По этапу в политику

Пресненский суд приговорил к пяти годам колонии предпринимателя Алексея Козлова

Вячеслав Козлов 16.03.2012, 00:28
__is_photorep_included4093133: 1

В Пресненском суде обвинительным приговором завершился повторный процесс по делу бизнесмена Алексея Козлова. Под крики «Позор!» он был приговорен к пяти годам колонии общего режима. Бизнесмена отправили в изолятор. Сидеть ему осталось примерно полтора года: большую часть срока бизнесмен уже отбыл. Его супруга Ольга Романова предрекает, что Козлов выйдет на свободу политиком.

Вынесение приговора Алексею Козлову, которому теперь предстоит провести более полутора ближайших лет в колонии общего режима, было намечено на 16.00. Но по заведенной за последние несколько заседаний традиции начало слушания сдвинулось на полчаса позже. Второе «дело Козлова», особенно его заключительная часть, вызвало огромный интерес у прессы и общественности, и времени на заполнение зала суда уходило больше, чем обычно.

Журналисты начали подтягиваться к зданию Пресненского суда на Зоологической улице за час до начала заседания: первыми приехали телевизионщики, которые начали выбирать лучшие планы съемок и обсуждать, как будут прорываться за интервью к «первым лицам» — самому Козлову и его жене, журналистке Ольге Романовой. Затем подтянулась основная часть группы поддержки подсудимого — прежде всего представители основанного Романовой движения «Русь сидящая», присутствовавшие практически на всех заседаниях процесса над коммерсантом. Впрочем, некоторые сторонники Козлова и его жены пришли пораньше: у здания Пресненского суда проходил одиночный пикет в поддержку предпринимателя. В течение часа несколько человек поочередно держали плакат с надписью: «Требуем А. Козлова судить по закону, а не по заказу». Активисты предлагали вышедшим покурить и мерзнущим сотрудникам суда и просто прохожим подержать плакат, но желающих оказалось немного.

Какое-то время у входа в суд было относительно свободно, но за полчаса до начала заседания желающих послушать приговор Козлову стало так много, что на проходной образовалась очередь, а в предбаннике у рамок металлодетекторов — давка.

«Да они специально все делают так, чтобы меньше народу все это увидели. Конечно, не хотят лица показывать, но от справедливого суда все равно не скроются!» — громко давала оценку организационным способностям сотрудников суда и приставам пожилая женщина.

Зато у входа в зал суда на этот раз проблем, как ни странно, не возникло. Усиленный наряд судебных приставов и полицейских оцепил вход в зал, квадратом расставив перед собой ряды стульев. Для прохода был организован живой коридор из полицейских. Журналисты могли попасть на суд, только показав редакционное удостоверение. Тех, у кого его не было, отправляли в «общую группу» — то есть к рядовым гражданам, которых должны были запускать в последнюю очередь. Прессу в зал пропускали группами: радиожурналисты, сотрудники газет и интернет-ресурсов, фотокорреспонденты, телеоператоры. В итоге небольшая судебная комната была битком набита прессой. Для активисток «Руси сидящей» места практически не осталось.

В ожидании начала заседания журналисты обсуждали другой только что вынесенный приговор: лидер «Левого фронта» Сергей Удальцов получил 10 суток административного ареста за неподчинение сотрудникам полиции на прошедшем в субботу митинге «За честные выборы», одной из центральных тем на котором как раз был суд над Алексеем Козловым.

В зале появились прокурор Дмитрий Дядюра, попросивший для Козлова 5 лет колонии общего режима, и представители истца — компании «Вендорт», потребовавшей от суда того же. Дядюра и представители «Вендорта», конечным бенефициаром которой, как утверждает Козлов, является заказчик его дела, экс-сенатор Владимир Слуцкер, сидели очень тихо. Прокурор, несмотря на открытое окно, быстро вспотел и играл желваками.

Подсудимый предприниматель и его супруга появились в зале суда в начале пятого. Козлов и Романова еще до решения суда были уверены, что приговор будет обвинительный. Поэтому Козлов, как и обещал, пришел с вещами, которые были упакованы в спортивную сумку.

