Правила пожарного беспорядка

Кто виноват в лесных пожарах

Полина Никольская, Рустем Фаляхов, Ярослав Гунин (Нижний Новгород), Любовь Ковалева (Нижний Новгород) 04.08.2010, 21:10
ИТАР-ТАСС

«Газета.Ru» провела расследование причин распространения огня в Центральной России и пришла к выводу, что эффективно бороться с пожарами мешают системные ошибки в законодательстве.

Президент Дмитрий Медведев пообещал устроить в связи с лесными пожарами «разбор полетов» губернаторам и правительству. «Прежде, чем эти выводы будут сделаны, я еще соберу губернаторов и правительство, проведем «разбор полетов» — кто как работал, что делал», — сказал он в среду на совещании с членами Совета безопасности по вопросам обеспечения противопожарной безопасности спецобъектов. Против чиновников на местах уже возбуждаются уголовные дела по статье «халатность». Россельхознадзор заявил, что лесничества Подмосковья были не готовы к пожароопасному сезону. МЧС пожаловалось, что для тушения горящих лесов не хватает техники. Эксперты же считают, что ситуация с пожарами вышла из-под контроля из-за несовершенства российского законодательства.

Кто отвечает за горящие леса

По ст. 83 Лесного кодекса за ликвидацию лесных пожаров отвечают субъекты федерации (исключение — Московская область, где леса охраняет Федеральное агентство лесного хозяйства (Россельхоз). Деньги на предупреждение и тушение пожаров регионы получают из федерального бюджета «исходя из площади эксплуатационных лесов, защитных лесов, интенсивности их использования, количества проживающего на территориях соответствующих субъектов населения и показателей пожарной опасности лесов». После этого регионы уже сами распоряжаются выделенными средствами. По данным МЧС, в 2010 году наиболее пострадавший от пожара Центральный федеральный округ получил около 634 млн рублей, Приволжский федеральный округ — почти 115 млн рублей. Всего в 2010 году регионы получили около 15 млрд рублей. В 2009 году эта сумма была на 15% больше — 17,6 млрд рублей.

Единый орган, контролирующий пожарную безопасность в лесах, в стране фактически отсутствует. На заседаниях правительства по вопросам лесным пожаров присутствуют глава МЧС Сергей Шойгу, первый вице-премьер Виктор Зубков, генералы МЧС. «Формально есть Федеральное агентство лесного хозяйства. Но оно входит в состав Минсельхоза, и его руководитель не выступает на таких мероприятий. Лесников как будто нет», — сказал «Газете.Ru» координатор «Лесной кампании» Международного социально-экологического союза Владимир Захаров.

На местах ответственность за пожаротушение, как правило, лежит на региональных министерствах природы или органах управления лесным хозяйством. Но, говорит руководитель проекта «Гринпис» по охране особо охраняемых территорий Михаил Крейдлин, обычно эти ведомства напрямую не контролируют тушение пожаров.

Как говорится в законе, «государственный пожарный надзор в лесах может осуществляться государственными учреждениями (ГУ), подведомственными органам государственной власти субъектов России». Поэтому власти могут объявить конкурс среди госучреждений. Чаще выигрывают подведомственные местным министерствам унитарные госпредприятия (хотя иногда, говорит Крейдлин, «место достается «левым» конторам, которые не обладают техническими спецсредствами»). В серьезно погоревшей Нижегородской области за тушение пожаров отвечает ГУ «Нижегородский лесопожарный центр» (НЛЦ), являющийся подразделением областного Минприроды. «Учреждение является юридическим лицом, имеет собственное наименование, обособленное имущество на праве оперативного управления, самостоятельный баланс и лицевые счета в органах, осуществляющих казначейское исполнение бюджета», — сказано на сайте министерства. Заместитель директора НЛЦ Антон Конурин сообщил «Газете.Ru», что в центре 292 сотрудника, из них около двух сотен работников пожарно-химических станций, 50 водителей лесничеств и 40 инженеров. У центра есть 110 единиц тяжелой техники – тракторы, пожарные машины, автоцистерны. НЛЦ пользуется системой видеонаблюдения «Лесной дозор», представляющая собой сеть расположенных на вышках операторов связи видеокамер с радиусом обзора одной точки до 30 километров.

Тем не менее, по словам Конурина, для профилактики и тушения пожаров на подведомственной центру территории в 3 млн га имеющихся средств недостаточно: «У нас на 36 лесничеств всего 12 пожарно-химических станций. На такую площадь сил надо в два раза больше».

У НЛЦ заключен договор с Владимирской и Новгородской авиабазами – ежедневно по одному пилоту от каждой должны патрулировать лес. Конурин говорит, что для патрулирования с воздуха двух самолетов вполне хватает, но из-за недостатка средств на топливо машины не могут вылетать с нужной частотой.

