Кого слушает президент

Описанный писатель

Арестовано имущество лидера запрещенной партии НБП Эдуарда Лимонова

Олеся Герасименко 26.08.2008, 19:47

Имущество лидера запрещенной НБП Эдуарда Лимонова арестовано. Судебные приставы в его квартире описали книги и подарки на общую сумму 15 тыс. рублей. После их реализации деньги перейдут на счет Юрия Лужкова, которому Лимонов останется должен чуть меньше 485 тысяч.

Во вторник сотрудники 1-го межрайонного отдела по ЦАО Управления федеральной службы судебных приставов (УФССП) наложили арест на имущество лидера нацболов Эдуарда Лимонова. К писателю, проигравшему мэру Москвы Юрию Лужкову иск в 500 тыс. рублей за оскорбление чести и достоинства, приехали шестеро сотрудников службы. В квартире на Нижней Сыромятнической улице, которую Лимонов называет «рабочим кабинетом», вместе с ним с часу дня приставов ждали корреспонденты, операторы центральных каналов и адвокат писателя Алексей Орлов.

Около трех дня сотрудники ФСП приехали, проверили, что вещи Лимонова находятся только в одной из двух комнат арендуемой квартиры, выгнали из нее всех журналистов и заперли дверь. В понятые приставы взяли пришедшего в офис Лимонова вместе с корреспондентами «Газеты.Ru» фотографа — удостоверившись перед этим, что он не является официальным сотрудником какого-либо СМИ. Снимать ему при описи запретили.

В небольшом кабинете Лимонова – письменный стол советского производства, два кресла, обитые черным кожзамом, кушетка с желтым матрасом и несколько стеллажей IKEA, заполненных книгами.

На них приставы и обратили внимание в первую очередь.

— У вас есть Библия?

— Нет, только Коран. А почему вас это интересует?

— Если нет, то ваш вопрос снимается как не относящийся к делу.

Представителей ФСП заинтересовали старые книги 30-60-х годов, в том числе трехтомник военной истории, принадлежавший отцу Лимонова, и английское издание статей В. Ленина. Глядя, как сотрудница службы пытается найти год издания на форзаце, писатель забрал книги у нее из рук:

— Разрешите, я получше с ними знаком…

Наложили арест и на три пачки тонких брошюр издательства «Контркультура», присланных Лимонову после разорения фирмы. В стопку предназначенных для описи книг случайно попал и сборник стихов Лермонтова со штампом «Детская библиотека», который лидер запрещенной партии, по его словам, читал накануне для «поднятия настроения перед визитом неприятных гостей». Вычеркивать его не стали.

Помимо книг приставы описали кресла политика (диван их не заинтересовал), его мобильный телефон, неработающий факс, сломанный фотоаппарат Canon, нож с памятной гравировкой и подарочную фляжку.

Пока они работали, Лимонов сидел на столе и развлекал конвоиров и понятых рассказами о тюрьме и намеками на богатство жены мэра Елены Батуриной. Украинские гривны, три банки и мешочек с мелочью, которую активисты НБП собирали для уплаты штрафа, приставы брать отказались, посоветовав отнести их в банк.

Всего в листах описи появилась 21 позиция предположительной общей стоимостью 14 тыс. 850 рублей.

По словам понятых, эта сумма существенно завышена и может в разы уменьшиться при пересчете профессиональных оценщиков. «В четверг Эдуард поедет к приставам, чтобы подписать заверенную копию протокола описи. После этого мы обжалуем арест имущества и будем ждать решения суда», — сказал «Газете.Ru» представитель писателя Орлов. В случае если суд сочтет все действия приставов правомерными, мобильный телефон, фляжку и книги Эдуарда Лимонова «пустят на реализацию». Вырученные деньги перечислят на счет Лужкова. «Только вряд ли кто-то их будет покупать, особой ценности они не имеют. Только если как вещи того самого Лимонова», — поделилась своими соображениями сотрудница пресс-службы ФСП. Она была явно разочарована скромным жилищем писателя, но все равно сделала несколько памятных снимков кухни Лимонова, где над плитой сушились его майки и носки.

В гостях у опального политика сотрудники ФСП пробыли почти два часа. Результатом стал запрет на продажу и вывоз описанного имущества, а также запрет Лимонову выезжать за границу. «Сегодня он попал в списки должников, которым ограничена свобода передвижения. По России он ездить сможет, а вот за рубеж, пока не выплатит все деньги, не попадет», — сообщила «Газете.Ru» представитель пресс-службы.

Проводив представителей власти, Лимонов повеселел и решил отпраздновать их уход с оставшимися журналистами.

— Ну что, теперь можно и по рюмочке? Только сбегать надо.