Кого слушает президент

«С этого началось дело Магнитского»

Экс-партнер Hermitage Capital Иван Черкасов рассказал «Газете.Ru» об уголовном деле, по которому его заочно арестовали

Полина Никольская 04.05.2011, 23:31
Иван Черкасов pik.tv
Иван Черкасов

Тверской районный суд Москвы заочно арестовал экс-главу ООО «Камея», партнера фонда Hermitage Capital, Ивана Черкасова. Сам Черкасов сейчас живет в Лондоне. Он рассказал «Газете.Ru», когда уехал из России и как расследовалось его уголовное дело.

— Сегодня Тверской суд вынес решение о вашем аресте, будете ли его обжаловать?

— Другого решения никто и не ждал, потому что Тверской районный суд — карманный суд Следственного комитета (СК) при МВД. Все решения и ходатайства по делу Hermitage Capital и по продлению ареста Сергея Магнитского вынесены именно этим судом.

Сегодняшнее решение будет обжаловано в трехдневный срок в Мосгорсуде, дальше посмотрим по результатам кассации. В случае отклонения будем обращаться в Верховный суд и в Страсбург.

Решение незаконно, но прекратить дело против компании ООО «Камея» следователи не могут: с него началось дело Hermitage Capital. Прекратить дело для них значит признать всю громаду лжи, которая была выстроена следствием. Придется и объяснить, почему был умерщвлен Магнитский и куда делись похищенные миллиарды государственных денег.

— Как развивалось дело против «Камеи»?

— Hermitage Capital — инвестиционный консультант различных зарубежных клиентов, он имеет ряд несколько инвестиционных мандатов. В частности, есть мандат и на консультирование компании ООО «Камея». Она принадлежала крупному иностранному инвестору, российским юридическим лицом (ООО «Камея») владела кипрская компания. К Hermitage Capital ООО «Камея» не имела отношения: у них разные учредители и владельцы. В конце 2005 года Уильяма Браудера не пустили в Россию, и пришлось думать, как жить дальше и продолжать бизнес Hermitage Capital. По разным причинам (тут и безопасность, и просто работа) мы решили перебазироваться в Лондон. В феврале 2006 года я приехал в Лондон в числе первого десанта, мы получили лицензию, урегулировали формальности с рабочими визами и продолжили работать. С марта 2006 года я в России не появлялся и в Великобритании нахожусь по рабочей визе. Уголовное дело о неполной уплате налога на дивиденды в отношении ООО «Камея» было возбуждено через полтора года — 28 мая 2007 года.

Теперь следствие утверждает, что я якобы скрываюсь, но дело-то было возбуждено, когда я уже более года работал за пределами России.

В июне 2007 года обыски прошли в офисах Hermitage Capital и российского аудитора фонда — Firestone Duncan, несмотря на то что последним ООО «Камея» не обслуживалась. Это не помешало полковнику Артему Кузнецову прийти именно туда, конфисковать все документы, всех компаний, не относящихся к «Камее», включая ООО «Рилэнд», «Махаон» и «Парфенион». Забрали все: печати, оригиналы правоустанавливающих документов, финансовые отчеты и т. д. Чуть позже эти документы, которые находились у следователя Павла Карпова, попали в руки мошенников. Преступники незаконно перерегистрировали компании на себя и в конечном итоге похитили из госказны РФ 5,4 млрд рублей, которые годом ранее были уплачены этими компаниями фонда Hermitage. О краже российских компаний мы узнали, будучи в Лондоне, в октябре 2007. Нам на московский номер офиса позвонил пристав из Санкт-Петербурга и сообщил о некоем судебном решении, по которому в пользу какой-то фирмы были взысканы миллиарды рублей с российских компаний фонда.

Единственным человеком в Москве, который мог бы в этом разобраться, был Сергей Магнитский. Он и был нанят фондом.

— «Камее» вменяется в вину уклонение от уплаты налогов на 2 млрд рублей, что это за деньги?

