Кого слушает президент

«Мы выйдем раньше»

Мосгорсуд вынес приговор убийцам адвоката Маркелова

Елена Шмараева 06.05.2011, 13:53
Артём Драчёв

Никита Тихонов получил пожизненный срок, Евгения Хасис — 18 лет колонии. Такое решение в отношении обвиняемых в убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой принял в пятницу Мосгорсуд. Осужденные встретили суровый приговор громким смехом, их защитники готовят жалобу в Страсбург.

Десятки телеоператоров со штативами, видеокамерами и стремянками, фотографы с громоздкими камерами и репетирующие выход в прямой эфир корреспонденты центральных каналов с раннего утра пятницы ждали у здания Мосгорсуда оглашения приговора по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки «Новой газеты» Анастасии Бабуровой. Когда вся толпа переместилась в 507-й зал суда, где присяжные два месяца слушали уголовное дело, атмосфера накалилась в прямом и переносном смысле: судебные приставы держали двери, зрители вытирали со лбов пот. Поближе к металлической перегородке, за которой в зал вели подсудимых — Никиту Тихонова и Евгению Хасис, протискивалась младшая сестра Тихонова, тоже Евгения. Из-за спин зевак и журналистов сыну кивал отец. Мать подсудимого, накануне приходившая на него взглянуть, на оглашении приговора не появилась. Никто из родственников Хасис, как и раньше, в суде замечен не был.

Подсудимых, которые выглядели бодро и кивали знакомым, в пятницу охраняла целая дюжина милиционеров, еще три пристава приглядывали за публикой. Наручники с Тихонова и Хасис решили не снимать.

Изловчившись, подсудимая даже в наручниках смогла приобнять своего гражданского мужа и что-то с улыбкой шептала ему на ухо, пока судья Александр Замашнюк напоминал, в чем обвиняются Хасис и Тихонов: он — в двойном убийстве, она — в участии в нападении на Маркелова, оба — в хранении и ношении оружия и использовании поддельных документов. Основными доказательствами обвинения в суде был найденный у Тихонова «Браунинг» образца 1910 года, из которого застрелили адвоката и журналистку, материалы установленной в квартире подозреваемых прослушки (на записях они обсуждают убийство Маркелова) и видеонаблюдения (прячут и переносят оружие, Тихонов надевает кобуру), показания свидетелей (националистов Ильи Горячева из «Русского образа» и Сергея Голубева по кличке Опер из Blood & Honour). Сам Тихонов признавался в убийстве на шести допросах (и даже показал, как убивал Маркелова и Бабурову), пока защита не изменила тактику.

Подробно перечислять в приговоре доказательства судья не стал, потому что ранее их уже оценила коллегия присяжных, пришедшая к выводу, что Тихонов и Хасис виновны и не заслуживают снисхождения.

На основании этого вердикта к выводу о виновности подсудимых пришел и судья Замашнюк. Он напомнил, что убийство Тихонов и Хасис совершили «на основании чувства собственной исключительности, испытывая нетерпимость, идеологическую ненависть и вражду» к Маркелову. Бабурову киллер застрелил, чтобы не оставлять свидетелей.

Вполуха слушая судью, Хасис разыгрывала целую пантомиму перед сестрой Тихонова, закатывая глаза и что-то говоря одними губами. «Прекрати», — запретил Евгении Тихоновой подавать знаки в ответ конвойный милиционер. Брат из-за стекла судебного аквариума веселил сестру, морща лоб и сдвигая брови домиком. В это время судья Замашнюк зачитывал данные судебно-медицинской экспертизы с перечислением повреждений черепа Маркелова и тканей мозга Бабуровой. Родителям погибшей журналистки не пришлось снова выслушивать подробности смерти дочери: утром в пятницу они улетели домой в Севастополь.

Судья постановил, что виновный в смерти Бабуровой Тихонов должен выплатить ее родителям 2 млн рублей за моральные страдания и 40 тыс. рублей компенсации судебных издержек.

Чтение приговора заняло у судьи Замашнюка чуть более получаса. За это время подсудимые перестали шептаться и стали говорить уже в полный голос. Хасис время от времени разражалась громким смехом, окидывая взглядом зал. Когда председательствующий упомянул, что Хасис до задержания «занималась общественно-полезным трудом и положительно характеризовалась по месту работы», подсудимая одобрительно кивнула. И с деланным удивлением повернулась к Тихонову, когда судья огласил ей срок: «О, аж два года скинул!»

Прокуратура накануне требовала для Хасис 20 лет колонии; суд решил, что она заслуживает наказания в виде 18 лет лишения свободы. Тихонов отправится в колонию особого режима на пожизненный срок.

Деловито перечислив, какие вещдоки необходимо уничтожить, а какие оставить в распоряжении правоохранительных органов (к последним относится изъятое оружие), и напомнив, что срок обжалования приговора — 10 дней, судья Замашнюк обратился к подсудимым:

— Вам понятен приговор? Есть какие-то вопросы?

— Да уж с марта никаких вопросов! — придвинулся к микрофону Тихонов. После этих слов подсудимых стали выводить из зала.

— От Василисы, Николы и Васи Кривца привет! — крикнула Тихонову сестра. (Василиса Ковалева — обвиняемая по делу группировки националистов «НСО-Север», ей вменяются два убийства. Никола Королев — осужденный на пожизненное заключение за взрыв Черкизовского рынка националист. Василий Кривец приговорен к пожизненному сроку за 15 убийств неславян.)

У выхода из зала подсудимых ждали соратники, уверенные в их невиновности. Пожилая женщина, читавшая во время оглашения приговора молитвы, спешила дать комментарий тележурналистам. «Я считаю своего сына невиновным», — выступал перед группой репортеров Александр Тихонов.

— До скорой встречи, братик! — не унималась Евгения Тихонова.

— Они не тебе приговор вынесли, а себе, — кричал осужденному коротко стриженный молодой человек, в курилке показавший корреспонденту «Газеты.Ru» огромную свастику, вытатуированную на плече.

— Мы выйдем раньше, — успел сказать Тихонов группе поддержки, прежде чем за ним закрылась дверь.

Если приговор подтвердят кассационные инстанции и он вступит в законную силу, эта встреча подсудимых может стать последней на долгие годы: в Верховном суде заседания проходят в отсутствие обвиняемых, с использованием видеотрансляции из СИЗО.

Защита Хасис и Тихонова будет подавать кассацию на приговор в Верховный суд, а также готовит жалобу в Страсбург.

О том, что заявление в Европейский суд по правам человека уже пишется, сообщил «Газете.Ru» адвокат Тихонова Александр Васильев, назвавший приговор Мосгорсуда «беспределом и беззаконием». «Приговор постановлен при полном отсутствии доказательств в отношении моей подзащитной», — вторил коллеге защитник Хасис Геннадий Небритов.

«Проигрывать надо достойно, — кивнул в сторону адвокатов подсудимых прокурор Борис Локтионов, покидая зал суда вместе с коллегой Еленой Суховой. — Жаловаться можно, даже в Европейский суд. Но вердикт был вынесен взвешенный, законный и обоснованный». Представитель семьи Маркелова — его брата Михаила и вдовы Галины Гога — адвокат Роман Карпинский сказал «Газете.Ru», что считает приговор «адекватным и справедливым».