Кого слушает президент

Губернаторы остались без конкурентов

Близкие к Кремлю эксперты проанализировали ход выборов

Наталья Галимова 24.08.2015, 00:00
Павел Смертин/ТАСС

Лишь в двух регионах из 21, где в сентябре пройдут прямые губернаторские выборы, возможен конкурентный сценарий. Кроме того, по итогам кампании по выборам в заксобрания субъектов ни одна новая партия, скорее всего, не пополнит список тех, кто имеет право участвовать в думских выборах без сбора подписей. Таковы выводы доклада, подготовленного близким к Кремлю Фондом развития гражданского общества.

Новый доклад, посвященный региональным выборам, подготовил близкий к Кремлю Фонд развития гражданского общества (ФоРГО) во главе с экс-начальником Управления внутренней политики президента Константином Костиным.

Эксперты фонда подводят итог губернаторских выборов начиная с 2012 года — именно тогда, впервые после долгого перерыва, глав регионов в большинстве своем вновь стали избирать прямым голосованием. За эти годы губернаторы сменились либо переизбрались — как на прямых, так и на косвенных выборах — в 70 регионах из 85. В целом корпус глав регионов покинули 23 человека — четверть от общего состава, констатируют эксперты ФоРГО.

Большинство кампаний за последние четыре года проходили или проходят по референдумному сценарию — то есть такому, где победитель известен заранее. Выборов, которые носили или носят «в той или иной степени конкурентный сценарий», в ФоРГО насчитали 11%.

От себя добавим, что с момента возвращения прямых выборов ни в одном из регионов не было второго тура.

В нынешнем году, пишут авторы доклада,

«есть вероятность, что конкурентными в итоге окажутся текущие кампании в Иркутской и Омской областях».

В Иркутской области первый секретарь обкома КПРФ Сергей Левченко «успешно наращивает рейтинг»: «Таким образом, борьба за голоса неопределившихся избирателей на последнем этапе кампании обещает быть интересной», — предрекают в ФоРГО. Но при этом подчеркивают, что действующий глава региона Сергей Ерощенко «лидирует в гонке, более чем в два раза опережая кандидата от КПРФ».

Что касается Омской области, то интрига там возможна лишь в одном случае — если Верховный суд удовлетворит иск представителя КПРФ, депутата Госдумы Олега Денисенко, оспаривающего отказ в регистрации.

Как уже писала «Газета.Ru», Денисенко не хватило одного голоса муниципальных депутатов, чтобы получить допуск к выборам. Выяснилось, что коммунистка из Крутинского района Нина Лушова, поставившая свой автограф в поддержку Денисенко, ранее подписалась и за действующего губернатора Виктора Назарова. А поддерживать сразу двух кандидатов запрещает закон.

Во время рассмотрения жалобы Денисенко в Омском облсуде Лушова по видеосвязи из Крыма заявила, что подписалась за губернатора под давлением: ей намекали, что у района могут возникнуть проблемы с финансированием. Тем не менее облсуд отказал кандидату от Компартии в регистрации.

В настоящее время его дело находится в Верховном суде.

Источники «Газеты.Ru», близкие к администрации президента, предполагают, что вероятность удовлетворения иска Денисенко весьма высока.

В других регионах, где была вероятность, что выборы пройдут по конкурентному сценарию, он по разным причинам не реализовался. Например, за пост главы Чувашии отказался бороться депутат Госдумы от «Справедливой России» Анатолий Аксаков, ранее получивший пост главы думского комитета по экономполитике.

Главной причиной, по которой с момента возвращения прямых выборов большинство проходили по заранее предсказуемому сценарию, является наличие «муниципального фильтра», считает политолог Алексей Макаркин:

«Муниципальный фильтр» — это проблемная вещь. Нужно собрать определенное число подписей муниципальных депутатов в определенном количестве муниципалитетов. Казалось бы, это не так сложно. Но районы бывают разные. Есть такие, в которых на депутатов легко надавить: например, объяснив, что иначе район не получит финансирование. Чтобы не поддаться (на давление. — «Газета.Ru»), депутат должен быть твердым как скала».

В результате, не имея возможности преодолеть «муниципальный фильтр», партия должна идти на поклон к губернатору с просьбой помочь в сборе подписей:

«Главы регионов чаще всего помогают. Но если за тебя собрали автографы, то ты должен быть Алексеем Навальным, чтобы потом критиковать того, кто тебе помог, — говорит эксперт. — Психологически это тяжело. Тебя допустили к выборам, и ты уже обязан (губернатору. — «Газета.Ru»)».

