Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Иностранные агенты от Бога

В Госдуму внесен законопроект о финансировании религиозных организаций из-за рубежа

Андрей Винокуров, Владимир Дергачев 28.04.2015, 20:57
Сергей Бобылев/ТАСС

Правительство внесло в Госдуму законопроект, обязывающий религиозные организации, получающие финансирование из-за рубежа, предоставлять отчетность о своей деятельности Минюсту. Эксперты сравнивают инициативу с законом «Об иностранных агентах» и считают, что у него высокие шансы на принятие.

Согласно тексту законопроекта, который есть в распоряжении «Газеты.Ru», Минюст получает право запрашивать у органов управления религиозной организации документы, содержащие сведения о ее финансово-хозяйственной деятельности, в том случае, если она имеет финансирование из-за рубежа.

Согласно документу, Минюст может получить право проверять соответствие деятельности религиозной организации законодательству РФ, а также целям, указанным в уставе.

Также Минюст получает право на проверку, если от госорганов или органов местного самоуправления поступит информация о нарушении религиозной организацией законодательства РФ в сфере ее деятельности или о наличии в ее деятельности экстремизма или терроризма. В этом случае предварительное уведомление организации о такой проверке не допускается.

Согласно инициативе правительства, религиозные организации, получающие иностранное финансирование, должны вести раздельный учет своих доходов: полученных из-за рубежа и прочих. Они обязаны представлять в Минюст отчетность о своей деятельности, персональном составе руководящих органов и сведения об иностранном финансировании.

Председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций, депутат фракции ЛДПР Ярослав Нилов объяснил «Газете.Ru», что законопроект направлен на повышение прозрачности в вопросе финансирования деятельности религиозных организаций, которых на сегодняшний день зарегистрировано 25 тысяч.

Заместитель председателя комитета, представитель КПРФ Сергей Обухов считает, что проблема иностранных финансовых потоков стала особенно актуальна в связи событиями на Украине: «Украинский негативный опыт доказывает, что контроль за иностранным финансированием политических и общественных процессов в стране необходимо осуществлять, что называется, по всем фронтам».

Депутат признает, что подобная инициатива чревата «чрезмерным рвением исполнителей» и «расширительным толкованием» закона, но уверен, что это можно будет учесть в ходе работы над законопроектом в комитете.

Глава Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте Александр Дворкин предполагает, что инициатива направлена против различных сектантских организаций, дочерние структуры которых часто используются как агенты влияния в России. «Религия давно стала фактором международной политики», — утверждает Дворкин. В качестве примера он назвал «псевдоиндуистские», пятидесятнические организации, мормонов, сайентологов, а также другие организации, которые могут попасть под действие закона.

Депутат Ярослав Нилов предполагает, что под закон может попасть и РПЦ. Дворкин полагает, что инициатива ее вряд ли коснется, так как «приходы церкви за границей сами себя финансируют».

Член СПЧ, руководитель «Союза добровольцев России» Яна Лантратова, выступавшая с аналогичными предложениями, приветствует инициативу и уверяет, что секты сыграли «не последнюю роль (в госперевороте) на Украине». По ее словам, «секты ведут прямую антигосударственную деятельность».

Законопроект — ответ российской власти на «евромайдан», говорит замдиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. Он напомнил, что российская пропаганда рассказывала о «кровавом пасторе» Александре Турчинове и обвиняла грекокатоликов в организации революции на Украине.

При этом политолог отмечает, что в России конфессии опасности для властей не представляют. В массовых протестах 2011–2012 годов духовенство активного участия не принимало.

Тем не менее у ряда протестантских организаций в России уже начались проблемы. Например, у калужского губернатора Анатолия Артамонова имеется серьезный конфликт с протестантской общиной.

По словам эксперта, у РПЦ вряд ли возникнут проблемы с финансированием по линии православной церкви за рубежом.

Объектами контроля в первую очередь будут неправославные религиозные течения, например протестантские и радикальные исламские, считает Макаркин.

Специалист по проблемам законотворчества, доцент Института общественных наук РАНХиГС Екатерина Шульман отмечает, что правительственные инициативы почти всегда одобряются палатой: «Правда, их путь может быть долог и извилист и сопровождаться существенными изменениями в тексте. Это происходит, когда законопроект затрагивает группы интересов, достаточно влиятельные, чтобы быть допущенными к процессу принятия решений. Это как раз такой случай».

Предлагаемая инициатива имеет очевидные параллели с законом «Об иностранных агентах».

«Идея понятна: отследить и по возможности пресечь деятельность религиозных организаций, преимущественно исламских, которые получают деньги из-за рубежа и могут показаться нашим властям экстремисткими», — уверена эксперт.

Но религиозные структуры, особенно входящие в сферу мировых религий, то, что у нас называют «традиционными конфессиями», — куда богаче, ближе к власти и, соответственно, влиятельнее любого НКО. Новый проект не будет принят быстро и, весьма вероятно, дойдет до третьего чтения уже не в том виде, в каком он поступит из правительства.

Депутат Ярослав Нилов предполагает, что законопроект будет рассмотрен Думой в весеннюю сессию: «Каких-то оснований для отказа от его поддержки я не вижу. Он отвечает требованиям времени, внешним вызовам».