«Еще одно прекращение огня»

В Минске пройдут переговоры лидеров России, Франции, ФРГ и Украины

Владимир Дергачев, Александр Братерский, Андрей Винокуров 11.02.2015, 00:30

В среду в Минске состоятся переговоры лидеров России, Франции, Германии и Украины, которые могут стать последним шансом урегулировать конфликт в Донбассе и не допустить большой войны. Эксперты не ожидают глобальных решений, но предполагают, что будет выработана «дорожная карта». В свою очередь некоторые представители самопровозглашенных республик надеются на срыв переговоров.

Во вторник в Минске состоялась встреча представителей МИД Украины, Германии, Франции и России по урегулированию конфликта на востоке Украины. На ней стороны должны были разработать меры по выполнению и имплементации минских договоренностей. Накануне семичасовые переговоры в Берлине провели заместители министров иностранных дел «нормандской четверки».

Встреча контактной группы стала подготовкой к главному дипломатическому событию — переговорам в Минске: по их итогам президенты Украины, Германии, Франции и России должны добиться двустороннего прекращения огня в Донбассе. Встречи в характере «челночной дипломатии» происходят уже почти неделю. 6 февраля после визита в Киев канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд совершили внезапный визит в Москву, где провели закрытую пятичасовую встречу с Владимиром Путиным.

О конкретных договоренностях объявлено не было. По словам вице-президента Центра политических технологий Алексея Макаркина, участникам не удалось найти механизм действий, который устраивает все стороны конфликта: «Главные вопросы — как разграничить территорию и кто будет обеспечивать безопасность». В последующие дни, по словам политолога, стороны предпринимали попытки «подготовить не просто рамочный, а действительно работающий документ»: «Когда речь идет об общих подходах, с этим все согласны. Но когда начинают обсуждать технологии, механизмы, начинаются сложности».

Детали мирного плана в какой-то момент раскрыл президент Франции Франсуа Олланд: новый минский договор предусматривает создание демилитаризованной зоны шириной 50–70 км, которая бы не позволяла силовикам и пророссийским сепаратистам наносить друг по другу артиллерийские и минометные удары, а также расширение автономии восточных регионов Украины.

Чего хочет Москва
Источник «Газеты.Ru», знакомый с политикой Кремля на украинском направлении, рассказал, что в конце декабря у Владимира Путина прошло закрытое совещание с участием его помощника по СНГ Владислава Суркова.

«Владислав Юрьевич (Сурков) представил доклад по делам в своем управлении (кремлевское управление по СНГ). И после этого доклада активизировались переговоры, прошла встреча с Меркель и Олландом, Кремль делает ставку на мирное решение ситуации», — утверждает собеседник «Газеты.Ru».

«Основа переговоров в Минске — перемирие, пункт, который изначально не вызывал вопросов с обеих сторон. Дальше — вопрос, связанный с линией разграничения и отводом тяжелого вооружения», — говорит источник.

По его словам,
конечная цель Кремля в отношении будущего Донбасса не меняется.

«Москве нужен статус ЛНР и ДНР, его можно называть как угодно — автономия, особый статус, особая зона, — но суть прежняя: номинально регион находится в составе Украины, но по факту они выбирают сами свою власть, там проходят прямые выборы губернатора. Кроме того, Кремль добивается особого статуса русского языка, этот пункт Россия будет продвигать на всей территории Украины», — рассказывает собеседник «Газеты.Ru».

Он рассказывал, что многие в республиках «раздосадованы» тем, что представители ДНР И ЛНР не принимают участия в переговорах на высшем уровне.

Политический консультант правительства ДНР Роман Манекин утверждает, что в республиках ничего не ждут от переговоров.

«В данную минуту идет массированный обстрел Донецка. Что в этой ситуации можно ждать? Нужно сражаться! Никакие соглашения о Донбассе невозможны без участия ДНР. И еще: реализуются только те соглашения, которые, что называется, ложатся на социально-исторический «ландшафт». Все остальные — промежуточные», — говорит Манекин.

Источник «Газеты.Ru» утверждает, что переговоры в Минске в формате ДНР — ЛНР — Украина — Россия были приостановлены для того, чтобы Россия на новом уровне начала обсуждать проблему Донбасса.