Вторая причина безальтернативности большинства губернаторских выборов, по мнению Макаркина, кроется в соглашениях, которые партии заключают с главами регионов: «Такие соглашения имеют место в случае с ЛДПР и «Справедливой Россией», когда партия не выдвигает кандидатов, взамен получая сенаторское кресло в Совете Федерации».

По сути, перед партиями стоит выбор: либо ты выдвигаешь кандидата, но, скорее всего, не преодолеваешь «муниципальный фильтр», либо не выдвигаешь, но тебе гарантируют место в СФ: «Что делать в этой ситуации высшему партийному руководству? Либо гоняться за журавлем, либо получать синицу в небе в виде сенаторства. Партии предпочитают второй вариант. Несколько иная ситуация с КПРФ, которая пока не вписалась в эту схему. Но остальные (парламентские политсилы. — «Газета.Ru») уже вписались», — констатирует эксперт.

Глава Экспертного совета ФоРГО Леонид Давыдов считает, что нынешняя губернаторская кампания «гораздо более приближена к законности, чем предыдущая, когда в ряде регионов с выборов выпихивались представители парламентских партий»: «На этот раз конфликт возник только в Омске. Если и до дня голосования административный ресурс будет в рамках приличия, если не возникнет эксцессов исполнителя в виде зашкаливающих результатов отдельных губернаторов, то и итоги парламентских партий будут лучше. Это касается также выборов в заксобрания».

В случае «более разумного» применения админресурса в ходе нынешней кампании мы увидим «более естественный» результат по итогам федеральных выборов – 2016, уверен эксперт.

Партии не поражают активностью

По итогам выборов в заксобрания регионов вряд ли увеличится число партий, имеющих право избираться в Госдуму без сбора подписей, прогнозируют в ФоРГО.

«Во всяком случае, содержательную активность сейчас проявляют преимущественно те партии, которые уже имеют «федеральную лицензию», — констатируют авторы доклада.

Напомним, чтобы получить право не собирать на парламентских выборах автографы граждан, политической силе нужно иметь хотя бы одного депутата-списочника хотя бы в одном заксобрании региона. На сегодняшний день число таких партий-льготниц равняется 14.

Проанализировав, насколько активны зарегистрированные в России политсилы в нынешней кампании, эксперты фонда составили индекс участия партий в региональных выборах. В нем учитывалось количество заверенных и зарегистрированных списков каждой политсилы на выборах в заксобрания, а также число выдвинутых и зарегистрированных кандидатов в губернаторы. Исследование показало, что активность (правда, в разной степени) проявляют лишь чуть больше половины из зарегистрированных партий — 39 из 75. Все они были разделены на несколько групп.

В группу с очень высокой активностью предсказуемо вошли парламентские политсилы — «Единая Россия» (82 балла), ЛДПР (82 балла), КПРФ (80 баллов), «Справедливая Россия» (74 балла).

В группе с высокой активностью оказались восемь партий. Большинство из них освобождены от сбора подписей на выборах в Госдуму: это «Патриоты России», «Родина», «Коммунисты России», «Яблоко», Российская партия пенсионеров за справедливость, «Гражданская платформа».

В группу со средней активностью вошли 15 партий. В группу с низкой активностью — 12. Оставшиеся 36 зарегистрированных политсил не приняли участия в выборах и были включены в группу «активность отсутствует».

Довольно вялое участие большинства партий на выборах председатель правления ФоРГО Константин Костин объясняет тем, что «не все они создавались для борьбы за народное представительство»: «В их числе есть и спойлеры, и «партии-амбиции» — такие, которые создавались исключительно для того, чтобы удовлетворить амбиции своих лидеров, которым достаточно просто иметь на визитке указание, что он возглавляет партию.

В целом 75 партий — это избыточное электоральное предложение».

Впрочем, по мнению Костина, появление столь большого количества политсил — нормальное явление после того, как порядок регистрации партий был упрощен.

«Сейчас наступает новый этап: необходимо стимулировать тех, кто занимается реальной партийной деятельностью, и штрафовать тех, кто ей не занимается», — говорит глава ФоРГО, напоминая, что ранее фонд предложил соответствующий комплекс мер. В частности, партии, которые не участвуют в региональных выборах в течение двух избирательных циклов, предлагалось преобразовывать в общественные организации.

На сегодняшний день таких политсил, по подсчетам Костина, порядка четверти от числа зарегистрированных партий. Изменить партийные правила игры ФоРГО предлагает после выборов 2016 года.