«Перенос выборов на сентябрь — это ясный расчет на понижение явки»

Зачем власти нужен перенос выборов в Госдуму

Андрей Винокуров 24.05.2015, 23:13
Виталий Белоусов/РИА «Новости»

Бурная дискуссия о переносе думских выборов с декабря 2016 года на сентябрь пока не вылилась в конкретные законодательные инициативы. Но, судя по всему, именно к этому все и идет. Зачем власти нужен перенос сроков кампании? На этот вопрос отвечают эксперты «Газеты.Ru».

Борис Макаренко, председатель правления Центра политических технологий:

— При переносе думских выборов на сентябрь власть получает кампанию, урезанную по объему воздействия на избирателей, а также пониженную явку, что выгодно для нее. Федеральная власть считает для себя выгодной урезанную кампанию, потому что тогда ей нужно меньше обосновывать собственную политику и приходится слушать меньше критики со стороны оппонентов.

Явка при этом падает не одномерно. Сильнее всего она страдает в крупных городах. А именно там граждане более склонны голосовать за оппозицию. Вообще, когда явка низкая, в первую очередь не приходит как раз оппозиционный избиратель. Однако и провластный избиратель может оказаться менее подвержен мобилизации со стороны партии власти, нежели та рассчитывает.

Если говорить о парламентской оппозиции, то перенос голосования будет относительно выгоден КПРФ. При низкой явке их избиратель все равно придет. Так что коммунисты могут поддержать перенос совершенно искренне (впрочем, лидер коммунистов Геннадий Зюганов в пятницу высказался против переноса выборов на осень. — «Газета.Ru»). У ЛДПР отношения с властью выстроены так, что партия нужна только для легитимизации и поддакивания решениям. Показательно, что больше всего аргументов в пользу переноса выборов мы слышим от Владимира Жириновского.

Эсэры всегда справедливо говорили, что их реальный результат выше, чем показывают предвыборные опросы. Это наименее неприятная партия, за нее часто голосуют люди, которые до последнего дня не могут определиться и в итоге выбирают меньшее зло. Но в данном случае эти неопределившиеся избиратели могут и не дойти до участков, решив поехать на дачу копать картошку. Конечно, у эсэров ситуация неопределенная, но они скорее проиграют от переноса выборов, а не выиграют.

Константин Калачев, руководитель Политической экспертной группы:

— КПРФ уже выступила против переноса выборов на сентябрь. И то, что коммунисты против, а партия власти — за, уже многое объясняет с электоральной точки зрения.

Совершенно очевидно, что для превращения выборов в праздник сентябрь удобней, чем декабрь. Это в советской традиции, когда выборы проходят с песнями, плясками, булочками и музыкой на участках. Не случайно этот месяц и сделали единым днем голосования для региональных кампаний. К тому же в сентябре имеют преимущество уже известные кандидаты и партии, потому что лето — мертвый сезон. Снижаются интернет- и медийная аудитории. Любой медийщик знает, что скорость прохождения сигнала и его эффективность летом минимальны. Поэтому вести агрессивную кампанию летом куда проблематичней.

Но главное отличие летних кампаний от зимних связано с выборами одномандатников. Та же «Единая Россия» получила бы в сентябре больший процент, чем в декабре, но насколько разница была бы критичной с учетом устойчивых позиций партии — это вопрос. А вот с одномандатниками ситуация другая. Их кампании можно строить либо на критике местной власти, либо на позитиве. Летняя кампания предполагает большую ориентацию на позитив, а осенняя — в силу запроса избирателей — на критику.

Как политтехнолог, я бы выбирал разные стратегии для кандидата в зависимости от летнего или позднеосеннего периода. Лето — это цветочки цветут, травка зеленеет, власть работает, детские площадки строятся, кандидат стоит на их фоне и прочее-прочее. В конце лета — начале зимы на пике находится и уровень социального самочувствия. Это выгодней «Единой России», чем оппозиции, которая настроена критиковать местные власти. К декабрю же люди сталкиваются с новыми проблемами, связанными с ЖКХ, готовностью населенных пунктов к отопительному сезону, с решением проблем благоустройства и уборки улиц в осенне-зимний сезон.

Что касается явки, то определенный риск того, что не прийти на выборы может лояльный избиратель, есть. Но, видимо, этот риск меньше, чем риск роста протестных настроений в декабре. Потери лояльных избирателей на выборах компенсируются отсутствием протестного избирателя.

