Ливанов боевой супротив Яровой

Что стоит за слухами о назначении Яровой на пост министра образования и науки

Николай Городецкий, Владимир Гелаев 09.04.2015, 08:51
Председатель комитета Государственной думы РФ по безопасности и противодействию коррупции Ирина... Михаил Джапаридзе/ТАСС
Председатель комитета Государственной думы РФ по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая

В Министерстве образования и науки активно ходят слухи, что скоро министра Дмитрия Ливанова снимут и на его место придет депутат Ирина Яровая. Такого не может быть, заверяют источники «Газеты.Ru». Почему сейчас эта замена не может произойти и что должно случиться, чтобы она стала реальностью, разбирался отдел науки «Газеты.Ru».

Quo vadis

Слухи о возможных изменениях в составе правительства Дмитрия Медведева циркулируют год, но они резко возобновились в последние два месяца, в условиях экономического кризиса, с одной стороны, и волны патриотического подъема — с другой.
Обсуждаются первые кандидаты «на заклание» и их потенциальные сменщики. Одной из возможных «жертв» называют министра образования и науки Дмитрия Ливанова. Как и его предшественник Андрей Фурсенко, являющийся ныне советником президента России, он считается не самым популярным министром в силу неоднозначности принятых им решений.

В последнее время появились слухи, что Ливанова сменит не кто иной, как председатель думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая.

Имя Яровой давно стало нарицательным и используется для обозначения инициатив, которые критики называют псевдопатриотическими. Например, она заявляла, что изучение иностранных языков в школах является угрозой российским традициям и число отведенных на них часов необходимо сократить.

Любопытно, что политическую карьеру Яровая начинала в «Яблоке». В 2007 году она перешла в «Единую Россию», где и остается до сих пор. С недавних пор она стала активно делать заявления, связанные с образованием, что и послужило поводом для появления слухов о ее министерских амбициях.

Знакомый с ситуацией источник «Газеты.Ru» в научно-образовательных кругах уверен, что замены Ливанова на Яровую не произойдет.

Министерство образования и науки имеет четкую задачу выстроить систему науки в стране, близкую к западным стандартам: это и ориентация на публикации в журналах с высоким импакт-фактором, и места в рейтингах вузов. В недавнем проекте программы фундаментальных исследований, который был составлен Минобрнауки, четко говорится о задаче формирования в Российской Федерации «глобально конкурентоспособного, интегрированного в международную систему фундаментальных исследований сектора фундаментальных наук».

По словам источника, пока Андрей Фурсенко является советником президента России по науке, данный курс Минобрнауки вряд ли будет изменен.

«Если ситуация с Украиной опять начнет накаляться и страна все-таки встанет на дорогу полной изоляции от внешнего мира, тогда возможны любые варианты, тем более что сама Яровая была бы не против стать министром и заниматься патриотическим воспитанием молодежи», — считает другой источник «Газеты.Ru».

Отдел науки «Газеты.Ru» оценил деятельность Минобрнауки за последние годы с тем, чтобы убедиться, что приход Яровой будет означать полный отказ от нынешней политики.

Россия перенимает лучшее

Пять лет назад, в 2010 году, престижный журнал Nature опубликовал статью «Научная гласность», посвященную состоянию российской науки, основой для которой послужило интервью «Газете.Ru» президента РАН Юрия Осипова.

С тех пор ситуация несколько изменилась в лучшую сторону.

Главным успехом Ливанова стал поворот к западным научным стандартам и активное их внедрение в условиях российской действительности.

Сам министр в интервью журналу Nature в январе 2015 года заявил, что, несмотря на политическую конфронтацию со странами Запада, Россия продолжит участвовать в крупных международных проектах, таких, как Большой адронный коллайдер (БАК), Европейский рентгеновский лазер на свободных электронах (XFEL) и Международный экспериментальный термоядерный реактор (ИТЭР).

Кроме того, Россия планирует принять участие в работе над расположенным во Франции исследовательским ускорительным комплексом European Synchrotron Radiation Facility (ESRF — источник синхротронного излучения третьего поколения).

«Я убежден, что научное сотрудничество не должно зависеть от временных изменений экономической и политической ситуации. В конце концов, производство новых знаний и технологий — взаимовыгодный процесс», — заявил Дмитрий Ливанов.

В интервью «Газете.Ru» министр рассказал, что если смотреть по публикациям, то у России — положительный тренд.

«Мы растем примерно теми же темпами, что и государства, с которыми мы традиционно соперничали, — ведущие европейские страны и США. Этот рост — несколько процентов в год, — уточнил Ливанов. — Но действительно, страны, которые активно инвестировали в науку последние 15–20 лет, — Китай, Бразилия, Корея, Индия, Турция — растут гораздо быстрее».

Реформа без позитивных изменений

Дмитрия Ливанова определенно запомнят из-за реформы Российской академии наук.

Необходимость реформы признает большинство, ее формат одобряют немногие, а споры вокруг происходящего ведутся до сих пор.

На впервые проведенной в нынешнем году церемонии вручения премии «За верность науке» основным научным достижением России в 2014 году было названо создание Федерального агентства научных организаций, которое, в частности, занимается имущественными вопросами.

По состоянию на 1 января 2015 года 72,6% объектов, закрепленных за организациями ФАНО России, поставлено на государственный кадастровый учет. При этом глава ФАНО Михаил Котюков пообещал зарегистрировать все имущество РАН до конца года.

Тем не менее в ученой среде к деятельности ФАНО многие относятся с обоснованным скепсисом.

Так, председатель совета по науке при Минобрнауке академик Алексей Хохлов сначала отметил, что ФАНО «смогло за год эффективно переключить на себя управленческие функции».

Вместе с тем он констатировал, что никаких позитивных изменений в институтах ФАНО пока не наблюдается, более того, заметен резкий рост не всегда оправданного бумаготворчества со стороны ФАНО.

«Уже после заседания Совета по науке было наконец реализовано наше давнее предложение — создан Научно-координационный совет ФАНО. Можно надеяться, что, когда он заработает в полную силу, многие накопившиеся в институтах ФАНО проблемы будут сняты», — резюмировал Алексей Хохлов.

Помимо прочего, Министерство образования и науки активно критиковало РАН за то, что она обладает новыми полномочиями, теперь отвечает за всю фундаментальную науку в стране, но при этом ими совершенно не пользуется.

Заместитель министра образования и науки Людмила Огородова говорила, что РАН получила небывалые для себя функции по экспертизе и координации для всего сектора поисковых фундаментальных исследований не только ФАНО, но и вузов, и бюджетов, полностью всей системы.

Тогда в словах Огородовой явно прозвучал упрек руководству Академии наук, что оно не пользуется своими новыми функциями.

Теперь же противостояние на этом уровне активизировалось вновь, когда была обнародована и вынесена на общественное обсуждение Программа фундаментальных исследований РФ на долгосрочную перспективу, которая представителям РАН, в частности, профсоюзу РАН, совершенно не нравится. А в официальном заключении последнего и вовсе говорится о том, что разработка данного проекта Минобрнауки противоречит законодательству.

Главная же проблема — по-прежнему отсутствие должного взаимодействия между учеными, чиновниками вообще и чиновниками от науки. В своем выступлении Алексей Хохлов очертил ключевые задачи, среди которых — необходимость выстраивания адресной поддержки ведущих ученых, лабораторий и организаций, работающих на мировом уровне, обеспечения надежности жизненной траектории и «карьерные лифты» для ученых молодого поколения и среднего возраста, а также развитие и осовременивание системы грантов для научных исследований.