Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Террор из банки ананасов

В Мосгорсуде начались слушания по делу националистов, закидавших «коктейлями Молотова» управление ФСБ

Григорий Туманов 11.01.2012, 20:55
Меньше всего подсудимые похожи на праворадикалов Геннадий Гуляев/Коммерсантъ
Меньше всего подсудимые похожи на праворадикалов

В Москве начался суд над юными праворадикалами. Всех их следствие называет членами «Автономной боевой террористической организации». На счету подсудимых несколько поджогов торговых палаток и «коктейлей Молотова», брошенных в окна отделений полиции и ФСБ. Несмотря на отсутствие пострадавших, действия националистов квалифицированы как терроризм. Эксперты видят в этом попытку спецслужб дать соответствующий сигнал остальным радикалам, в последнее время часто атакующим здания органов власти.

Розовощекие подростки, в среду рассевшиеся в «аквариуме» одного из залов Мосгорсуда, меньше всего похожи на членов группировки террористов. Всем им от 17 до 19 лет. Тем не менее именно этих девятерых молодых людей и одну девушку столичный Следственный комитет (СК) и оказывавшие им оперативное сопровождение сотрудники ФСБ считают членами так называемой «Автономной боевой террористической организации» (АБТО). На счету АБТО серия поджогов торговых палаток, принадлежащих «лицам неславянской внешности», опорных пунктов полиции, одного из управлений ФСБ, бомба, сработавшая под автомобилем Lexus, и попытка взорвать ТЭЦ на Шаболовке. Под арестом находятся Иван Асташин, Богдан Голонков, Александр Бокарев, Григорий Лебедев, Кирилл Красавчиков, Андрей Мархай, Максим Иванов и Ксения Поважная.

Под подписку о невыезде следователи отпустили только Игоря Зайцева и Ярослава Руднева (как считают адвокаты оставшихся под арестом, «далеко не случайно»), и теперь оба оставшихся на свободе стараются не встречаться с бывшими соратниками взглядом.

На первый взгляд группа подростков на скамье подсудимых напоминает группировку НСО под предводительством Льва Молоткова, члены которой в прошлом году были осуждены на длительные сроки, только бескровную. У них совпадают и возраст, и взгляды, и социальные статусы; на скамье подсудимых точно так же, как Константин Никифоренко и Василиса Ковалева из НСО, жмутся друг к другу Асташин с Поважной. Только если, глядя на членов НСО, зарезавших 27 человек, и слушая их заявления, сразу понимаешь, что перед тобой сидят настоящие праворадикалы, то члены АБТО, явно пытающиеся бравировать новым статусом, больше похожи на школьников, впервые оказавшихся в детской комнате полиции. Единственное, что хоть как-то объединяет сегодняшних подсудимых с их предшественниками, – это маячащие впереди длительные сроки. Сейчас большинству членов АБТО грозит до 15 лет лишения свободы.

Из хулиганов в террористы

Это уголовное дело могло бы так и остаться одной из множества рядовых историй о том, как вчерашние школьники, которым наскучило ходить на «Русские марши», решили «встать на борьбу с системой», поджигая ночами палатки «нерусских» в своих спальных районах, если бы не квалификация их деяний. Сначала следствие вменяло пойманным националистам ст. 167 (порча чужого имущества) УК, потом ст. 213 (хулиганство) УК, а в поступившем в октябре прошлого года в суд обвинительном заключении уже фигурировала ст. 205 (терроризм) УК.

