Кого слушает президент

Турецкая перспектива Сараево

Босния и Герцеговина хочет в ЕС

Александр Братерский 15.02.2016, 19:25
Dado Ruvic/Files/Reuters

Беднейшая республика бывшей Югославии Босния и Герцеговина подала заявку на вступление в ЕС. Боснии грозит судьба Турции, вступившей в ассоциацию с ЕС в 1992 году, но так и не ставшей членом Союза. Одни из главных причин такой перспективы для Боснии — противоречия внутри общин и политика президента Сербской Краины, республики в составе Боснии и Герцеговины, Милорада Додика, который пользуется поддержкой России.

Европейский союз получил заявку от Боснии, и она, согласно процедурам, будет рассмотрена руководством Европейской комиссии. Однако в структурах ЕС дали понять, что в ближайшие годы членство в ЕС стране не светит.

«Предстоит провести большую работу в сфере реформ, в частности судебной системы. Всем группам общества, всем политическим элитам предстоит приложить усилия в этом направлении. Босния и Герцеговина имеет и должна иметь четкую европейскую перспективу, но я не стал бы говорить о сроках вступления», — заявил в понедельник еврокомиссар по расширению и политике соседства Йоханнес Хан, отметив, что само принятие заявки говорит о «европейской перспективе».

Кроме Боснии и Герцеговины членами ЕС пока не стали Черногория, а также Косово, которое признано лишь частью государства. Последней, в 2013 году, в Евросоюз вступила Хорватия, еще одна республика бывшей Югославии.

Руководство Боснии и Герцеговины понимает, что вопрос возможного вступления страны в ЕС займет годы. Главное, чего она хочет на данном этапе, — получить статус кандидата в члены ЕС. В 2012 году его получила Сербия. Причем произошло это именно при руководстве нынешнего президента Томислава Николича, в прошлом члена антизападной националистической партии.

Босния и Герцеговина, чья столица Сараево в 1990-е стала символом кровопролитной войны между этническими сербами и мусульманами-боснийцами, остается одной из беднейших балканских стран. Согласно статистике Евростата, уровень безработицы там составляет 27%, среди молодежи — 60%. Средняя зарплата тоже одна из самых низких в Европе — чуть больше €400.

Однако главным обстоятельством, которое мешает движению Боснии и Герцеговины в ЕС, является то, что в стране до сих пор не преодолены многочисленные противоречия, которые угрожают хрупкому межнациональному миру. «Это шаткое государственное образование», — говорит заведующий сектором исследований Европейского союза, старший научный сотрудник ИМЭМО Юрий Квашнин.

Политическое устройство Боснии и Герцеговины — одно из самых сложных, страной фактически руководит президиум, в состав которого входят босниец-мусульманин, серб и хорват. Одновременно избираются депутаты нижней палаты парламента союза, а также законодательных собраний двух его членов — Республики Сербской и Федерации боснийцев и хорватов. Республика Сербская также выбирает своего президента.

В 2014 году на этот пост был переизбран Милорад Додик, известный своей пророссийской позицией. Отношение к фигуре Додика в структурах ЕС достаточно негативное и связано с его действиями, которые, как считают в организации, подрывают авторитет ЕС. В 2011 году он выступил с инициативой референдума, на котором хотел выяснить отношение жителей Республики Сербской к созданию суда и прокуратуры Боснии и Герцеговины, которые находятся под международной юрисдикцией, а также упразднению функции высокого представителя по Боснии и Герцеговине. Эта должность введена для контроля над реализацией Дейтонских соглашений 1995 года, которые прекратили войну в этой стране.

Сам Додик заявлял, что эти структуры предвзяты и носят антисербский характер. В прошлом году президент снова вернулся к идее проведения референдума о доверии к системе правосудия Боснии и Герцеговины, к законности ее деятельности на территории Республики Сербской. Его инициатива была поддержана Россией. В то же время в ЕС расценили подобную поддержку как попытку Москвы помешать движению Боснии в ЕС. При этом посол России в Боснии и Герцеговине Петр Иванцов в интервью газете «Вечерни лист» отметил, что в стране «в целом сформировался консенсус относительно евроинтеграции».

По словам Квашнина, Додик является «противоречивой фигурой», и, вероятнее всего, ЕС дождется его ухода с поста, прежде чем начинать переговоры с Боснией и Герцеговиной.

К тому же, констатирует эксперт, полемика Додика с ЕС не пользуется большой поддержкой со стороны Сербии, которая сама стремится к членству в европейском содружестве. Несмотря на то что быстрая интеграция в ЕС Боснии и Герцеговины вряд ли светит, стремление к интеграции в союз, по мнению Квашнина, может «нивелировать противоречия» между общинами. «Посмотрите на Македонию — страну, где противоречия между основными группами населения и албанцами не препятствуют общему курсу на движение в ЕС», — приводит он пример.

Документ об ассоциации с ЕС Босния и Герцеговина подписала в 2008 году, однако ассоциация не гарантирует получения членства в ЕС — Турция вступила в ассоциацию с ЕС в 1992 году, но никто не собирается предоставлять ей членство, считая ее «вечным кандидатом».

Среди постсоветских республик ассоциацию с ЕС подписали Молдавия и Украина, которой это соглашение далось тяжелой ценой. После отказа президента Владимира Януковича подписать договор об ассоциации его политические противники добились его смещения, что стало спусковым крючком для гражданского конфликта в стране. Несмотря на то что кризис с беженцами в Европе заставил руководство Великобритании всерьез заявить о возможном выходе из ЕС, Евросоюз по-прежнему привлекательное политическое и экономическое образование для стремящихся в него государств.

Между тем большинство граждан в ведущих странах ЕС, согласно опросу в июне 2015 года, считают, что союз движется в неверном направлении. Опрос агентства Gallup в шести европейских странах показал, что в Великобритании 56% считают, что ЕС движется в неправильном направлении, во Франции таковых оказалось 62%.