«Бывает наука или не наука»

Андрей Фурсенко представил имена лауреатов премии президента РФ для молодых ученых и прокомментировал реформу РАН

Николай Подорванюк 10.02.2014, 18:36
Помощник президента РФ Андрей Фурсенко РИА «Новости»
Помощник президента РФ Андрей Фурсенко

Программисты из РАН, биолог из МГУ, фехтовальщица из МАДИ — специалист по машинам и оборудованию — и настоящий подполковник стали лауреатами премии президента для молодых ученых. О лауреатах рассказал Андрей Фурсенко, который также ответил на вопросы про молодых ученых в российской науке, реформу РАН и популяризацию науки.

Награждение лауреатов премии президента России для молодых ученых традиционно приурочено ко Дню российской науки, который отмечается 8 февраля, в годовщину создания Академии наук. В этом году из-за Олимпиады в Сочи было принято решение перенести церемонию на 11 февраля. Имена накануне в Москве объявил советник президента России по науке Андрей Фурсенко. Размер каждой премии — 2,5 млн руб.

Наталья Баурова, доктор технических наук, профессор МАДИ, получила премию с формулировкой «за разработку прогрессивных технологий диагностирования металлоконструкций с использованием интеллектуальных материалов». Важность ее работы заключается в том, что количество техники, находящейся в эксплуатации десять и более лет, в целом по России составляет более 90%, и разработанные автором технологии позволяют существенно сокращать производственные потери, своевременно предупреждать аварийные ситуации.

Фурсенко отметил, что Баурова является матерью двоих детей, в свободное время занимается фехтованием на безопасных аналогах холодного оружия, она является автором 114 научных работ, и эксперты, присуждая ей премию, отметили самостоятельность работ Натальи.

На минувшей неделе президент РАН Владимир Фортов, отвечая на вопрос корреспондента «Газеты.Ru», с гордостью отметил, что среди лауреатов этого года есть сотрудники РАН. Ими оказались Андрей Городец и Александр Давыдов из Института прикладной математики имени Келдыша. Эксперты отметили, что их работы «носят междисциплинарный характер и выполнены на стыке математики, физики и практического программирования». Городец и Давыдов выполняли множественные расчеты на суперкомпьютере «Ломоносов», а разработанные ими алгоритмы нашли свое применение не только в чистой науке — в области газодинамики и сплошной среды, но и в промышленности — автомобилестроении, авиастроении и авиационном двигателестроении.

Впервые премия была вручена за «закрытую» работу: эксперты отметили достижения в области защиты информации подполковника Владимира Новикова, докторанта кафедры систем сбора и обработки информации Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского.

Фурсенко отметил, что на заседании экспертного совета об этой работе докладывал ректор МГУ Виктор Садовничий. «Он сам прочел эту работу и сказал, что она очень интересная».

Последний лауреат представлял как раз МГУ: им стал Алексей Полилов — кандидат биологических наук, доцент биофака МГУ. Он стал лауреатом с формулировкой «за результаты исследований строения и пределов миниатюризации мельчайших многоклеточных живых организмов». Полилову удалось открыть и описать три новых рода и 12 новых видов насекомых.

В частности, ученый описал безъядерные нейроны, обнаруженные у этих животных, и доказал существование нервных систем, почти полностью построенных из безъядерных нервных клеток.

Эксперты отмечают, что полученные результаты открывают новые возможности для целого ряда биотехнологических и биоинформационных направлений, таких как микроробототехника, нанооптика, моделирование нейронных сетей, изучение масштабирования сенсорных систем, геномика и многие другие, сфера применения которых потенциально велика».

Закончив представлять лауреатов, Фурсенко ответил на дополнительные вопросы.

— Сколько заявок было подано в этом году?

— По этому году — 265 представлений. Далее мы оцениваем, насколько они соответствуют всем требованиям. 211 работ прошли этот фильтр — насколько правильно были оформлены работы. По итогам первого раунда экспертизы осталось 50 работ с небольшим. Потом осталось 34 работы, которые уже обсуждались на президиуме совета и на самом совете. Эти четыре работы были выбраны в результате закрытого голосования.

— Какие критерии оценки работ?

— Должна быть очень хорошая работа. Были интересные работы по медицине, были неплохие работы по чистой математике, очень хорошие работы по физике. Премий мало, а направлений больше. Мы стараемся не определять — сегодня дадим одному направлению, потом — другому и так далее. Мы всегда стараемся смотреть лидеров по каждому из направлений. Главный критерий — качество работ и самостоятельность.

