Web-камера Ходорковского

«Открытая Россия» попытается не пустить в Госдуму «одиозные фигуры»

Наталья Галимова 20.09.2014, 22:50
Михаил Ходорковский РИА «Новости»
Михаил Ходорковский

Михаил Ходорковский намерен заниматься политической деятельностью. Такой вывод можно было сделать из его выступления во время онлайн-форума по перезапуску «Открытой России», который состоялся в субботу. О создании партии речи не идет. Ходорковский видит свою задачу в построении сетевой горизонтальной структуры, которой «по силам не допустить самые одиозные фигуры» в Госдуму по итогам выборов в 2016 году.

Запуск обновленной «Открытой России» состоялся во время онлайн-форума 20 сентября. Как уже писала «Газета.Ru», в отличие от прежнего фонда «Открытая Россия», созданного руководством ЮКОСа в 2001 году, нынешняя организация не будет регистрироваться, иметь офис в Москве и подразделения в регионах. Речь идет о создании сетевой структуры, главной задачей которой организаторы ранее называли реализацию образовательных и просветительских проектов в формате семинаров, лекций и «круглых столов».

Однако субботний форум продемонстрировал, что общественная деятельность в понимании Ходорковского тесно переплетается с политической.

Надо самоорганизовываться перед выборами в Госдуму; выборы — это уязвимое место действующей российской власти — таков был главный месседж экс-главы ЮКОСа, который он повторил несколько раз.

Ходорковский вышел на связь из Парижа. Модератором мероприятия была проживающая во Франции журналистка Наталия Геворкян. Трансляция форума велась на нескольких сайтах, включая официальную страницу Михаила Ходорковского и новый сайт «Открытой России».

Во время онлайн-форума на связь выходили гражданские активисты из нескольких российских городов: Санкт-Петербурга, Томска, Екатеринбурга, Воронежа, Ярославля. Нижний Новгород, помимо местных активистов, представлял депутат Госдумы Дмитрий Гудков. От Ходорковского, естественно, ожидали, что он объявит о своих планах в контексте деятельности «Открытой России». И Ходорковский эти планы скрывать не стал.

Ключевая мысль его короткого вступительного слова — у России европейский путь развития, и необходимо содействовать самоорганизации европейски ориентированной части общества.

«Европейский выбор — это честно применяемые законы и регулярно сменяемая власть. Тезис, что «Россия — не Европа» — навязываемая ложь. Ее навязывают те, кто хочет править вечно», — сказал экс-глава ЮКОСа. Сегодня, продолжил он, большая часть населения находится под воздействием государственной пропаганды, а «одним из оплотов реакционного безумия стала Государственная дума». «Но скоро выборы (в Госдуму в 2016 году). Времени для самоорганизации достаточно, хотя и в обрез. Нам по силам не допустить (в парламент) самые одиозные фигуры. Однако сегодня нужна не традиционная партия, а горизонтальный альянс разных групп. Это движение и называется «Открытая Россия», — завершил выступление Ходорковский.

По сути, экс-глава ЮКОСа поставил задачу консолидировать вокруг себя оппозиционно настроенных граждан, в его понимании, «европейски ориентированных». Если это не заявка на политическую деятельность, тогда что?

О выборах экс-глава ЮКОСа в ходе мероприятия говорил еще не раз: «Выборы — слабое место системы. Даже если у нас нет возможности провести своих единомышленников, власть в этот момент наиболее уязвима к точке зрения общественности. Она вынуждена идти на уступки, чтобы подтвердить свою легитимность». Иначе говоря, нужно не молчать, а как можно больше говорить о проблемах, чтобы заставить власть их решать.

Ходорковский не сказал прямо, что активистам, взаимодействующим с «Открытой Россией», необходимо лично участвовать в выборах. Однако такой вывод напрашивался сам собой.

Есть лишь одно, но ключевое препятствие: как сторонникам Ходорковского добиться, чтобы их допустили к участию в кампании?

Нынешнее законодательство позволяет на дальних подступах отсечь от выборов любого, кого пожелает власть. И с этой точки зрения план Ходорковского по «самоорганизации» в преддверии федеральной кампании во многом выглядит как утопия. Во всяком случае, на сегодняшний день. Хотя, с другой стороны, логика экс-главы ЮКОСа понятна: он, очевидно, считает, что лучше делать хоть что-то, чем не делать ничего. «Мы не можем сказать, когда сменится режим, — ответил Ходорковский на один из вопросов, которые можно было задавать онлайн. — Это может произойти через два года, когда закончится длинный политический цикл (то есть пятилетний цикл, прошедший с момента предыдущих думских выборов в 2011 году. — «Газета.Ru»). Это может произойти через десять лет, когда бюрократия будет искать себе другую опору. Это может быть через двадцать лет, когда Владимиру Путину будет восемьдесят. Те, кому сегодня двадцать и тридцать лет, обязательно доживут до смены власти. И надо быть к этому готовыми».

