Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Подножка для оппозиции

Как будут снимать или отказывать в регистрации на выборах в новом году

Андрей Винокуров 07.01.2016, 22:22
Глава Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Владимир Чуров (справа) передает первому заместителю... Илья Питалев/РИА «Новости»
Глава Центральной избирательной комиссии (ЦИК) Владимир Чуров (справа) передает первому заместителю Госдумы РФ Александру Жукову (слева) отчеты ЦИК по прошедшим выборам депутатов в Государственную думу

В новом году пройдет кампания по выборам депутатов Госдумы, половина которых будет избираться по одномандатным округам. В последний раз выборы по смешанной системе в федеральный парламент проводились в 2003 году. В то время широко применялась практика снятия с предвыборной дистанции невыгодных властям оппонентов. Насколько сильна угроза подобных злоупотреблений в предстоящей кампании, выясняла «Газета.Ru».

Впервые с 2003 года выборы в Госдуму будут проходить по смешанной системе: половина депутатов изберется по спискам, половина — по округам. В начале нулевых практика отмены регистрации кандидатов была довольной распространенной. Многие яркие политические фигуры снимались с выборов за несоблюдение формальных норм.

Так, в 2003 году экс-генпрокурор РФ Юрий Скуратов был лишен регистрации на выборах в Госдуму из-за придирок бурятского избиркома к документам.

В частности, недовольство комиссии вызвал следующий факт: бывший чиновник не указал, что одновременно является профессором и заведующим кафедрой Московского социального государственного университета.

В 2005 году на довыборах в Госдуму по Брянской области решением Верховного суда был исключен из гонки коммунист Василий Шандыбин. Судьи посчитали, что он неверно указал место проживания.

Именно нулевые были расцветом подобных практик. Член правления Ассоциации политических юристов Олег Захаров напоминает, что в 2002 году был принят базовый закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан...». Именно в нем были обозначены жесткие правила, касающиеся регистрации и снятия кандидатов.

«Я пришел работать в аппарат Госдумы и познакомился с абсолютно циничными молодыми ребятами 23–24 лет. Они прочитали этот закон и предлагали услуги кандидатам, чтобы, с одной стороны, их защитить, а с другой — формировать юридическую атаку на оппонентов», — вспоминает в прошлом политический юрист, а ныне депутат Госдумы от «Единой России», автор ряда скандальных законопроектов Александр Сидякин.

В современной практике также бывают «чудеса».

6 августа 2015 года представители партии «Родина» в Рязанской области получили на руки постановление избирательной комиссии о том, что список их кандидатов на выборах в заксобрание региона зарегистрирован. С этого момента для партийцев начался агитационный период кампании. Однако до дня голосования они так и не дошли. Уже 20 августа список в полном составе был снят с выборов решением областного суда в ответ на заявление «Справедливой России». Апелляция в Верховном суде не помогла.

Всему виной оказалась графа о наличии недвижимого имущества за рубежом в документах, поданных в избирком. Все кандидаты как один поставили в ней прочерк. Но выяснилось вдруг, что эта отметка не считается судом корректной, став тем самым поводом для снятия кандидатов.

Этот случай до сих пор широко обсуждается среди сообщества политических юристов. Само снятие за прочерк вместо слова «отсутствует» вызывает недоумение. И это мягко говоря.

Насколько широко будет использоваться практика снятия с дистанции в этом году?

«Сейчас больше используется недопуск на выборы, чем прямо снятие», — объясняет эксперт по избирательному праву Андрей Бузин. По его словам, это проистекает из-за «неравноправия» участников выборов. Напомним, что партиям, которые не имеют представительства в федеральном парламенте или региональных заксобраниях, придется проходить через процедуру сбора подписей. При этом практически ни один кандидат, вынужденный собирать автографы, не может однозначно быть уверен, что пройдет эту процедуру.

«По подписям всегда можно не зарегистрировать, если на это есть политическая воля», — объясняет Бузин. Фактически через эту процедуру власть обезопасила себя от нежелаемых оппозиционных кандидатов, при условии что они не нашли возможности выдвигаться от партии, имеющей федеральную льготу.