Были интересные работы, которые мы начинали анализировать, но оказывалось, что работа сделана в большом коллективе, который состоит далеко не из молодых ученых.

— Среди победителей нет представителей гуманитарных наук. Чем это объясняется? Низким уровнем работ?

— Те работы, которые были поданы, не соответствовали уровню этой премии. Год назад поддержали работы Андрея Усачева. В этом году таких работ не было. Мы понимали, что работы низкого уровня, но к последнему туру оставили несколько гуманитарных работ — вдруг мы что-то не обнаружили? По одной из работ член президиума сказал, что это защищенная два года назад диссертация, в которой диссертант не самую главную часть работы сделал.

— Началась реформа РАН, настроение у молодых сотрудников в какой-то степени носит неустойчивый характер. Будут ли еще какие-то шаги, чтобы успокоить молодых ученых, закрепить их? Будет ли система их поддержки?

— Я бы сказал, что молодежной науки не бывает, бывает наука или не наука. Я сам помню, чего мне стоила публикация в рецензируемом журнале. Это известные вещи, и этот барьер надо ребятам преодолевать. Но надо заниматься и социальной сферой — например, вопросами жилья. Может, не предоставлять квартиры, а предоставлять служебное жилье. Чтобы человек занимался наукой, не оглядываясь. Это важно очень, но вторично. А первично — создать условия для интересной науки.

— Сегодня в интервью Дмитрий Ливанов рассказал некоторые подробности реформы РАН. В частности, сказал такую фразу: «У нас все очень хорошо получается, когда правительство и администрация президента действуют синхронно». Вы, насколько я знаю, ни разу не комментировали реформу РАН. Может, могли бы это сделать сейчас?

— Я еще не успел прочитать интервью Дмитрия Викторовича.

Что касается реформы РАН, то она идет, и, мне кажется, гораздо важнее не то, как было, а то, как будет.

Мы работаем действительно в тесном взаимодействии с правительством и, что не менее важно, с РАН; я думаю, что сейчас очень важный этап в РАН: вышел на финишную прямую вопрос подготовки устава, обсуждается вопрос реализации закона, причем не только формальных шагов, но и участие РАН в экспертизе проектов, в мониторинге, организационно-правовой формы. Мне кажется, что это является самым важным и интересным. И результаты этого будут вполне положительными.

— С РАН все понятно после реформы. А можно ли как-то найти управу на вузы? Вот МГУ, который запустил какие-то спутники, но нигде нельзя найти про них научные результаты. Может, генпрокуратуру можно привлечь, чтобы вузы отчитывались об эффективности средств, потраченных на науку?

— Генпрокуратура — не самый эффективный способ оценки науки. Это хороший способ, когда ничто другое не помогает. Но наука ни в России, ни в мире не может позволить себе развиваться так, чтобы другие не обращали внимание на то, как она развивается. Вот Полилов, лауреат премии, — он как раз из МГУ, и его работа может найти очень серьезное практическое применение. Но говорить об этом должны представители МГУ. Поэтому то, что вы вопрос задали, он как-то прозвучит, и будет одним из сигналов по тому, что надо уделять этому внимание. По спутникам МГУ — получены новые данные по серебристым облакам. Получены возможности дополнительного зондирования Земли, и они дают информацию о том, как загрязняется атмосфера, какова научная основа различных явлений в атмосфере. Я это слышал на нескольких конференциях. Плохо, что об этом недостаточно говорят в обществе, и у нас больше смотрят сериалы. Но я, не переводя стрелку, скажу, что отчасти это и к вам, журналистам, вопрос, потому что, думаю, ученые с удовольствием готовы поделиться своими знаниями и результатами.

— Вы не так давно принимали участие в мероприятиях, посвященных запуску информбюро «Российская наука». Какова судьба этого бюро?

— Информбюро «Российская наука» было инициировано РИА «Новости». Так как в агентстве идут реорганизационные процедуры, думаю, будут приняты административные решения, так как что-то должно измениться. Считаю, направление было абсолютно правильным, я участвовал не как учредитель, а как человек, который очень заинтересован в том, чтобы эта информационная работа реализовывалась и была сделана. Еще раз хочу подтвердить: у нас информационное обеспечение научной деятельности, да и отчасти образовательной, популяризации, пропаганда важности науки в стране — недостаточно. Они недостаточны в том числе и потому, что есть серьезные достижения, и эти достижения — неизвестны. Это уже говорит о том, что работа организована не в полной мере так хорошо, как хотелось бы. Думаю, такого типа агентство должно существовать и решать поставленные перед ним задачи.