В бухгалтерии центра сказали, что в 2010 году организация «как и вся страна в связи с кризисом была зажата в плане денег». Выделенные областным Минприроды субвенции в основном идут на заработную плату работникам, на горюче-смазочные материалы и содержание техники. «Эти три статьи расходов составляют порядка 70-80% выделенных средств. Остальное идет на оплату коммунальных услуг и подобное», — пояснили в бухгалтерии. Новую технику центр получал в последний раз в ноябре-декабре 2009 года: часть выдало Минприроды, часть купили сами. «С апреля по октябрь у нас пожароопасный сезон. После того, как он заканчивается, мы готовимся уже к новому: ремонтируем технику, закупаем новую. У нас в целом числится 400 единиц техники, всю надо подготовить, многие машины проходят капитальный ремонт. В прошлом году мы закупили автомобили «Егерь», трактора, «КамАЗы» со специальными бочками для подвода воды, тракторы», — сказала собеседница «Газеты.Ru».

На арендованных участках леса тушением пожара, по закону, помимо ГУ, должны заниматься арендаторы.

«Но не везде они этим реально занимаются. Арендатор должен заключать договоры с какими-то третьими структурами, обеспечивать кого-то горючим. Но обязать его тушить пожары фактически невозможно», — говорит Крейдлин. Захаров поясняет, что с тушением пожаров, как правило, справляются арендаторы в крупных лесопромышленных регионах. «У крупных лесопромышленных компаний есть, как правило, и силы и средства для профилактики и тушения пожаров. Но проблема в том, что в Подмосковье и во многих регионах Центральной России леса не представляют интереса для лесозаготовок. Здесь леса — место отдыха, и арендаторы, соответственно, другие — они, как правило, не могут квалифицировано бороться с огнем», — добавляет Захаров.

Что изменил Лесной кодекс

До принятия нового Лесного кодекса на большинстве территорий ответственными за предотвращение пожаров были лесники. «До реформы законодательства 2007-2008 годов существовала государственная лесная охрана. Леса делились на обходы, которые были закреплены за конкретным сотрудником – фактически это и был классический лесник. Он знал свою территорию, патрулировал ее и любые нарушения пресекал. После реформы лесхозы объединили в лесничества. Нынешние лесничества включают в себя иногда 4-5 лесхозов. При этом число сотрудников сократилось», — рассказывает Захаров. Сейчас, по словам Захарова, лесничий просто не успевает патрулировать огромные территории леса, кроме того, должен выполнять много «бумажной работы». «Лесничий фактически чиновник: он занимается разрешениями и согласованиями, на большее его не хватает. Многие работники лесной охраны ушли в итоге в лесопромышленные компании, потому что там востребовано знание об охране леса. В лесном хозяйстве остались либо фанаты, либо пенсионеры», — говорит Захаров.

При этом эксперт отметил, что если ранее лесник мог самостоятельно потушить начинающийся пожар, то теперь в ряде случаев его, как и сотрудника МЧС, могут обвинить впоследствии в нецелевом расходовании средств, так как формально ответственными именно за тушение пожаров оказываются другие организации и ведомства.

Источник «Газеты.Ru» в Выксунском лесничестве Нижегородской области мнение экспертов подтвердил. По словам одного из сотрудников, после введения нового штатного расписания в связи с изменениями в Лесной кодекс лесное хозяйство «было развалено»: были уволены многие работники, «хорошие люди, которые в качестве лесников хорошо выполняли свои обязанности».

МЧС и лесные пожары

МЧС, которое сейчас сообщает о результатах работы по тушению лесных пожаров, ответственно только за защиту населения и объектов экономики во время пожаров. Фактически, по закону, спасатели начинают тушить огонь, только когда он подходит к деревням, электростанциям, железным дорогам и другим объектам. Эксперты в области охраны леса говорят, что МЧС «тушить лесные пожары не умеет: фактически спасатели этим никогда не занимались».

Источник в центральном аппарате МЧС России сообщил «Газете.Ru», что у спасателей пока достаточно сил и средств для защиты от пожаров населения – но не для того, чтобы остановить охватившие Россию лесные пожары. По его словам, сейчас ведомством используются уже резервные средства, предназначенные на случай других ЧС. За топливо на вылеты вертолетов и самолетов из резерва, министерству должны вернуть деньги, чтобы во время других происшествий авиация могла вылететь на место. «Кто будет возвращать средства, решат власти», — сказал источник.

При реформе 2005 года противопожарная служба была разделена на федеральную и региональную. В каждом регионе появились Главные управления МЧС, куда входит федеральная группировка пожарных, и Управления противопожарной службы субъектов федерации, подчиняющиеся областным, республиканским и краевым администрациям. Региональные пожарные охраняют жилой сектор, частные и большинство государственных предприятий. Именно они в основном выезжают первыми на вызовы из деревень. На федеральные управления возложены функции Госпожнадзора, а также охрана особо важных, пожароопасных объектов и объектов федерального значения.

