Донбасс в обмен на санкции

Кто будет восстанавливать разрушенные войной области

Владимир Дергачев 30.09.2014, 00:31
AP Photo/Darko Vojinovic

Затишье в боевых действиях, наступившее после заключения Минских соглашений, выдвигает на первый план вопрос о финансировании восстановительных работ в Донбассе. В мирном плане, предложенном Владимиром Путиным накануне Минска, прописаны командировки ремонтных бригад в регион. Между тем эксперты не исключают, что помощь разрушенным областям может стать одним из пунктов торга вокруг отмены западных санкций против России.

По сути, Россия уже оказывает помощь региону, в частности уже начала прокладку в регион газовых труб и запитку ЛЭП через Краснодон. На минимальном уровне жизнеспособность областей поддерживает российская гуманитарная помощь.

Но пока в процессе слишком много неизвестных, в частности точные суммы, а также то, кто возьмет на себя основную тяжесть восстановления.

Руководитель Политической экспертной группы Константин Калачев не исключает, что Москва может попытаться увязать помощь региону с отменой санкций против России. Одновременно РФ еще больше укрепит свое влияние в регионе.

Можно убить даже не двух, а трех зайцев. Европа заинтересована в восстановлении, а не в черной дыре. И все довольны».

Важный вопрос, с кем, собственно, идут переговоры о снятии ограничений для российской экономики. Директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин считает версию торга с Киевом в качестве возможного лоббиста отмены антироссийских санкций достаточно правдоподобной. Но сомневается, что этот подход верен.

«Американские санкции все равно смягчить не получится, они в меньшей степени связаны с Донбассом. Европа больше заинтересована в стабилизации ситуации и между Украиной и Россией, и между Украиной и Западом. Так что подвижки могут быть связаны с европейским санкционным пакетом, — рассуждает Тренин. — На мой взгляд, бессмысленно торговаться без предварительной договоренности с Германией.

Если бы я занимался этой проблемой, я бы пошел не через Украину, а через Берлин. С Украиной не очень понятно, как договариваться, кто там держит слово, а кто — нет. В первую очередь надо договариваться о санкциях с тем, кто их вводил».

Украинский политолог Вадим Карасев также сомневается, что Украина сможет стать посредником для смягчения или тем более снятия антироссийских санкций, но объясняет это тем, что Киев не признает референдум в Крыму, считая его актом агрессии и аннексии, а свой конфликт с Донбассом — прямым столкновением с Россией. И если в прессу просочится, что Киев договаривается с Западом о снятии санкций против Москвы, это станет самоубийством украинской власти.

Член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко считает, что Москве в любом случае нужно определиться с ответом на «пикантный вопрос»: что для России дешевле, остаться при санкциях или заняться восстановлением?

«Санкции наносят серьезный ущерб, но деньги на восстановление Донбасса крайне трудно взять с учетом крымских и других расходов, — размышляет эксперт. — Игра будет очень сложной с огромным количеством спекуляций, мы и половины правды не узнаем про это дело. Я уж не говорю, что России придется сотрудничать с украинскими олигархами. Но хорошо, что о восстановлении говорят, значит, тема войны уходит».

Малашенко прогнозирует, что при восстановлении возникшей в Донбассе плохо контролируемой «серой» зоны можно ожидать высокого уровня воровства выделяемых средств.

Источник, близкий к руководству самопровозглашенных республик на востоке Украины, предрекает сценарий восстановления Донбасса по примеру Абхазии и Приднестровья — на невозвратные кредиты из Москвы.

Калачев, в свою очередь, полагает, что у Москвы куда больше мотиваций помогать региону. Киев, считает он, вряд ли будет торопиться с вливанием средств. «Реальное восстановление предполагает полный контроль над территорией, а с этим проблемы. Продолжающаяся разруха, напротив, имеет свои выгоды — отток нелояльного населения. России же надо реабилитировать себя в глазах как тех, кто участвовал в донбасском и луганском референдумах, а получил разруху вместо процветания, так и тех, кто внутри РФ является горячим сторонником помощи ДНР и ЛНР».

По его мнению, в этой ситуации единственное, на что может пойти Киев, — это выборочная помощь подконтрольным районам:

«Условие полноценного участия Украины — восстановление контроля. Иначе можно просто подарить сепаратистам вагон денег и успокоиться на этом».

В свою очередь, Карасев полагает, что сейчас Россия ведет пакетные переговоры с Киевом: рассматриваются газовые, финансовые и территориальные вопросы; если не решен один вопрос, то весь пакет компромиссов не срабатывает.

Кроме того, в переговорах идет речь и о месте украинских олигархов Рината Ахметова и Игоря Коломойского, чьи предприятия сосредоточены на контролируемых ДНР и ЛНР территориях.

«Все-таки под каким-то соусом надо возвращать олигархов. Они должны вытащить основную часть восстановления промышленного потенциала. Инфраструктуру будут реанимировать местная и центральная власти, а поднимать промышленность должны олигархи», — считает Карасев.

Сколько уйдет в Донбасс

Еще 16 сентября Верховная рада приняла закон об особом статусе зоны АТО. Документ среди прочего предусматривал введение особого экономического режима в Донбассе и восстановление промышленной, транспортной и социальной инфраструктуры региона.

17 сентября премьер-министр Украины Арсений Яценюк предложил создать фонд восстановления Донбасса. «Кубышку», которую уже упоминал Петр Порошенко на переговорах в Минске, предполагалось наполнить из пожертвований украинских олигархов, за счет международной донорской помощи и средств госбюджета, но только в случае восстановления полного контроля над всей территорией и работы предприятий-налогоплательщиков.

«Украинский бюджет финансирует территорию, над которой установлен украинский флаг… Те территории, где есть мир и где есть украинская власть, в том числе власть местного самоуправления, которая выбрана легитимно», — подтвердил президент Петр Порошенко после своего выступления в конгрессе США.

Таким образом, президент вслед за премьером открестился от восстановления инфраструктуры на территории контроля пророссийских сепаратистов, где ситуация близка к гуманитарной катастрофе из-за проблем со светом, газом и водой.

Оценки стоимости восстановления инфраструктуры Донбасса расходятся. В последнем отчете ООН указывает $440 млн, повреждено более 2 тыс. объектов и 70% закрытых в Донецке предприятий. Подсчеты украинского правительства еще более пессимистичны. По оценкам вице-премьера Украины Владимира Гройсмана, на восстановление Донбасса понадобится минимум $1 млрд. Рекордную оценку ущерба привел глава кабмина Арсений Яценюк — $8 млрд.

«Если два месяца назад, когда мы освобождали Славянск, по нашим оценкам, было необходимо 8 млрд грн, то сейчас могу смело заявить, что теперь гривны можно менять на доллары, это миллиарды долларов разрушенной инфраструктуры», — сказал в начале сентября Яценюк.

Точную инвентаризацию ущерба в ближайшее время проведет ЕС, объяснил премьер. А на осень назначена конференция стран-доноров для выделения средств на восстановление экономики Донбасса.