Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Январь — время депрессивного распада»

Российские регионы выдержали первый удар кризиса

Владимир Дергачев 14.01.2015, 00:00
Александр Рюмин/ТАСС

Фонд «Петербургская политика» представил обзор региональной политики за декабрь 2014 года. Последний месяц ушедшего года знаменовался адаптацией регионов к обвальному падению рубля и стал для них серьезным стресс-тестом. По данным политологов, опасных признаков социальных волнений пока не наблюдается, но искра может вспыхнуть где угодно.

Рейтинг социально-политической устойчивости регионов публикуется фондом «Петербургская политика» ежемесячно с осени 2012 года. Но прошедший декабрь оказался особенным: из-за экономического кризиса и девальвации рубля впервые за двухлетнюю историю исследований не выросли показатели устойчивости ни одного из регионов, а средний балл оказался самым низким за последние семь месяцев.

В топ-10 регионов с максимальным результатом — восемь баллов из десяти возможных — вошли Тамбовская, Тюменская, Белгородская, Пензенская, Магаданская, Амурская области, республики Хакасия и Коми, Ямало-Ненецкий и Чукотский АО.

Москва и Санкт-Петербург остались в числе регионов с высокой устойчивостью с 6,1 и 6,3 балла соответственно.

Хвост списка составляют регионы со слабой устойчивостью (пять баллов и менее): Орловская, Рязанская, Ярославская, Волгоградская и Брянская области, республики Карелия, Калмыкия, Ингушетия, Дагестан и Кабардино-Балкария.

В докладе также представлен анализ важнейших социально-политических событий в субъектах за прошедший месяц.

Под гнетом рубля

Девальвация российской национальной валюты стала серьезным стресс-тестом для региональных администраций и экономик, отмечают эксперты. Больше всего закономерно пострадали менее развитые регионы, для жителей которых рост цен наиболее травматичен.

«Осенью были разговоры о том, что из-за девальвации рубля пострадают регионы-импортеры — Москва, Санкт-Петербург, в то время как выиграют регионы-экспортеры и не пострадают регионы со слаборазвитой экономикой. Но декабрь оказался сложным для всех регионов. Однако это несильно сказалось на социальном самочувствии, так как активность населения ушла в потребительский бум.

Опасения насчет ощущений украденного у избирателя Нового года, главной «духовной скрепы», не оправдались, хотя нанесенная травма может еще дать о себе знать,

— рассуждает глава «Петербургской политики» Михаил Виноградов. – В кризис бедные ждали, что больше всего пострадают богатые, а богатые ждали, что пострадают бедные. В итоге (кризис) ощутили и те и другие».

Источники протеста

В ближайшее время эксперты фонда не прогнозируют обрушения социально-политической устойчивости регионов. Они отмечают уменьшение количества негативных новостей о состоянии экономики в СМИ и рост сообщений об ажиотаже, связанном с розничными закупками.

​Исключением, правда, стала напряженная ситуация вокруг железнодорожных перевозок. Предупреждение Минтранса о возможной отмене пригородного сообщения в 20 регионах России вошло в топ-10 региональных политических событий.

Традиционно у железнодорожников возникают конфликты с региональными властями по поводу спонсирования пригородных
​перевозок (почти везде электрички убыточны). Однако на фоне ухудшающейся экономической ситуации у властей не хватает денег на дот​ации, отмечается в докладе. При этом отмена электричек и рост цен в первую очередь ударят именно по лояльному электорату — жителям глубинки, бедным, пенсионерам.

Но, по версии «Петербургской политики», оппозиция и контрэлиты пока не смогли использовать естественный рост тревожности в обществе. Самые заметные акции протеста не были связаны с экономической повесткой.

В Москве недовольные вышли на улицы в день приговора братьям Алексею и Олегу Навальным, а в Томске — после закрытия независимого канала ТВ-2. «Серьезных социальных акций не было ни в ноябре после реформ медицины и проблем в автопроме, ни в декабре после девальвации. В то же время январь — время депрессивного распада новогодней эмоции, и говорить до конца о прохождении периода нестабильности не приходится», — считает Виноградов.

По его словам, «травма может дать о себе знать не сразу», и вопрос лишь в том, какой из регионов может выступить в роли застрельщика и пустить протестную волну.

«Это могут быть либо регионы с традиционно высокой социальной активностью – Екатерингбург, Новосибирск, либо регионы по большому счету лояльные, которые были в идеалистическом поле, но сейчас проходят стресс-тесты», — объясняет развилку политолог. По его словам, поводом может стать что угодно, хотя бы декабрьское убийство в Кемерове: там токарь с 30-летним стажем с предприятия шахты «Распадская» расстрелял начальника цеха и полицейских после увольнения.

«Пока власть транслирует тезис, что кризис временный, как в 2008 году. В картине мира избирателя нет представления о кризисе как сопоставимом с началом 1990-х годов. Если кризис 2008 года обошелся без знаковых событий, то декабрьские стояния в очередях и валютная паника уже стали знаковыми событиями, которые останутся в памяти», — заключает Виноградов.

Чечня и другие территории

Еще одним важным событием декабря эксперты называют скандал в Чечне, связанный с внесудебными расправами над родственниками боевиков, и высказывания главы региона Рамзана Кадырова.

«Пока картбланш у чеченских властей достаточно сильный, и федеральные власти целенаправленно сохраняют интригу насчет того, есть ли какие-то вообще ограничители у чеченских властей или они предоставлены сами себе. Но модель контроля над республикой после теракта под вопросом. Кадырову удалось перевести повестку на украинских добровольцев, но теракт все равно был довольно неожиданным стрессом. Вызов довольно серьезный, ведь о Чечне многие месяцы ничего не говорили», — комментирует Виноградов.

В десятку важнейших событий также входят региональные таможенные войны, в частности перекрытие таможенными органами Белоруссии транзита электроники из Калининградской области в Россию.

«Регионы в целом выдержали декабрьский удар, хотя пока рано говорить об их готовности к новым возможным стресс-тестам. Региональные элиты не допустили серьезных ошибок при коммуникации с общественным мнением и бизнес-элитами, однако можно скорее говорить о параличе перед стихийными бедствиями на рынке, нежели о системной программе мер, — заключают авторы рейтинга в пояснительной записке. — На самооценке региональных властей в части способности сохранять контроль в своих территориях события декабря скажутся, скорее всего, негативно».