Кого слушает президент

Докатилась до госизмены

Многодетную мать из Смоленской области подозревают в госизмене

Владимир Дергачев, Дмитрий Карцев 29.01.2015, 21:44
Светлана Давыдова с семьей Из личного архива Светланы Давыдовой
Светлана Давыдова с семьей

Депутат Дмитрий Гудков направил запросы в ФСБ и Генпрокуратуру в связи со скандальным арестом жительницы Смоленской области Светланы Давыдовой, матери семерых детей. Ее обвиняют в госизмене за звонок в посольство Украины с сообщением о передислокации российской воинской части, о чем женщина якобы узнала из подслушанного разговора в маршрутке. Юрист считает, что состава преступления в действиях женщины нет. Давыдовой грозит до 20 лет тюрьмы.

По версии следствия, в апреле 2014 года жительница Вязьмы Смоленской области Светлана Давыдова сообщила в посольство Украины о передислокации воинской части, расположенной недалеко от ее дома. Давыдова была уверена, что конечная цель военнослужащих — восток Украины.

Как рассказал «Газете.Ru» ее муж Анатолий Горлов, Давыдова заметила, что часть неподалеку от дома опустела. После этого в маршрутке она услышала, как один из пассажиров по телефону рассказывает, что его и сослуживцев «переправляют в Москву в штатском, а оттуда дальше в командировку», о чем сделала пометку в своем ежедневнике. Из сопоставления двух событий у женщины сложилось впечатление, что российских военнослужащих отправляют в Донбасс, о чем она решила сообщить в посольство Украины.

Решение обратиться с этой информацией именно в посольство Украины супруг Давыдовой объясняет тем, что «ее глубоко поразил военный конфликт на Украине; но это не желание навредить Российской Федерации — просто она против войны и гибели людей».

21 января уже этого года Давыдова была арестована в собственной квартире, на следующий день ее этапировали сначала в Смоленск, а затем в московское СИЗО «Лефортово». Лефортовский райсуд подтвердил арест. Горлов при этом настаивает, что Светлана не является активным оппозиционером и никогда не участвовала в антивоенных митингах, но в прошлом была членом КПРФ.

ФСБ дело не комментирует.

Судя по материалам дела на сайте Лефортовского райсуда, Давыдовой вменяют статью 275 УК РФ (государственная измена), предполагающую от 12 до 20 лет лишения свободы.

«В запросе спрошу, на каком основании мать семерых детей удерживают в СИЗО. Если имеет место факт госизмены, это подтверждает участие войск России на Украине. Если не подтверждает, то нет факта госизмены. Ее обвиняют в сообщении о дислокации войск, но если этих сведений нет, то нет и обвинения», — рассказал «Газете.Ru» Дмитрий Гудков.

В запросе (имеется в распоряжении «Газеты.Ru») депутат ссылается на письмо Минобороны, в котором ведомство утверждает, что Россия не участвует в конфликте в Донбассе. Из этого Гудков делает вывод, что Давыдова задержана и арестована «на основании собственных фантазий и субъективной оценки действительности». Депутат в разговоре с «Газетой.Ru» предположил, что по такой логике можно арестовывать людей за любые слухи в соцсетях о нахождении российских войск на Украине.

Член Совета по правам человека при президенте Сергей Кривенко также сообщил «Газете.Ru», что правозащитники будут следить за ходом дела, хотя и затруднился сказать, будет ли СПЧ делать какое-то общее заявление по этому вопросу, поскольку это орган коллегиальный.

При этом он сетует на особенности российского законодательства, а именно на расширительное толкование «государственной измены», которое было принято в ноябре 2012 года.

В соответствии с ним под понятие госизмены подпадает оказание любой «финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи иностранному государству, международной либо иностранной организации или их представителям в деятельности, направленной против безопасности Российской Федерации».

Однако он признает, что в той же статье говорится и о выдаче сведений, составляющих государственную тайну, а данные о дислокации воинских частей в этот перечень попадают вне зависимости от того, куда именно были отправлены военнослужащие — на восток Украины или нет. Правда, есть там и оговорка о том, что такие сведения должны попасть к человеку «по службе, работе, учебе или в иных случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации».

«Так что тут нужно разбираться крайне скрупулезно в деталях, трактовки могут быть самые разные», — заключает Кривенко, напоминающий, что с момента принятия изменений в законодательство о госизмене подобных дел еще не было.

Адвокат Дмитрий Аграновский считает, что Светлана Давыдова, «может, и некрасиво поступила с точки зрения патриотизма», но реального ущерба государственным интересам России и помощи иностранному государству нет. А значит, и нет состава преступления по ст. 275 УК.

«Представим, что Иван Иванович Иванов пошел в посольство США и сообщил им ложные сведения. Есть там состав или нет? Я считаю, что нет. Для статьи «госизмена» должна быть реальная помощь иностранному государству. Так что если эта воинская часть реально не была отправлена в Донецкую и Луганскую народные республики, то в действиях Светланы нет состава преступления. Если же перемещение было, то состав есть. Но ведь Россия официально не участвует в боевых действиях в регионе», — рассуждает Аграновский.

Аргумент о том, что сведения о дислокации войск сами по себе составляют гостайну, он отвергает:

«Я в детстве видел, когда из части поблизости солдаты с песнями ходили в баню, туда и обратно. Не всякое обсуждение перемещения войск составляет гостайну».

В свою очередь, член «Единой России» и зампредседателя комитета Думы по безопасности Александр Хинштейн поддержал действия ФСБ, сославшись на западный опыт подобных дел.

«Могу вам сказать как человек, выросший на художественных фильмах типа «Зеленой цепочки», в моем понимании человек, который подает сигналы из ракетницы для вражеских самолетов, не может оставаться на свободе. Можно спорить относительно квалификации деяний этой гражданки, но дело, несомненно, идет о нанесении ущерба безопасности страны, — настаивает Хинштейн. — Интересно отзеркалить эту ситуацию: как бы повели себя наши коллеги из СБУ Украины? Представим себе человека с Украины, который звонит в российское посольство и сообщает о передислокации воинских частей украинских вооруженных сил. Будут ли они квалифицировать это как антиукраинские действия? Мне кажется, что будут. А если мы посмотрим практику привлечения к ответственности за измену на Западе, в первую очередь в США, там привлекаются к ответственности люди при гораздо меньших доказательствах и получают максимальные сроки, причем без срока давности. Как аукнется, так и откликнется. Это общемировая практика».

Политический эффект от уголовного преследования многодетной матери может оказаться негативным, полагают эксперты.

«Те, кто решил превратить поступок многодетной матери в шпионский скандал, погорячились и поторопились. Иностранные СМИ историю наверняка подхватят. Видимо, резонанс этот никого уже не волнует», — уверен глава Политической экспертной группы Константин Калачев.

На украинских сайтах эта история действительно активно цитируется и трактуется как репрессии российских властей в отношении проукраинских активистов.

Украинский политолог, директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев констатирует, что и российское, и украинское общество все больше милитаризуются: «Это массовая невротизация. Война проникла в общественную психологию, общество живет в состоянии войны, хоть как юридическое понятие оно и не используется ни Москвой, ни Украиной». При этом Карасев сомневается, что Киев поднимет этот инцидент на официальный уровень.