Адвокаты подсудимых, опрошенные «Газетой.Ru», в один голос уверяют, что переквалификация статей на более тяжкие была связана лишь с тем, что следствию нужно было как-то оправдывать длительное пребывание фигурантов дела в СИЗО, и политическими мотивами. «Дело-то стало «террористическим» в декабре 2010 года — вскоре после выступлений на Манежной площади. После этого, видимо, следователи решили менять курс на ужесточение, хотя ясно, что поджог палатки, максимум, «хулиганка», — считает адвокат Лебедева Олег Барыкин. Гособвинение же настаивает на обратном: группировка юных националистов имела устойчивую иерархию, а подрывы и поджоги совершала с целью запугать общественность и повлиять на работу органов власти. По данным следствия, идея создания организации принадлежит Асташину, которого в АБТО называли Пауком. Именно он и его девушка Поважная стали главными вдохновителями многих акций, а потом к ним подключились их знакомые и приятели из числа нынешних подсудимых. Каждый из них вслед за лидером взял себе псевдоним: Голонков, например, стал Сапером, еще кто-то – Мутантом, а единственная девушка в группе Поважная стала именоваться Волчицей.

Террор без пострадавших

Все началось с поджога УФСБ по Юго-Западному административному округу Москвы. В ночь на 21 декабря 2009 года Асташин, Поважная и их подельники, вооружившись видеокамерой, швырнули несколько коктейлей Молотова в окна здания, где располагалось управление спецслужбы. Наутро сотрудники ФСБ обнаружили в своем кабинете четыре сгоревших стула и опаленный подоконник. Как говорится в материалах уголовного дела, «акция прямого действия» нанесла ФСБ ущерб в размере 11 тысяч рублей. После этого члены АБТО продолжили свои ночные вылазки.

За год были подожжены три опорных пункта полиции на окраинах Москвы и в Подмосковье, несколько ларьков, где работали «нерусские», и один торговый павильон на Каширском шоссе.

В одну из ночей, говорится в обвинительном заключении, Асташин, начитавшись в интернете рецептов по изготовлению бомб в домашних условиях, решил опробовать свои навыки на автомобиле Lexus. Правда, после громкого хлопка у машины лишь немного покорежило днище и отвалилась часть бампера. Как уже потом узнал Паук от следователей, Lexus, выбранный им после долгих поисков, принадлежал уроженцу Армении. В ходе всех этих акций ни пострадавших, ни погибших не было. Потенциальную жертву националисты встретили лишь один раз. В ларьке, который они готовились поджечь, находился работавший там выходец из Средней Азии, но прежде, чем огонь охватил постройку, продавец успел из нее выбежать.

С банкой ананасов на ТЭЦ

Первые зацепки у сотрудников ФСБ, которые взяли оперативное сопровождение уголовного дела сразу же после поджога здания своих коллег, появились, по сути, благодаря самим националистам. На следующее утро после поджога на одном из сайтов праворадикалов был опубликован видеоролик под названием «С днем чекиста, ублюдки», где был зафиксирован весь ход акции. Ответственность за нее в ролике брала на себя АБТО. После члены группировки выпустили еще не одну видеокомпиляцию своих похождений, снабжая ее призывами «бороться с системой» и все той же аббревиатурой.

Но задержать националистов все равно помог случай. Первым оперативникам в феврале 2010 года попался Кирилл Красавчиков. Он поджег очередную торговую палатку, но его заметили охранники. Приехавших забирать его полицейских юный националист ждал со сломанным носом под присмотром ЧОПовцев. На допросах он сразу же сознался в серии поджогов, а на основании его показаний оперативники стали задерживать остальных, включая Асташина и Поважную. Правда, после допросов и обысков, в ходе которых у предполагаемого лидера АБТО нашли компоненты самодельных взрывных устройств и банку селитры, его с подругой отпустили под подписку о невыезде. Воспользовавшись этим, Асташин решил скрыться, чтобы продолжить свои акции. «У него родители — очень приличные и кроткие люди, про взгляды сына даже не знали ничего, так как стеснялись спрашивать. После обысков они вообще были в шоке, так что, когда Алексей им сказал, что хочет пожить с Ксюшей вместе у одного из друзей, даже и интересоваться не стали. Мне мама его потом говорила: «Я думала, он на пару дней: ведь он даже зарядку от бритвы не взял», — вспоминает адвокат Асташина Олег Старков.