«Согласно нашей позиции, эти вопросы должны обсуждать главы государств. В этой ситуации Кремль считает, что будет выглядеть достойно: «не бросил Донбасс на растерзание», — говорит источник.

Бывший замминистра иностранных дел ДНР Борис Борисов, как и многие другие ополченцы, надеется на провал переговоров и дальнейшее продвижение войск самопровозглашенных республик: «Я надеюсь на позитивный для Новороссии итог, а именно полный провал, после которого объявят об «обмене пленных всех на всех», а Пушилин скажет общие слова».

В настоящий момент в окрестностях города Дебальцево продолжаются бои между ополченцами самопровозглашенных республик ДНР и ЛНР и украинскими силами. Ополченцы заявляют о закрытии дебальцевского «котла», в котором находятся несколько тысяч украинских военных.

Ранее источник «Газеты.Ru», близкий к проекту Новороссии, подтвердил: в случае отказа Украины идти на переговоры будет активизировано наступление по всем фронтам и повторится августовский сценарий разгрома сил АТО.

Американский фактор
Поздно вечером во вторник состоялся телефонный разговор между Владимиром Путиным и Бараком Обамой, во время которого американский президент заявил, что если Москва продолжит агрессию на Украине, то «цена для России повысится».

Ранее Барак Обама заявлял, что по результатам минской встречи будет принято окончательное решение о поставках на Украину летального вооружения. Это сценарий, которого пытаются избежать западноевропейские лидеры. Впрочем, профессор МГИМО Валерий Соловей считает разговоры о попытках американцев разжечь войну в Донбассе преувеличенными. «Могу говорить довольно уверенно: администрация Обамы не хочет предпринимать вообще никаких резких движений на российском треке. Так что во всех разговорах об американском факторе очень много спекулятивного. Нам удобно: есть кого обвинять в срыве «путинской программы мира».

По мнению депутата Европейского парламента, бывшего министра иностранных дел Эстонии Урмаса Паэта, максимум, чего удастся достичь участникам переговоров, — это «еще одно прекращение огня». Это, по его словам, уже неплохо, так как в конфликте каждый день погибают люди. Большего же достичь вряд ли удастся. «Слишком далеки друг от друга позиции сторон и России, и ЕС, и Украины», — говорит Паэт.

Украинский политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев не ожидает глобальных решений по итогам встречи в Минске. По его словам, можно рассчитывать только на частичные решения, при этом не оформленные протокольно.

«Если встреча состоится, то возможно предметное обсуждение линии разграничения и способа демилитаризации. Какого-то прорыва не может быть, так все стороны стоят на разных позициях», — говорит Карасев.

Глава Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов более оптимистичен и считает, что какая-то «формула» по итогам встречи может быть достигнута. «Очевидна необходимость остановить войну сейчас, потому что она в общем-то ничего, кроме деградации ситуации, не несет. Нельзя ее повернуть таким образом, чтобы какая-то сторона получила решающий перевес. К тому же надо учитывать очень мощное внешнее давление. Сам уровень, на котором предпринимаются попытки решить этот вопрос, высший из возможных. На нем собраны самые весомые лица в мировой политике. Выше Меркель висит только Обама. Максимум того, кто может участвовать, участвует. Дальше некуда», — говорит Лукьянов.

По его словам, очевидный камень преткновения связан с контролем официальной границы между Россией и Украиной, той части, которая уже не контролируется украинцами. Еще на первой минской встрече говорили о том, что здесь нужен контроль и мониторинг. И с одной стороны, это трудно обойти, с другой стороны, Россия не может допустить, чтобы ее отрезали от самопровозглашенных республик: «Как найти какую-то формулу, в этом случае непонятно».

Профессор Соловей прогнозирует, что стороны договорятся о введении перемирия и разработают «дорожную карту», где первым пунктом будут стоять отвод тяжелых вооружений от линии фронта и создание демилитаризованной зоны под наблюдением ОБСЕ. После объявления перемирия начнется трудный переговорный процесс — согласование линии разграничения, когда и как разводить войска и прочее: «Короче говоря, перемирие, но не всеобъемлющее соглашение о мире. Над последним работать и работать. А тем временем Донбасс превратится в новое Приднестровье».