Так, например, в ситуации неопределенности находится депутат Госдумы Оксана Дмитриева, которая вышла из «Справедливой России». Ее популярность в Санкт-Петербурге не вызывает сомнений, но пока непонятно, от какой политсилы она сможет пойти на выборы.

Что же касается партий, у которых есть федеральная льгота, то отстранять их кандидатов от выборов сложнее. Это доказывает статистика последней кампании в региональные заксобрания.

Согласно данным Комитета гражданских инициатив, на этих выборах был поставлен рекорд по отсеву партийных списков — 39%. При этом отказ в случаях, когда партии не нужно было собирать подписи, равнялся нулю.

Член правления Ассоциации политических юристов Олег Захаров объясняет, что современное законодательство обязывает избирательную комиссию извещать кандидатов обо всех нарушениях, которые имеются у него в документе, и давать ему три дня на исправления.

В этом плане показателен случай кандидата в депутаты Госсовета Республики Коми Виктора Торлопова. Он был зарегистрирован избиркомом, однако позже лишен регистрации по суду из-за того, что в его документах не оказалось первого финансового отчета и уведомления об отсутствии иностранных активов. Однако позже Верховный суд восстановил Торлопова на основании того, что комиссия должна была предупредить его об этой «недосдаче».

В целом, говорят и Бузин, и Захаров, снимают сейчас гораздо меньше, чем в нулевых. Это связано и с большей проработанностью избирательного законодательства, с более высокой квалификацией юристов, работающих на выборах, с более или менее устоявшейся судебной практикой.

Кроме того, в силу обязанности комиссий сообщать об ошибках кандидатов снимать через решение избиркомов стало гораздо сложнее. Участники выборов часто добиваются опротестования таких вердиктов.

В нулевые ключевую роль играли как раз комиссии, ориентированные, прежде всего, на региональные власти. «Нужно было (представителю конкурента. — «Газета.Ru») взаимодействовать с комиссией и в первую очередь находить нарушения, а потом убеждать членов комиссии, что за такие нарушения можно — и нужно — отказать в регистрации», — вспоминает то время Захаров.

Теперь же стратегия снятия конкурента другая.

«Самое выгодное — это когда у кандидата нет информации об ошибках в документах. То есть ему говорят, что все нормально, а потом в результате обращения в суд его снимают», — объясняет Александр Сидякин.

Здесь показателен случай с Анатолием Гриценко — вторым номером списка «Справедливой России» во время выборов в Госсовет Крыма в 2014 году. Эсер был снят за судимость по статье украинского УК, которая была декриминализирована.

Кроме того, если кандидату пришлось дойти в своих апелляциях до Верховного суда, он теряет время на нормальную агиткампанию. Бузин добавляет, что часто такой кандидат теряет возможность участвовать в распределении бесплатных печатных площадей и эфирного времени, но в то же время может получить дополнительную известность как несправедливо обиженный.

Остаются и чисто судебные основания для снятия, которых стоит опасаться будущим кандидатам.

Сюда относятся нарушения в области финансов и агитации.

В 2014 году партия «Коммунисты России» боролась за места в парламенте Карачаево-Черкесии. Ее представители использовали в своей агитации популярный образ Че Гевары с развевающимися волосами и беретом со звездой. Это графическая копия с фотографии кубинского фотографа, права на которую до сих пор принадлежат его потомкам.

Партия была снята с выборов за нарушение авторских прав.

Стоит опасаться и кандидатам, недавно сменившим свою партийную принадлежность. Захаров вспоминает, что на крымских выборах в судебные жернова попал владелец двух крупнейших зоопарков Олег Зубков, которого сняли с дистанции. Незадолго до выборов он вступил в «Единую Россию», но потом по определенным причинам передумал и пошел по спискам «Родины». «Зубков подал заявление о выходе из партии по месту нахождения одного из зоопарков, а надо было — по месту жительства», — разъясняет ошибку кандидата юрист.