Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Это большая неприятность для российской космонавтики»

Роскосмос пока не готов признать станцию «Фобос-грунт» утраченной

Алина Черноиванова (Байконур) 14.11.2011, 14:12
Глава агентства «Роскосмос» Владимир Поповкин ИТАР-ТАСС
Глава агентства «Роскосмос» Владимир Поповкин

Попытки спасти миссию «Земля – Фобос» будут продолжаться вплоть до закрытия окна на Марс в начале декабря. Но в Роскосмосе признают, что шансы невелики. Если связаться со станцией «Фобос-грунт» так и не удастся, причину нештатной ситуации она унесет с собой – в плотные слои атмосферы Земли.

Роскосмос пока не готов признать станцию «Фобос-грунт» утраченной. Глава агентства Владимир Поповкин в понедельник, встречаясь с журналистами после успешного запуска корабля «Союз ТМА-22», заявил, что «шансы невелики, но есть».

Станция «Фобос-грунт» стартовала с космодрома Байконур 9 ноября, в 00.16 мск. Ракета-носитель «Зенит» успешно вывела аппарат на низкую околоземную орбиту с перигеем 207 и апогеем 348 км, автоматически раскрылись солнечные батареи. Затем должна была включиться маршевая двигательная установка для перехода «Фобос-грунта» с опорной орбиты на гиперболическую отлетную траекторию. Но произошла нештатная ситуация: двигатели не запустились.

«Причину (сбоя. — «Газета.Ru») понять до сих пор очень тяжело, потому что мы не можем получить телеметрию с аппарата, — сообщил Владимир Поповкин. – Но сейчас специалисты ведут целый ряд попыток закладки программ, которые мы должны в него заложить для того, чтобы отправить его туда, куда он должен лететь, на спутник Марса Фобос».

По штатной циклограмме полета первый и второй импульс выдаются бортовым компьютером станции на двигатель в автоматическом режиме, но еще до выдачи первого импульса произошел сбой. Как утверждали инженеры НПО им. Лавочкина, создавшие научную станцию, существует возможность перегрузить программу бортового компьютера.

«Время у нас еще есть. Более точный прогноз деградации орбиты показал, что аппарат будет летать до января включительно, — заявил глава Роскосмоса. – А для того, чтобы он мог быть использован по целевому назначению, у нас есть время до первых чисел декабря. Пока шансы есть, мы будем бороться за него».

Шансы закончатся, в первую очередь, когда закроется астрономическое окно на Марс, — это как раз начало декабря («окно», когда расстояние между Землей и Марсом благоприятно для перелета, открывается раз в два года). После закрытия окна реанимировать станцию уже нет смысла: до Фобоса она не долетит. Есть и еще одна критическая отметка — снижение орбиты аппарата до 180–170 км. «Когда мы поймем, что он («Фобос-грунт». — «Газета.Ru») уже пойдет в закрутку и надо прогнозировать время прекращения существования», — уточнил Поповкин. По подсчетам американцев, в атмосферу Земли станция войдет не раньше конца года. Российские специалисты уверены, что времени больше – до конца января.

Сейчас «Фобос-грунт» находится в ориентированном положении. «Это говорит о том, что системы самого космического аппарата работают нормально — он ориентируется на Солнце», — сообщил глава Роскосмоса. Однако связаться со станцией технически сложно, признал чиновник.

Как уже рассказывала «Газета.Ru», сейчас с «Фобос-грунтом» работают прежде всего станции «Спектр-X», модернизированные под этот научный проект, на Байконуре и в Медвежьих Озерах в Подмосковье. «Это 12-метровые антенны для работы в первые две недели полета, на близких дистанциях. Но скорость разворота антенн недостаточна для отслеживания станции на совсем низкой орбите, на которой она болтается сейчас», — пояснял обозреватель журнала «Новости космонавтики» Игорь Лисов.

«Все станции у нас были медленно настраиваемые и предназначены для дальнего космоса, — подтвердил Владимир Поповкин, отвечая в понедельник на вопрос корреспондента «Газеты.Ru». – «Фобос-грунт» летит по нештатной траектории. И сеанс связи с одним измерительным пунктом не превышает семи минут». Он уточнил, что по станции работает «очень остронаправленная антенна», поэтому специалистам пришлось провести определенную работу по перенастройке. «Мощность передатчиков была настроена так, чтоб сигнал доходил туда (на несколько тысяч километров от Земли. — «Газета.Ru»). И мы боялись, что сожжем этим сигналом борт, — пояснил Поповкин. – Сейчас мы расширили окно, чтоб это был не очень узконаправленный луч. Понизили мощность. То же самое сделали наши партнеры по ЕКА на двух своих измерительных пунктах».

«Пока шансы есть, — еще раз подчеркнул глава Роскосмоса. – Но, к сожалению, мы не можем пока даже телеметрию получить, чтоб можно было определенно сказать, какое состояние аппарата и что там произошло — уже не с вероятностными характеристиками (у нас есть разные варианты того, что произошло), а так, чтоб знать однозначно».

Если же попытки не принесут результатов, ничего, кроме ущерба для имиджа российской космонавтики и потери почти 4 млрд рублей (сама миссия стоит около 5 млрд, но 1,2 млрд вернутся по страховке), опасаться не стоит.

«Там (на «Фобос-грунте». — «Газета.Ru») 7,5 тонн топлива. Это топливо в алюминиевых баках, и у нас нет сомнений, что оно взорвется при входе в плотные слои атмосферы. И маловероятно, что вообще какие-то части достигнут земли», — пояснил он.

«Это большая неприятность для российской космонавтики, я не отрицаю. К этой работе шли очень долго, и, конечно, хотелось положительного результата, — сказал глава Роскосмоса. – Но я еще раз говорю: космос – очень сложная вещь, и, к сожалению, могут случаться и такие вещи, как невыполнение целевых задач». «Тем более если говорить о Марсе, то эта планета почему-то не очень любит землян, — добавил он. – Если взять советско-российский космос, всего 30% успешных миссий. У наших партнеров-американцев 50 на 50. У японцев неудача. У европейцев частичная удача».

Но неудача с проектом «Фобос-грунт» не грозит сворачиванию космических научных программ, заверил глава агентства, напомнив, что сейчас Роскосмос пересматривает Федеральную космическую программу в сторону увеличения доли научного и прикладного космоса. «Причем это значительное увеличение финансов за счет перераспределения ресурсов с других программ», — заключил Поповкин.