Лев Гудков, директор Левада-центра:

— Важно, что власть чрезвычайно нервничает. Она чувствует себя неуверенно. Все эти рапорты наверх, что кризис достиг дна, выглядят не очень убедительно, если смотреть на экономические тренды и социальные настроения... Пока же серьезного роста политических и экономических протестов мы не фиксируем. Тем более что отсутствует партия, которая могла бы представлять мнения и интересы рассерженных людей. Но к осени ситуация может измениться, если будет заметное ухудшение.

Перенос выборов на сентябрь — это совершенно ясный расчет на понижение явки и более послушный электорат, который остался на месте. Обеспеченные люди, которые более негативно настроены по отношению к партии власти, как правило, еще в отпусках.

Это, возможно, кажется не очень значимым, но с помощью переноса кампании на сентябрь можно снизить явку на 6–8%. Кроме того, в расчеты кремлевских планировщиков, видимо, входит то обстоятельство, что будет усиливаться кризис, а недовольство — расти от месяца к месяцу.

Константин Костин, председатель правления Фонда развития гражданского общества:

— Вся эта история достаточно перегрета. Это выгодно всем партиям, которые в течение нынешнего межвыборного периода активно работали и участвовали в избирательных кампаниях на разных уровнях. Когда люди говорят, что наиболее благоприятный период для агитации — осень, эти люди плохо знают свою страну и не догадываются, что за Уралом в это время достаточно холодно. Если говорить об агитации, которая проводится на улице, то в подобных условиях пикеты и митинги весьма затруднены.

В этом смысле август и сентябрь гораздо более предпочтительны, когда на всей территории страны погода достаточно теплая и комфортная для проведения подобных мероприятий и участия в них простых граждан.

Конечно, есть такой фактор, как социальное самочувствие. Понятно, что чисто биологически в период конца лета и начала осени оно лучше, чем с наступлением зимы. Но это не такой существенный фактор. Он, безусловно, влияет, но не носит радикального характера.

Так что, на мой взгляд, перенос выборов на сентябрь расширяет возможности агитационной кампании не только для власти, но и для оппозиции. Она активно использует уличные форматы в своих кампаниях. А проводить пикет при снеге с дождем крайне затруднительно.

Станислав Белковский, политолог:

— Есть такая шутка, что человек с именем November взял псевдоним December. В данном решении нет никакой выгоды для федеральной власти. Это просто идеологические конвульсии, размышления на тему, что бы еще придумать, что бы еще сделать, как поковыряться в носу. Я, как политический консультант с большим опытом на пенсии, не вижу никакого преимущества в переносе выборов с декабря на сентябрь. Протестные настроения, что ли, сильно вырастут за три месяца? Нет. Этот перенос не несет ни практического, ни теоретического смысла. Если бы выборы были перенесены на декабрь или сентябрь этого года, то смысл бы был. А так это связано только с тем, что структуры, отвечающие за внутреннюю политику, заскучали и хотят запустить «движуху», которая на самом деле «движухой» не является.

Хотя, может быть, дело в том, что планируются какие-то конституционные изменения и Владимир Владимирович по тем или иным причинам хочет уйти досрочно и передать власть Дмитрию Анатольевичу. В этом случае ему надо побыстрее провести думские выборы, а потом назначить преемника. Тогда смысл, конечно, есть.

Олег Игнатов, замглавы Центра политической конъюнктуры:

— На данный момент самое распространенное (и пока никак не опровергнутое) объяснение сводится к тому, что власти по какой-то причине понадобилось обеспечить для себя максимально комфортные условия и низкую явку на парламентских выборах 2016 года — выборах, которые из нынешнего положения ровно никакой проблемы для Кремля не представляют. Напротив, динамика рейтингов партий и объективное состояние участников политического процесса таковы, что оппозиция по результатам выборов может свести свое представительство к минимуму. И парламент, в который по партийным спискам пройдут только три партии, кажется вполне реальной перспективой.

Как кажется, ответ может лежать в согласовании основных параметров сценария кампании на уровне политических элит.

Подготовка к думской кампании 2016 года требовала от Кремля определиться со следующими вопросами: какой формат участия в парламентской гонке выберет для себя президент Владимир Путин, кто возглавит список «Единой России» и как будет распределена ответственность за мандаты между «Единой Россией», ОНФ и, возможно, другими партиями в ходе кампании. Возможно, принципиальные решения по всем этим вопросам у власти уже есть и эти решения таковы, что требуется запуск дискуссии о досрочных выборах.