— Дело «Камеи» — это преступная фабрикация, которая использовалась нечистоплотными следователями как отмычка, чтобы получить доступ к финансовой документации и правоустанавливающим документам компаний фонда, в том числе Hermitage Capital. В январе 2006 года «Камея» реализовала на фондовом рынке большой пакет акции, прибыль составила примерно 11,56 млрд рублей. Так как это российское предприятие, налог на прибыль составил 24%. В феврале ООО «Камея» заплатила 2,9 млрд рублей налога на прибыль в российский бюджет. Оставшуюся чистую прибыль акционеры общества распределили. В связи с тем что акционером общества была кипрская компания, которая вложила в уставный капитал российского ООО «Камея» более $100 тысяч, а ее директоры и финальные бенефициары никогда не работали в России и акционер не вел никакой предпринимательской деятельности на территории страны, налог на дивиденды должен был составить 5%. В течение 10 дней после распределения прибыли этот дополнительный налог в размере более 570 млн рублей был выплачен. Таким образом, суммарно за 2006 год компания заплатила более 3,5 млрд рублей в российский бюджет.

Сейчас Карпов и следователь Олег Сильченко утверждают, что ООО «Камея» и ее учредитель в дополнение к уплаченным налогам должны заплатить еще раз 24% налога.

Но это полный бред! О каком налоге они говорят — непонятно. Если о налоге на дивиденды, то такой налоговой ставки на дивиденды в 24% не существует в природе, а если речь идет о налоге на прибыль, то он уже был уплачен. Никто не может взыскать один и тот же налог, полученный из одного и того же источника прибыли, дважды — даже Карпов с Сильченко. Это также не поняли налоговые органы, которые дважды проверяли «Камею». Первая проверка прошла в ноябре 2007 года, по ее итогам налоговая установила своевременную оплату всех налогов на дивиденды. Затем в 2009 году была проведена полная выездная налоговая проверка за 2006 год, которая, ознакомившись в том числе с аргументами следствия, пришла к выводу об уплате налогов в полном соответствии с законом.

— Дело расследуется с 2007 года, почему о вашем аресте ходатайствовали только сейчас?

— Просто на каждое наше действие идет противодействие правоохранительных органов. Когда мы поняли, что переоформленные компании фонда украли, мы подали заявления в Генпрокуратуру и в Следственный комитет. В результате фабрикуется дело против Браудера. Затем после наших жалоб о том, что у государства были похищены 5,4 млрд рублей, дело заводят на моего адвоката Эдуарда Хайретдинова, ему приходится уехать из России. Мы просим проверить компании, подававшие против нас иски, выясняем, что они уже действовали такими же преступными схемами и украли в 2006 году 3 млрд рублей из российского бюджета. Снова пишем заявление в Генпрокуратуру, и на этот раз дело заводят против Магнитского.

На проверки налоговой, которая не нашла нарушений в уплате налогов, Сильченко ответил: «У налоговой свое видение, а у СК при МВД — свое». Я письменно через адвоката передавал Сильченко свои объяснения, он их изымал как незаконные и говорил суду, что я отказываюсь сотрудничать со следствием.

Нынешний арест — это ответ на наше обращение в швейцарскую прокуратуру.

Она возбудила уголовное дело по факту возможного отмывания денег экс-главой налоговой инспекции № 28 Москвы Ольги Степановой, которая одновременно вместе с инспекцией № 25 (куда компании предварительно были перерегистрированы преступниками) приняла решение о незаконном возврате налогов, уплаченных фондом ранее в бюджет. У всех участников этой аферы есть счета в Европе, и сегодняшнее решение суда — это ответ на дело швейцарской прокуратуры. Повторюсь, дело ООО «Камея» закрыть не могут: с этого дела началась кража компаний, дело Магнитского, с него обогатились налоговые инспекции и следователи.

— Вы сейчас работаете в Hermitage Capital? Ваши дальнейшие действие?

— Будем обжаловать решение, нас оно не остановит. Да, я сейчас работаю в фонде в Лондоне, нахожусь здесь по рабочей визе, гражданство у меня российское.