В итоге националист встретился с мамой только в начале 2011 года, когда оперативникам удалось повторно его найти.

К тому моменту Асташин с Поважной, скрывавшиеся в квартире у приятеля Игоря Зайцева, уже успели поджечь еще несколько палаток и планировали взрыв у ТЭЦ на Шаболовке. Когда в квартиру к Зайцеву ворвались оперативники, к новой акции уже все было готово: Поважная сходила в магазин за ананасами в сиропе, которые друзья съели, а пустую банку Асташин наполнил самодельной взрывчаткой. «И вот эту банку они собирались нести к ТЭЦ, считают следователи. Правда, там мощности как в хлопушке, но взрывотехническая экспертиза проводилась, только чтобы подтвердить, что в банке из-под ананасов взрывчатое вещество», — говорит Старков.

Признание без мотива

В среду в Мосгорсуде все подсудимые один за другим признавали все инкриминируемые им деяния. Единственное, с чем они не соглашались, это с квалификацией. О своих мотивах молодые люди и их адвокаты предпочитают не распространяться. Впрочем из прошлого молодых людей все равно становится ясно, каких взглядов придерживались подсудимые. В СК говорят, что многие из них в разное время состояли в «Движении против нелегальной иммиграции» (ДПНИ) и «Славянском союзе», иногда посещая их митинги, только втайне от родителей. Например, Асташин рассказывал маме, что ходил пикетировать детский сад, где коммерческая фирма собиралась открыть офис, но не говорил, что акцию организовало запрещенное сейчас ДПНИ. Некоторые функционеры московских националистических организаций даже побывали из-за подростков на допросах. Например, оперативники просили опознать Асташина и остальных одного из координаторов ДПНИ Владимира Басманова, но вспомнить кого-либо из молодых людей он не смог. Сотрудники правоохранительных органов звонили и лидеру запрещенного «Славянского союза» Дмитрию Демушкину, но и он никого из подсудимых не опознал. «Да так всегда бывает. Как задержат какого-нибудь юношу такого, так сразу звонят мне. Мол, ходил на митинги наши. Я разве их всех помнить должен?» — говорит Демушкин.

Предупредить и вдохновить

Несмотря на довольно нелепый для права называться террористической организацией послужной список, нежный возраст и полную безвестность среди единомышленников, суд для членов АБТО может закончиться более чем плачевно, считает эксперт центра «Сова» Александр Верховский. «Мне кажется, что терроризм им вменяют именно для того, чтобы неповадно было остальным. На улицах митинги, ОВД и прочие здания органов власти поджигают сейчас и левые, и правые, так что государство хочет себя обезопасить от дальнейших подобных поползновений. Ясно, что тут в первую очередь не азербайджанскую овощную палатку хотят защитить», — сказал он «Газете.Ru». Поэтому, считает Верховский, внушительные сроки, которые, скорее всего, получат националисты, станут определенным предупреждением для тех, кто еще колеблется – уходить в ночь с коктейлем Молотова в руках или нет.

Правда, пример подростков из спального района, получивших сроки по серьезной статье за нехитрые правонарушения, может оказаться заразительным для желающих попасть в пантеон «героев русского сопротивления». «Вдохновить эта история националистов действительно может. Это острее поставит перед потенциальными радикалами вопрос выбора: в этой среде же действительно есть оживленная дискуссия на тему «что делать, чтобы стать героем». Кто-то считает, что надо резать приезжих, а другие настаивают, что надо атаковать государство. Возможно, после этого суда многие националисты определятся с выбором», — предполагает Верховский. Судя по темпу, который взял Мосгорсуд, назначающий заседания на 12.00 каждого дня, кроме понедельника, узнать, какой приговор вынесут членам АБТО и как на него отреагируют их единомышленники, можно будет очень скоро.