах прошлого века следователем.

«Главный вывод, к которому я пришел: в действиях нынешних обвиняемых нет никакого состава преступления, а значит, дело ведется незаконно и его надо прекращать либо оправдывать задержанных на суде. Держать под стражей людей, в действиях которых нет состава преступления, нельзя», — сказал «Газете.Ru» Костанов.

В экспертном заключении представлены выдержки из постановления следователя, который утверждает, что Толоконникова вместе с Алехиной и Самуцевич «нанесли значимый урон священным ценностям христианского служения и посягнули на сакраментальность церковного таинства», «причинили столь весомое страдание всем лицам, нашедшим своё духовное начало в служении православным идеям». Все это активистки сделали, когда взошли на солею главного кафедрального храма страны в балаклавах (масках с прорезями для глаз и носа), попытались исполнить несколько па и произнесли несколько раз «Срань господня», об этом свидетельствуют записи с камер видеонаблюдения, имеющиеся у защиты. Позже в сети был выложен видеоролик с действиями Pussy Riot в храме Христа Спасителя, озвученный композицией «Богородица, Путина прогони». «Находясь в предалтарной части храма, вульгарно, вызывающе цинично перемещаясь по солее и амвону, вход на которые посетителям строго воспрещен, в течение примерно минуты по мотивам религиозной ненависти и вражды выкрикивали, скандируя бранные фразы и слова, оскорбляющие верующих, а также прыгали, задирали ноги, имитируя танцы и нанесение ударов кулаками по воображаемым противникам», — говорится в документе, составленном следователем.

Мотив религиозной ненависти в действиях Pussy Riot следствие обосновывает тем, что активистки надели балаклавы «для того, чтобы открыто выразить своё неуважение к христианскому миру и церковным канонам», и для препятствия «их идентификации... что увеличивает опасность совершенного деяния и придаёт ему вид злонамеренно осознанной и спланированной акции по унижению чувств и верований многочисленных приверженцев православного христианского вероисповедания и умалении духовной основы государства». А также, «желая нанести ещё более глубокие раны православным христианам… остались в крайне непристойной для такого места одежде, непозволительно открывающей различные части тела (руки, плечи)…»

В итоге следствие характеризует поступок «злостным умыслом», а размещение в сети видеоклипа — «злостным совместным умыслом».

Эксперт предъявляет претензии к самому тексту постановления, которое содержит оценочные высказывания, а должно бы содержать описание способа совершения преступления. «Вообще для исследуемого документа характерно неточное употребление отдельных слов и выражений, что приводит к необоснованному вменению отдельных обстоятельств. И есть вовсе непонятное выражение «выставили себя в свете, принижающем внутренние убеждения граждан» — очевидно, что, выставив себя в каком-то нехорошем свете, можно принизить себя же, а не внутренние убеждения кого-то другого», — отмечает Костанов.

По мнению эксперта, следователь не привел в подтверждении мотива религиозной ненависти «никаких доводов».

«Только очень развитое воображение может из описания совершённого обвиняемыми панк-молебна сделать вывод об их глобальном намерении подорвать устои христианской церкви и, тем более, духовные основы государства», — отвечает в экспертном заключении Костанов.

Также юрист пришел к выводу, что текст песни «Богородица, Путина прогони» выражает неприязнь (а возможно, и ненависть) к нынешнему президенту Владимиру Путину и главе РПЦ патриарху Кириллу (последнего активистки фактически обвиняют «в измене религиозным идеалам», поясняет эксперт). «Поименование их не вполне пристойным словом не может быть расценено как выступление против церкви в целом либо против верующих как социальной группы», — пишет Костанов. Применительно к статье 213 УК РФ религиозная ненависть — это ненависть к сторонникам той или иной религии именно из-за их религиозных пристрастий, активное неприятие религиозных идеалов.

Полгода назад активисток можно было бы привлечь к уголовной ответственности, если бы их поступок квалифицировали именно как оскорбление президента и патриарха.

Но в декабре 2011 года статья 131 УК РФ (оскорбление) была декриминализирована в соответствии с федеральным законом № 420.

«Эпатажный способ выражения своих взглядов сам по себе не является проявлением ненависти к христианской (равно как и любой другой) религии», — отмечает эксперт. А использование балаклав, даже если это и затрудняет привлечение к предусмотренной законом уголовной ответственности, не «увеличивает опасность совершенного деяния».

Обвинение в преступлении «по мотивам ненависти в отношении какой-либо социальной группы» незаконно только потому, что следователь не уточнил, о какой группе идет речь, говорится в заключении.

«Действия, инкриминированные Толоконниковой, Самуцевич и Алехиной, хотя и, безусловно, упречны, но, как указано выше, состава уголовно-наказуемого хулиганства не содержат», — заключает автор исследования. Само по себе экспертное заключение не имеет правового статуса, но может оказаться полезным для защиты. «Как правило, судьи в нашей стране стараются с нами не соглашаться, а тем более следователи. Но в моей практике было несколько случаев, когда такое заключение влияло на решение суда», — сказал Юрий Костанов. Споры по поводу классификации действий активисток Pussy Riot как «хулиганства», а не «оскорбления», в частности, «оскорбления религиозных чувств граждан либо осквернение почитаемых ими предметов» (ч. 2 ст. 5.26 КоАП), идут с момента предъявления им обвинения. Следствие комментариев на этот счет не давало, как не дает и сейчас. Тем не менее в неформальной беседе источник «Газеты.Ru» в правоохранительных органах пояснял, что активисткам вменили статью «хулиганство», «потому что было грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу и совершенное по мотивам политической и религиозной ненависти группой или по предварительному сговору, и все эти признаки перечислены в 213-й статье». «Если бы они призывали прихожан скакать вместе с ними и выкрикивать лозунги против власти, это был бы экстремизм, — объяснял тогда собеседник. — А так они просто скакали, поэтому состав завершенный».

По его словам, уголовное, а не административное преследование наступило из-за «тяжести последствий»: событие было слишком резонансным.

«Если говорить грубо, если вы подойдете к человеку и назовете его дураком, это мелкое хулиганство (то есть административное правонарушение — ст. 20.1 КоАП), а если вы при этом будете выкрикивать бранные слова и скакать по улице — это уже хулиганство, за которое следует уголовное преследование, — отметил собеседник. — В любом случае это квалификация следствия, а суд потом решает, правильная она или нет. Все признаки по статье 213 в данном случае присутствуют».

Адвокат Надежды Толоконниковой сообщил, что ознакомился с заключением Костанова, но пока защита продолжает знакомиться с материалами дела и не может сказать, будет ли заключение использовано в суде.

«Нам сейчас очень важно провести психолого-лингвистическую экспертизу, потому что именно она даст ответ на наличие мотива. Мы считаем, что надо оценивать не песню и клип, а именно то, что происходит в храме. Хотя в материалах дела уже содержится две экспертизы ГУП ЦИАТ (Центр информационно-аналитических технологий), которые подтвердили, что в клипе нет мотивов ненависти и вражды», — сказал «Газете.Ru» Марк Фейгин. Он уточнил, что вопрос квалификации мог бы отпасть сам собой, если бы были исследованы все материалы дела, но защита жалуется на невозможность ознакомиться с многими вещественными доказательствами. «Например, у наших подзащитных и Петра Верзилова изъяли личные компьютеры, мы неоднократно ходатайствовали предоставить нам их на исследование, но просьбы так и остались без ответа. А именно в личных компьютерах можно найти ответ на вопрос, был ли мотив религиозной ненависти или нет», — поясняет Фейгин.