Спросили Ходорковского и о том, как, по его мнению, отреагирует Путин, «если узнает о вашей деятельности»? «Мне хотелось бы верить, что он поймет. А рассчитываю я на то, что он огорчится», — последовал ответ.

Во время форума также выступили (или были показаны в записи) россияне, по разным причинам уехавшие за рубеж. Бывший владелец «Евросети» Евгений Чичваркин высказал мнение, что пик популярности Путина пройден и сейчас «самое время вести протестную деятельность»: «Времени, когда люди из года в год жили лучше, больше не будет. Нас могут услышать. Пора открывать рот. Есть надежда, что будет услышан еще чей-то голос, кроме голоса Екатерины Андреевой». Эмигрировавший экономист Сергей Гуриев сказал, что уже сейчас «кто-то должен рассказывать гражданам, как мы будем жить» после того, как сменится власть. У экономиста Сергея Алексашенко были предложения: надо перестать «получать удовольствие от общения друг с другом» и заниматься политическим просвещением населения, работая с его колеблющейся частью, а также разработать документ «Как нам обустроить Россию», который не должен быть секретом ни для кого. «Мы не можем допустить, чтобы постпутинская коалиция была сформирована без нас», — с подкупающей откровенностью заключил экономист.

Были показаны также выступления Александра Архангельского и Дмитрия Быкова, который сказал, что надо «своими руками спасать просвещение: создавать среды, анклавы свободы внутри путинской России»: «Обрушение глиняной пирамиды будет стремительным. Надо, чтобы нас не погребло под ее обломками».

Форум оставлял странное ощущение. В качестве основных его тем были заявлены такие: «Как вернуть Россию на европейский путь развития?»; «Как добиться свободных выборов и создать правовое государство?»; «Как объединить тех, кто готов отстаивать свои права и свою страну?».

Ответов на эти вопросы практически не звучало. Большинство спикеров — в особенности это касается региональных активистов — жаловались на власть и рассуждали на тему, что надо делать, когда «рухнет режим».

Ни слова не говорили о том, как они намерены действовать — или действуют уже, — чтобы хоть в чем-то изменить ситуацию. Складывалось впечатление, что многие участники форума больше озабочены тем, как не потеряться в абстрактной постпутинской России, нежели необходимостью вкладывать усилия в Россию сегодняшнего дня. В каком-то смысле они и Ходорковский говорили на разных языках.

Ближе к концу мероприятия Наталия Геворкян зачитала экс-главе ЮКОСа вопрос столичного муниципального депутата Максима Каца, который написал, что

«сейчас наблюдает home video с участием тех же людей, которые говорят то же самое, что произносят уже много лет, — о скором крахе режима и о том, что будет после».

А могут ли эти люди, вопрошал Кац, не только выступать с заявлениями, а реализовать хоть какой-нибудь полезный проект? «Делайте сами, делайте с нами, делайте лучше нас, — ответил депутату Ходорковский. — Эту речевку надо повторять и сейчас».

Завершился форум очередным включением из Нижнего Новгорода, где в этот момент происходил штурм помещения, в котором находились активисты.

Можно было услышать, как кто-то ломится в помещение, и увидеть участников форума, столпившихся возле двери. Позже координатор «Открытой России» Владимир Кара-Мурза-младший рассказал «Газете.Ru», что в студию ворвались люди с криками «Позор предателям Родины!». Кара-Мурза сказал, что автобус, на котором прибыли неизвестные, «сопровождала машина ДПС».

В Москве участники мероприятия, включая самого координатора «Открытой России», находились в одном из офисных помещений в центре столицы: «На каком-то этапе у нас исчез и Wi-Fi, и вообще интернет. Наши техники сумели справиться, но большую часть форума мы посмотреть не смогли». Полностью, говорит Кара-Мурза, отключили интернет в воронежской студии, в результате чего активистам спешно пришлось искать другое помещение. «Другим помещением», судя по всему, оказалась чья-то квартира: такой вывод можно было сделать по картинке во время включения из Воронежа.

В Ярославской области участники форума планировали расположиться в квартире политика Бориса Немцова, ныне депутата местного заксобрания. «Сам Немцов был в Москве и в мероприятии не участвовал — просто предоставил помещение, — рассказывает Кара-Мурза. —

Но утром, когда люди пришли в квартиру, оказалось, что кто-то забил гвоздями замок. Ломать дверь не решились, иначе их могли бы обвинить в попытке проникновения в чужое помещение. В результате за сорок минут до начала форума активисты смогли найти альтернативный вариант».

А вот участникам из Челябинска вообще не суждено было выйти на связь: «Они оборудовали студию в одной из гостиниц, но там полностью пропал и интернет, и Wi-Fi. Не было ни одного российского города, где у нас все прошло гладко», — утверждает координатор «Открытой России». И это при том, подчеркивает он, что конкретные населенные пункты, откуда будут производиться включения, а также точки, в которых соберутся активисты, держались в тайне.