Кого слушает президент

Церковь решает

Как церковь может помочь в урегулировании политических конфликтов

Александр Братерский, Полина Матвеева 07.01.2015, 10:43
Sergey Ponomarev/AP

В день, когда православные христиане празднуют Рождество, верующие и церковные иерархи будут по традиции молиться о мире. Во время конфликта на Украине, который почти привел к разрыву отношений между двумя христианскими народами – русским и украинским, — такая молитва более чем актуальна. «Газета.Ru» вспоминает случаи, когда посредничество церкви помогало предотвращать конфликты и преодолевать политический кризис.

Патриарх, который убедил президента уйти

В 2000 году разоренная военными действиями в Косово и бомбардировками сил НАТО Югославия оказалась в глубоком политическом кризисе.

Благодаря подконтрольному парламенту Слободан Милошевич получил право в третий раз баллотироваться на пост президента Югославии, в составе которой в тот момент остались лишь Сербия и Черногория. Это решение вызвало возмущение оппозиции, которая после первого тура объявила о победе своего кандидата Воислава Коштуницы. Милошевич потребовал проведения второго тура выборов, но на улицы Белграда высыпали тысячи сторонников оппозиции.

Решающим моментом противостояния стала публичная поддержка, которую оказала Коштунице Сербская православная церковь и лично патриарх Павел.

Прежде Павла не раз упрекали в политической ангажированности. Оппозиционеры – за то, что он посещал организованные властями мероприятия; сторонники официальной власти – за походы на митинги оппозиции. А он отвечал, что должен быть везде, где бывает паства, особенно молодежь.

В 90-х патриарх убедил Милошевича отпустить одного из лидеров оппозиции Вука Драшковича, лично встал во главе колонны оппозиционных студентов и заставил отступить готовых стрелять полицейских, участвовал и в выработке единой позиции сербской стороны на переговорах в Дейтоне, положивших конец боснийской войне. Прожив 34 года в Косово, он оставался убежденным сторонником диалога между этносами, между конфессиями, между враждующими группировками.

«Мы не выбираем ни страну, где рождаемся, ни народ, в котором рождаемся, ни время, в которое рождаемся, но выбираем одно: быть людьми или нелюдями» — сокращенная до «будем людьми» в Сербии эта фраза воспринималась как главное послание Павла.

Неудивительно, что неожиданно решительная позиция патриарха, который назвал президента «единственным виновником катастрофы», стала переломной точкой назревавшего конфликта. Как отмечают свидетели событий 2000 года, разнесшиеся по улицам и площадям слова «патриарх с нами» воодушевили противников Милошевича и, наоборот, заставили отвернуться от президента многих представителей элиты.

Павел был первым, кто попросил главу государства добровольно сложить полномочия. Тот уже не мог отказаться.

«Я держал в руках документ, гласивший, что санкции Сербии будут усилены, если Милошевич не уйдет в отставку. Поэтому мы просим его, в интересах и для спасения народа, мирно и добровольно уйти. Церковь никогда не была ни за, ни против Милошевича, — говорил Павел накануне этих событий в разгар косовского кризиса. — Милошевич хотел бы всё, включая и церковь, использовать для своей выгоды. Мой долг православного христианина — защищать истину».

Франциск I , Барак Обама и Рауль Кастро

В середине декабря 2014 года США объявили о восстановлении дипломатических отношений с Кубой. «Важную, возможно, ключевую роль» в налаживании диалога между странами, по словам американского президента Барака Обамы, сыграл глава Римской католической церкви Франциск I.

Посредничество в диалоге стало возможным, когда положение самой церкви улучшилось на Острове свободы после многолетних ограничений прав верующих.

В 1996 году тогдашний лидер Кубы Фидель Кастро посетил Всемирный саммит по продовольствию, который проходил в Риме, и тогда же был принят Иоанном Павлом II. После этого Кастро официально пригласил понтифика посетить Кубу. В 1998 году во время его визита, понтифика увидели около миллиона кубинцев.

Визит помог: активизировались гражданское общество и подпольные независимые профсоюзы, независимые журналисты и кубинские правозащитники. Кубинская католическая церковь стала играть более существенную роль в стране, выступая за необходимость улучшения отношений между двумя странами.

В католическом журнале Espacio Laical, принадлежащем Гаванской архиепархии, появился следующий призыв: «Забота о суверенитете не заставит нас отказаться от пользы, которую может принести кубинцам нормализация отношений с Соединенными Штатами».