Рядовые пожарные после начала реформы еще в 2005 году высказывали опасения, что в итоге после всех изменений может возникнуть недофинансирование региональных частей из-за того, что губернаторы будут выделять недостаточно средств на оснащение пожарных частей необходимой техникой.

В разговоре с корреспондентом «Газеты.Ru» жители пострадавших от пожаров районов жаловались, что когда огонь приближался по верхушкам деревьев к их домам, в службе «01» им отвечали, что техники на местах нет, спасать жителей некому и советовали эвакуироваться самим. Во всех пострадавших районах, по рассказам очевидцев, жители сначала тушили свои деревни сами. «Огонь четыре дня горел около села, никому дела не было. На третий день солдат к нам прислали полосу окапывать, а их питанием никто не озаботился. Они копают с утра до вечера, а мы с каждого дома по 50 рублей им на еду собирали, чтобы в магазин сходить и их накормить», — рассказал «Газете.Ru» житель сгоревшего дотла села Верхняя Верея Владимир Кабанов.

Как сказали «Газете.Ru» в ГУ МЧС по Нижегородской области, на вызовы жителей деревень выезжали те подразделения, «что были ближе» вне зависимости от того, федеральные они или региональные. Впрочем, в Управлении по гражданской обороне и чрезвычайным ситуациям Выксунского района «Газете.Ru» сообщили, что когда из Рязани пожар перекинулся на леса Нижегородской области и подошел к деревне Семилово, первыми на место выехали именно региональные и районные отряды. «Но тут успеть было невозможно, — рассказывает один из пожарных управления, который предпочел сохранить анонимность. – Огонь как смерч уничтожил за 15 секунд деревню».

По словам собеседника, если бы на помощь не пришли подразделения из других районов, остановить хотя бы на время огонь, скорее всего, не удалось бы.

На следующий день в регион уже приехали силы и средства МЧС из других областей, а затем и отряды МЧС России. «Нижегородская область испытывала острый недостаток специальной техники для тушения лесных пожаров. Нам помогали крупные компании, такие, как «Волготрансгаз», «Газпром», а также дорожники, но, тем не менее, этого всего не хватило, чтобы совладать с огнем», — сказал также в интервью «Газете.Ru» министр экологии и природных ресурсов Нижегородской области Юрий Гагарин.

Регионы и деньги

Эксперты говорят, что, как правило, финансирование региональных организаций намного ниже организаций и ведомств федерального значения. Все регионы, в которых из-за пожаров введен режим ЧС, испытывают дефицит бюджета, сказал «Газете.Ru» руководитель департамента госконсалтинга ООО «Бизнес Решения» Алексей Калинин. Например, доходы бюджета-2010 Воронежской области составят 39,3 млрд рублей, расходы – 42,6 млрд, таким образом, дефицит составляет 3,3 млрд рублей. Дефицит бюджета Подмосковья — 18,9 млрд рублей. В Нижегородской области властям удалось сократить бюджетный дефицит до 8,2 млрд рублей, но 29 июня 2010 года, когда в области уже вовсю полыхали лесные пожары, доход решено было потратить на зарплаты бюджетникам и на областную программу «Развитие социальной и инженерной инфраструктуры как основы повышения качества жизни населения Нижегородской области на 2010 год». По словам Калинина, в предстоящей предвыборной компания 2011-2012 годов «региональные власти кровно заинтересованы в исполнении социальных мандатов, а не в укреплении пожарных команд».

В 2009 году после летних лесных пожаров Россельхоз, подводя итоги работы по борьбе с возгораниями, сообщил, что часть регионов остро нуждается в дополнительных ресурсах пожаротушения.

Как говорилось в документах Россельхоза, «уровень готовности лесной авиации к пожароопасному сезону составлял менее 53%», «во многих регионах отмечалось слабое взаимодействие авиалесоохраны с наземными службами пожаротушения» — в результате при аналогичном количестве лесных пожаров по сравнению с 2008 годом площадь, пройденная огнем, увеличилась более, чем в 3 раза. Ведомство подготовило план действий на 2010 год, согласно которому «из нераспределенного резерва субвенций» бюджета должны были выделить деньги «на межрегиональное маневрирование сил и средств пожаротушения субъектов России при условии нехватки средств на тушение лесных пожаров». Однако после этого ни один из указанных субъектов федерации почему-то так и не подал заявку в Федеральное агентство лесного хозяйства «на переброску сил и средств пожаротушения в соответствии с заключенными соглашениями», напомнил ведущий эксперт проекта «Система Главбух» Роман Борисов.

Эксперты опасаются, что когда пойдут дожди и лесные пожары погаснут, причины, по которым пламя с огромной скоростью распространилось по регионам, снова будут никому не интересны.

«Леса всегда горели и будут гореть. Ежегодно в России сгорает намного больше леса, чем уничтожается промышленностью. Сейчас во многом повторилась ситуация предыдущих годов. – говорит Владимир Захаров. — Но впервые пожары приводят к десяткам жертв и пострадавшим. Главное, чтобы на проблему обратили внимание и она не забылась».