Супруги и адвокат Юрий Костанов улыбались и демонстрировали уверенность. Козлов достал свой iPad, а Романова — ноутбук, они начали переговариваться и шутить. Практически сразу супругов обступили журналисты, и Козлов с Романовой утонули в протянутых к ним микрофонах. Некоторые представители прессы, возвращаясь на свои места, желали Козлову удачи.

Судья Татьяна Васюченко появилась в зале в 16.30. Она проскользнула сквозь толпу журналистов, приставов и полицейских и, сказав традиционное «Прошу всех встать», начала зачитывать приговор.

Романова демонстративно осталась сидеть, Козлов и Костанов слушали стоя.

Васюченко говорила быстро, проглатывая слова. Чуть медленнее и намного отчетливее она произнесла: «Суд считает полностью доказанной вину Козлова в мошенничестве и легализации преступно нажитых средств в группе лиц по предварительному сговору». А затем вновь заторопилась и начала зачитывать долгие объяснения, как именно, по мнению следствия, Козлов незаконно увел 34% акций завода «Искож». Большинству собравшихся повторение обвинительного заключения прокуратуры (текст приговора был практически идентичен заключению прокуратуры) было не интересно. «Быстрее бы срок зачитала», — послышалось в толпе.

Романова серьезно посмотрела на мужа. «Виноват. Во всем», — тут же написала она на своей странице в Facebook.

Обстановка в зале суда становилась нервозной. Тех, кто пытался фотографировать Васюченко и Козлова, тут же выдворяли из зала. Судья продолжала читать. Она посчитала доказанным, что «Козлов завладел акциями «Искожа» незаконно, в этом ему помогали Самойлов и Корнеевский, дела которых выделены в отдельное производство в связи с объявлением их в розыск», что «стоимость акций, установленная обвинением, обоснована», а «связь сообщников преступления была полностью доказана».

«Суд постановляет избрать для Козлова Алексея Александровича наказание в виде пяти лет колонии общего режима, взять под стражу в зале суда», — заключила судья спустя полтора часа.

Зал затих.

— Приговор ясен, процедура обжалования понятна? — дежурно поинтересовалась Васюченко, обращаясь к осужденному Козлову и его защитниками.

— Будь ты проклята, сука! — сделав паузу, крикнула вслед уходящей Васюченко Романова.

В холле за дверью закричали «Позор!», сторонники Козлова начали стучать в дверь, сотрудники полиции и приставы призывали к спокойствию и старались не пускать особо активных в зал.

— Ну как так можно?! Что они с нами делают?! — восклицала одна из наблюдательниц.

В зале появилась служба конвоя с наручниками. Козлов попрощался с женой, передал ей ключи от квартиры, их старались не торопить. Приставы и полицейские выпроводили журналистов из зала.

Вышедшую в холл Романову встретили криками «Браво!» и аплодисментами. Затем послышались крики «Васюченко на нары!» и «Позор!».

Вскоре через толпу провели Козлова: в сопровождении приставов он спустился по лестнице и скрылся под овации и женский плач.

Адвокат Костанов вышел к прессе, вид у него был уставший. Он посчитал нужным сразу заверить журналистов, что надежды на удачное обжалование приговора очень малы. «Вам формально или по жизни? Если по жизни, то Мосгорсуд очень редко отменяет решения нижестоящей инстанции. Но обжаловать я, конечно, буду», — ответил Костанов на вопрос, каковы перспективы будущей кассации. Его обступили представительницы «Руси сидящей»: одни плакали, другие матерились.

Появившегося вслед за адвокатом в дверях прокурора Дядюру, с ходу выразившего удовлетворение приговором, активистки обозвали «Иудой». «У обвинения нет никаких претензий к семье Козлова, но, как говорил один известный персонал у Высоцкого, «вор должен сидеть в тюрьме», — отметил Дядюра, стараясь держаться уверенно.

В этот момент Романова давала стихийную пресс-конференцию у входа в суд. Она расположилась на лестнице, журналисты столпились на ступеньках ниже. «Когда сажали Козлова, он был обыкновенным бизнесменом, ничего особенного, но выйдет он политиком. Они сами это сделали», — заявила Романова. Пообещав продолжать борьбу, журналистка уехала, вслед за ней потянулись представители прессы, обсуждать обстоятельства второго процесса над Алексеем Козловым без самого предпринимателя и его жены осталось от силы 50 человек. Но и они вскоре разошлись.