Папа Римский за «Солидарность»

В истории Польской Народной Республики церковь была важнейшим фактором борьбы против коммунистического режима и его мирного ухода от власти под давлением независимого профсоюза «Солидарность». Социолог Наталья Коровицина отмечала, что в основе принципов «Солидарности» лежали созвучные церкви «национальные и христианские ценности».

Поляком был и первый в истории славянин — папа Римский Иоанн Павел II, бывший краковский епископ Кароль Войтыла. В 1981 году он принял в Ватикане делегацию «Солидарности» во главе с Лехом Валенсой.

Особое почтение к нему испытывали не только оппозиционеры и рядовые граждане, но даже и часть представителей правящей номенклатуры. Несмотря на давление из СССР, польский лидер Войцех Ярузельский принял папу Римского в Польше в 1982 году, подчеркнув тем самым, что прежде всего он поляк и лишь потом коммунист.

Почти на каждой стене в доме в тот период можно было увидеть огромные портреты папы Римского и иконы Богоматери. Публичная манифестация собственных религиозных воззрений стала одной из форм политического протеста: молились даже на забастовках.

Активную поддержку оппозиции оказывал католический священник из Варшавы Ежи Попелушко, убитый спецслужбами в 1984 году.

В одной из своих последних проповедей Попелушко заявлял: «Солидарность» доказала, что «для совершения социально-экономических преобразований вовсе не обязательно отказываться от Бога».

Его гибель ознаменовала начало новой волны антикоммунистических протестов.

В итоге католическая церковь фактически благословила «Солидарность» на политическую борьбу. В 1988 году в костеле в Гданьске, откуда и начиналась история профсоюза, было освящено его знамя.

Кардинал мирит хунты

Католическая церковь и ее глава Иоанн Павел II также сыграли ведущую роль в предотвращении вооруженного конфликта между Аргентиной и Чили.

В 1978 году аргентинская хунта, которую возглавлял тогда генерал Хорхе Видела, попыталась отобрать у Чили группу островов, расположенных в проливе Бигль у восточных берегов Огненной Земли. Чили в это время также руководило военное правительство во главе с Аугусто Пиночетом.

Правительство Аргентины объявило о начале военной операции «Суверенитет» для силового решения проблемы, несмотря на предложение чилийской стороны обратиться в международный арбитраж.

Операция была отменена за шесть часов до старта, после того как вновь избранный понтифик прислал в Аргентину в качестве своего представителя кардинала Антонио Саморе, получившего впоследствии прозвище Ватиканского Киссинджера.

В январе 1979 года в столице Уругвая Монтевидео был подписан меморандум о готовности к переговорам и отказе от применения силы. Переговоры шли тяжело и неоднократно прерывались из-за инцидентов между двумя странами.

Соглашение было заключено через пять лет, и этому в значительной степени способствовала именно фигура Саморе — он пользовался уважением обеих сторон. Сказалась и еще одна неудачная авантюра аргентинской хунты — вернуть принадлежащие Великобритании Фолклендские острова, которая закончилась падением военного режима и приходом к власти демократического правительства.

Острова в итоге остались за Чили, однако Аргентина получила право на освоение прибрежных вод. Сам кардинал Саморе не дожил до подписания мирного договора — он скончался годом ранее. Его именем назван один из горных перевалов, соединяющих две страны.

Орден прекращает гражданскую войну

Гражданская война между сторонниками социалистического и прозападного выбора в Мозамбике началась в 1977 году вскоре после получения страной независимости от Португалии. Стороны активно использовали мины и тяжелое вооружение, которые поставлял им и Запад, и СССР.

Только после начала перестройки в СССР и отказа иностранных держав поддерживать конфликт, на фоне разразившейся в стране экономической катастрофы, стороны согласились на переговоры.

Ключевая посредническая роль в урегулировании конфликта принадлежала католическому ордену Сант-Эгидио, известному своей активной общественной деятельностью.

Что интересно: наладить отношения с социалистическим правительством Мозамбика организации помог не кто иной, как генсек Компартии Италии Энрико Берлингуэр, который призвал мозамбикских товарищей прекратить преследования местных христиан.

В свою очередь, при посредстве итальянских дипломатов одному из священнослужителей удалось добраться в глубь джунглей, встретиться там с лидерами повстанцев и убедить их начать переговоры о мире.

Местом встречи была выбрана резиденция ордена в Риме, и в 1992 году переговоры окончились подписанием Римской мирной декларации.