Кого слушает президент

Чего боится Лукашенко

Белорусская власть готовится воевать не с внешним врагом, а с сепаратистами

Денис Лавникевич (Минск) 18.02.2016, 15:40
Максим Блинов/РИА «Новости»

В Белоруссии готовится к принятию новая Военная доктрина страны. От предыдущего аналогичного документа новая доктрина отличается коренным образом — в ней впервые упор сделан не на внешние, а на внутренние и «гибридные» угрозы. По словам разработчиков, они старательно изучили и учли опыт украинских событий с конца 2013 года.

Выступая перед участниками сбора по территориальной обороне, Александр Лукашенко заявил: «Главы областей и Минска несут персональную ответственность за ее организацию в регионах и столице. Вам нужно на плановой основе не только самим постоянно углублять знания и навыки в этом деле, но и организовывать подготовку подчиненных».

Территориальная оборона в Белоруссии — это система постоянного поддержания военных навыков гражданского населения. Военнообязанных регулярно привлекают к сборам, поддерживают навыки владения оружием, строительства военной инфраструктуры, контрдиверсионной деятельности. Основная идея в том, чтобы во время войны поставить под ружье максимальное число людей, которые будут действовать в местах своего проживания.

На прошедшем совещании Лукашенко не исключил, что задачи для войск территориальной обороны расширятся. «Когда мы обратимся к этому вопросу на практике, мы увидим, у нас хватает этих войск или не хватает, — сказал он собравшимся чиновникам и военным. — Но все равно ядро надо иметь, которое мгновенно встанет под ружье, а потом будет дополняться контингентом, который будет набираться в течение нескольких дней». «Имея оптимальный состав этих войск, мы должны быть уверены, что при возникновении военной угрозы обстановка в районах будет под контролем», — заявил белорусский президент.

«Внимание Лукашенко к территориальной обороне — следствие последних шагов, предпринимаемых Минском для повышения обороноспособности. Приоритет — развитию Сил специальных операций, ПВО, закупке легких штурмовиков, которые позволят эффективно бороться с «вежливыми людьми», если они вдруг появятся, — говорит белорусский политолог Сергей Марцелев. —

Подразумевается, что противник станет использовать внутреннюю оппозицию, устраивать диверсии, теракты и саботаж.

Но и в рамках территориальной обороны никто всерьез не учит население городскому бою или противодействию диверсантам. Трудно предположить, что белорусский лидер пойдет на «швейцарский вариант» и упростит правила владения оружием для гражданских. В этом случае в условиях экономического кризиса он получит внутренние проблемы куда более серьезные, чем предполагаемая интервенция».

Совещанию у Лукашенко предшествовали военные учения, начавшиеся 19 января.

Это была не просто самая масштабная за последние годы проверка вооруженных сил Белоруссии. Войска отрабатывали сценарии, во многом повторявшие события последних двух лет на Украине и в Сирии. То есть противодействие как акциям собственных повстанцев-сепаратистов, так и прорвавшимся из-за рубежа «зеленым человечкам».

Так, в частности, по легенде учений находящийся на юге Белоруссии городок Лунинец захватили боевики. «Для сдачи их в плен было проведено воздушное прочесывание района, — объясняет замкомандира 38-й отдельной мобильной бригады полковник Сергей Суховило. — После блокирования квадрата сброшены с вертолета листовки о бессмысленности сопротивления. Но участники незаконного бандформирования отказались принять условия по сдаче в плен. После проведения штурма противник был уничтожен».

В ходе этих учений отрабатывались и другие задачи: например, различным подразделениям пришлось на севере Белоруссии сражаться с «прорвавшейся из Литвы бандой» в полтысячи человек. Понятно, что такой сценарий, мягко говоря, невозможно себе представить в рамках регулярных совместных российско-белорусских учений серии «Запад» (типа «Запад-2013»), на которых отрабатывается противодействие силам НАТО в рамках «большой войны».

Однако то, что белорусская армия отрабатывала на учениях в январе, полностью соответствует новой Военной доктрине страны.

Сейчас она поступила в парламент Белоруссии, где и должна быть принята на весенней сессии. Хотя формально проект новой военной доктрины не является секретным, его нет ни на сайте белорусского парламента, ни на Национальном правовом интернет-портале. А все попытки ознакомиться с документом через пресс-службы разных ведомств заканчиваются вежливым отказом.

Известно, что новая Военная доктрина Белоруссии разрабатывалась на протяжении всего 2015 года (предыдущая доктрина принималась в 2002 году). 22 января 2016-го на заседании Совета безопасности ее одобрил Александр Лукашенко. «Сегодня прямая военная угроза Беларуси отсутствует. На первый план вышли вызовы иного характера. Активное использование механизмов «цветных революций» для свержения законной власти привело к увеличению количества вооруженных конфликтов. При этом все чаще достижение политических целей происходит путем подрыва государства изнутри, — заявил тогда глава Белоруссии. —

Усилились противоречия между Российской Федерацией и государствами — членами НАТО, если не сказать больше. И между ними оказались мы, как между молотом и наковальней.

Появились новые явления, требующие адекватного реагирования. На смену традиционным формам войны пришли другие, в том числе так называемые гибридные».

Тогда же секретарь Совета безопасности Белоруссии Станислав Зась рассказал, что «в доктрине учтены те изменения, которые происходят в формах и способах ведения вооруженной борьбы». «Давно уже на смену классическим войнам пришли другие, гибридные. Это учитывалось при разработке новой доктрины, — заметил Зась. — Конечно, акцент здесь более ярко проставлен на информационном противоборстве, сейчас это одна из очень серьезных составляющих военных действий».

В частности, в документе появились термины «внутренний вооруженный конфликт», «локальная война», «гибридная война», «незаконные вооруженные формирования». При этом авторы доктрины исходили из того, что внутренний конфликт, скорее всего, может быть инспирирован извне, некоей соседней страной, которая хотела бы достичь собственных военно-политических целей, используя внутренние деструктивные силы Белоруссии.

Конечно, на Россию пальцем никто не показывает, но все без исключения белорусские военные говорят, что основная причина коренной переработки Военной доктрины — это украинские события последних двух лет.

Проще говоря, белорусские вооруженные силы готовятся теперь не столько противостоять внешней агрессии, сколько подавлять восстание внутри страны и/или действия сепаратистов. В Совете безопасности Белоруссии об этом заявили почти прямо: «При формировании перечня военных опасностей максимально учитывались тенденции смещения акцентов от возможных внешних угроз к внутренним».

«Доктрину перерабатывали полностью, под корень, поменяли даже организационно-штатную структуру вооруженных сил. Нам все время твердили: смотрите, как в Украине, готовьтесь к аналогичным сценариям — крымскому, донецкому, — говорит источник в генштабе белорусской армии, причастный к разработке документа. — Так что теперь противостояние НАТО, сотрудничество с Россией и в рамках ОДКБ — это все осталось больше на словах». По его словам, реально новая задача военных — не позволить, в случае чего, создать Оршанскую или Гомельскую народную республику или «майдан» в Минске и разобраться с пропольскими партизанами, если они вдруг объявятся в лесах Гродненской области.