Не за Новороссию, а против Украины

Чем живет предвыборный Луганск

Андрей Кошик (Луганск) 01.11.2014, 22:50
__is_photorep_included6285777: 1

Накануне выборов Луганск не вернулся к довоенной жизни, но и сравнения с концом лета, когда иной раз по пять раз в день бомбили жилые кварталы, уже нет. Сегодня здесь искренне радуются элементарным признакам мирной жизни: заработали рынки и магазины, в газете дают объявления, стали выплачивать зарплаты. Нынешних лидеров самопровозглашенной республики здесь знают плохо, но поддержат все равно: Украина вызывает слишком большое неприятие.

Практически везде в Луганске уже два месяца есть свет. Правда, в некоторых районах лампочки зажглись только на днях, а кое-где электричество еще дают по расписанию: «Представляете — когда дают свет, отключают воду, и наоборот», — рассказывают местные горожане.

Вода также идет почти у всех, но с бело-зеленоватым отливом, и власти настоятельно не рекомендуют ее пить или использовать для приготовления пищи. Проблемы и с отоплением: подавляющее большинство спасается включенными печками и тепловыми вентиляторами. Во все квартиры тепло обещают дать 15 ноября.

Зато уже две недели работают счетчики на коммунальные услуги (0,23 гривны за киловатт и 0,73 гривны за кубический метр газа). Многие горожане сидят без работы, и ноябрьские счета для них могут стать неприятным сюрпризом.


О предстоящих выборах здесь знают все — прийти и проголосовать со слоганом «Будут все свои» с растянутых по городу билбордов призывают лица ополченца, пенсионерки, шахтеров. Призывы чередуются с агитацией «Мира Луганщине» — движения действующего главы Игоря Плотницкого, выдвинувшего кандидатов в Народный совет. Агитации других организаций не видно.

Ежедневно в столицу ЛНР возвращаются жители, летом уезжавшие в Россию и на Украину. Кто-то рассказывает про бизнесмена Рината Ахметова, тепло встретившего беженцев в своем санатории на азовском побережье, другие делятся приключениями в российских регионах.

Но эти рассказы не влияют на настроения большинства: голосовать будут, очевидно, не за кого-то из кандидатов, а за мир и окончательный разрыв с Украиной. Люди говорят, что не могут смириться с тем, что государство, называвшее их своими гражданами, сыпало на их дома бомбы и снаряды, от которых приходилось отсиживаться по подвалам.

А между собой перешептываются: после выборов их признает Россия и, может быть, даже включит в свой состав. «Что дала ЛНР за полгода? Надежду войти в состав России» — так отвечают многие. И дело не в пресловутом «Русском мире».

Мужчины Донбасса ездили за восточную границу на заработки, отправляя домой хорошие, по местным меркам, деньги. Правда, и цены тогда были украинскими.

А так, не разобравшись в политиках («Мы их никого не знаем»), большинство горожан остановили выбор на Плотницком — его каждый день показывают по телевизору и в газетах. Хотя до войны об Игоре Венедиктовиче, работавшем в областной инспекции по защите прав потребителей, здесь мало кто знал. Куда известнее Олег Акимов — профсоюзный лидер, в свое время возглавлявший управление молодежи и спорта областной администрации. Согласно опросам населения, которые приводит ЦИК ЛНР, за Акимова готовы проголосовать более 15% жителей.

Главные городские события люди узнают из теленовостей и местной газеты «XXI век» (тираж 25 тысяч экземпляров) — ее по гривне за экземпляр продают на центральных улицах пенсионеры. Последние страницы в ней отведены под объявления. Самые популярные рубрики — «Возобновили работу», «Стройматериалы», «Требуются», «Автоперевозки».

С утра многолюдно вокруг центрального рынка. Здесь сгорели несколько павильонов, в большинстве уцелевших идет торговля одеждой и обувью, продуктами, бытовыми приборами и хозяйственными товарами. Но бойкой ее не назовешь — предприниматели жалуются на отсутствие платежеспособных покупателей. Ведь с июня здесь не получают зарплат и социальных выплат, за четыре месяца народ растратил накопления. Но уже пару недель по районам идет выплата пенсий (обычная, по возрасту — 1800 гривен), начали платить зарплату.

Одно из объявлений в местной газете — «Оформление пенсий за один день (Северодонецк, Рубежное)». Для получения украинских пенсий пожилым луганчанам предлагается комфортабельно съездить в ближайший город, контролируемый национальной гвардией.

У входа на рынок стоят мужчины, скупающие драгоценности и валюту, то есть рубли и доллары. Курс произвольно скачет — от 3 до 3,7 рубля за гривну. Здесь же можно пополнить счет мобильного телефона, потому что банкоматы все еще не работают. Молодые люди зачисляют деньги через интернет, беря за платеж «сверху» 20 гривен. Карточки на МТС продаются с накруткой в 5–7 гривен к номинальной стоимости. Рядом с «менялами» и «зачислялами» с рук продают сигареты, пирожки (3 гривны), тыкву, молоко в полуторалитровых бутылках. В центре города открыты кафе, есть даже полноценный ресторан с вышколенными официантами и швейцаром в ливрее.

Почти все торговые точки открыты до пяти часов вечера, позже остается один-два работающих магазина на микрорайон. Самая крупная сеть — бывшие супермаркеты АТБ, ставшие при новой власти «Народными». На полках запасы АТБ, в том числе специально выпущенные для этой киевской сети, но приходят и свежие, судя по датам на упаковке, поставки из разных регионов Украины. Молочная продукция идет из независимого Донецка. Цены примерно как в России.


До сумерек город ничем не выдает близости войны — пенсионеры спешат за покупками, из школ и институтов расходится молодежь, ездят маршрутки и такси. Людей в камуфляже стало в разы меньше, чем еще месяц назад.

Если летом машины летали по улицам, подпрыгивая на щербатой от минометных воронок дороге, то сейчас включили светофоры. К слову, стать студентом может каждый желающий — в этом году набор на факультеты бесплатен для всех. Второй месяц работают школы, где ребенка можно оставить на продленку. С ноября, заявили в министерстве образования ЛНР, ученики перейдут с принятой на Украине 12-балльной системы оценок на российскую 5-балльную.

Ситуация в остальных городах «народной республики» варьирует от Краснодона, который практически не был затронут войной и нормальная жизнь, по сути, не прерывалась, до Первомайска, где до сих пор гремят взрывы, а главный повод для радости — машины, бесплатно развозящие хлеб. В среду снаряд попал здесь в панельную девятиэтажку, целый подъезд которой сложился, как карточный домик.

Люди здесь боятся идти на избирательный участок через весь город, и доставлять их будут специальные автобусы, пассажиры которых надеются, что это будет поездка в Россию.