Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Иностранные агенты пошли на выход

Минюст исключил из реестра иностранных агентов первые две НКО

Наталья Галимова, Елизавета Маетная, Данила Розанов 19.06.2015, 22:06
Здание Министерства юстиции РФ Юрий Машков/ТАСС
Здание Министерства юстиции РФ

Из реестра иностранных агентов исключены первые две организации. Об этом в пятницу сообщил Минюст. Реестр «покинули» пермский Центр гражданского анализа и независимых исследований «Грани» и Костромской центр поддержки общественных инициатив. Действовать по примеру коллег и подавать заявки на выход из списка иноагентов готовы однако не все включенные в него НКО.

Министерство юстиции сообщило в пятницу, что из реестра НКО — иностранных агентов исключены первые две организации. По результатам проведенной проверки из списка агентов вычеркнули пермский Центр гражданского анализа и независимых исследований «Грани» и Костромской центр поддержки общественных инициатив. Эти организации в числе первых обратились в Минюст с просьбой исключить их из реестра. Возможность покинуть «скорбный список» у НКО появилась в марте этого года, когда Владимир Путин подписал закон, регламентирующий порядок исключения из реестра иностранных агентов.

В соответствии с документом, организация может быть вычеркнута из списка иноагентов, если в течение года, предшествующего написанию заявления о выходе, не получала иностранное финансирование и не занималась политической деятельностью. Получив от НКО такое заявление, Минюст обязан провести соответствующую проверку и принять решение – исключать организацию из реестра или нет.

Председатель правления Костромского центр поддержки общественных инициатив Николай Сорокин заявил «Газете.Ru», что, несмотря на исключение организации из реестра, сам закон продолжает действовать и «серьезно препятствует работе НКО»:

«В прошлом году мы подали иск в Европейский суд по правам человека и отзывать его не собираемся. Российские НКО будут продолжать добиваться отмены закона об иноагентах — это общая принципиальная позиция.

Что касается нашей НКО, то, разумеется, мы рады исключению из реестра, но при этом никто не отменил незаконные решения костромских судов 2013 года, которые оштрафовали нас на 300 тыс. руб., а исполнительного директора Александра Замарянова — на 100 тыс. руб. Если за Замарянова мы тогда штраф заплатили, собрав 100 тысяч через интернет, то штраф в 300 тысяч организация заплатить не смогла, и он продолжает на нас висеть. Пока не выплатим этот штраф, мы не сможем возобновить нашу активную деятельность».

По мнению Сорокина, рано или поздно организация добьется отмены штрафов через ЕСПЧ, но на это уйдут годы: «Поэтому в ближайшие дни мы проведем заседание правления и официально примем решение о возобновлении работы, которая на сегодняшний день официально приостановлена. После чего будем искать 300 тысяч на выплату штрафа. Когда соберем деньги и заплатим штраф, тогда сможем разблокировать счет и возобновить нормальную работу».

Руководитель Центра «Грани» Светлана Маковецкая также заявила «Газете.Ru», что организация продолжит судиться с Минюстом:

«Для нас очень важно не быть в реестре ни одной лишней минуты. Мы не считаем приемлемым название «иностранный агент», никогда не работали ни по чьей указке. Центр «Грани» и после исключения из реестра не изменил своей позиции — мы не ведем политическую деятельность, наше включение в реестр ошибочно. Эту позицию мы будем отстаивать в суде: судебные заседания назначены на июль» .

После исключения из списка иноагентов первых двух НКО там осталось 67 организаций. Вердикта Министерства юстиции ожидают Молодежный центр консультации и тренинга и движение «За права человека», ранее также подавшие заявки на выход из реестра.

По словам члена СПЧ, правозащитника из «Агоры» Павла Чикова, в ближайшее время заявления на выход подаст еще целая группа НКО. «Первым пошел» нижегородский экологический центр «Дронт» — он обратился с заявкой на исключение из списка иноагентов аккурат в пятницу, еще не зная о решении Минюста относительно «Граней» и Костромского центра поддержки общественных инициатив.

«Это (решение об исключении из реестра. – «Газета.Ru») очень хорошая новость для всех НКО и для двух этих организаций в частности, — говорит Чиков. — Они очень хотели выйти из реестра, и им это удалось. Сегодня истекал трехмесячный срок с момента подачи их заявки на выход, и вот в последний день это вдруг случилось. Отношение в неправительственном секторе к ярлыку «иностранный агент» однозначное — резко отрицательное, и шла долгая работа всех НКО, включая встречи с президентом, чтобы добиться внесения поправок (регламентирующих выход из реестра. – «Газета.Ru») в закон».

Сама «Агора» также включена в список иноагентов. Чиков не стал комментировать, будет ли организация подавать заявку на выход.

«Солдатские матери Санкт-Петербурга», которых включили в список иноагентов в августе 2014 года, до сих пор оспаривают действия Минюста, сообщил «Газете.Ru» пресс-секретарь организации Александр Передрук. «Если процесс будет затягиваться, мы подадим заявление (о выходе из реестра. – «Газета.Ru») в общем порядке, предусмотренном законом. Но пока ждем рассмотрения нашей апелляционной жалобы в Замоскворецком суде», — говорит Передрук.

Похожая ситуация у правозащитного центра «Мемориал». «Мы не подавали заявку, потому что пока судимся из-за включения нас в реестр», — рассказал юрист организации Кирилл Коротеев. По его словам, рассмотрение апелляции к иску – «вопрос ближайших нескольких месяцев», после чего совет «Мемориала» будет принимать решение относительно дальнейших действий.

Ряд НКО не собираются подавать заявку об исключении из реестра.

Так, ассоциация некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «Голос» не будет это делать из принципиальных соображений, говорил ранее «Газете.Ru» исполнительный директор ассоциации Григорий Мельконьянц.

Не претендует на выход из списка иноагентов и фонд «Общественный вердикт» — организация не хочет отказываться от иностранного финансирования. По словам пресс-секретаря организации Олега Новикова, наличие иностранного финансирования только положительно влияет на возможность фонда помогать жертвам пыток, «поскольку мы можем оплачивать работу адвокатов и восстанавливать права граждан, помогать нашей судебной системе привлекать к ответственности должностных лиц, нарушивших закон». Нежелание отказываться от зарубежного финансирования в фонде аргументируют тем, что получение средств из разных источников – «от международных благотворительных фондов, от президентской программы поддержки НКО, от частных пожертвований — это основа нашей независимости».

«Если нам кто-то скажет: давайте делайте то-то или то-то, мы просто откажемся работать с таким донором. И у нас останутся другие партнеры, чья помощь позволит нам продолжать помогать людям. Мы сами придумываем наши проекты, подаем заявки и реализуем задуманное», — поясняет Новиков.

НКО, которые были исключены из реестра, можно только поздравить, продолжает представитель «Общественного вердикта»: «Плохо, что до этого ряд достойных организаций были вынуждены ликвидироваться. Например, ЮРИКС, который помогал российским пенсионерам добиваться выплаты пенсий, готовил и вел их жалобы в ЕСПЧ. Политикой они не занимались, но отказываться от разных, в том числе зарубежных, источников финансирования ЮРИКС не стал. И организацию «добили», — резюмирует собеседник «Газеты.Ru».