Британия остается в килте

Первый министр Шотландии признал победу противников независимости

Александр Братерский, Владимир Корягин (Эдинбург) 19.09.2014, 08:09
Сторонники кампании «Нет» реагируют на объявление их победы Reuters
Сторонники кампании «Нет» реагируют на объявление их победы

Результаты референдума о независимости свидетельствуют о том, что Шотландия останется в составе Великобритании. О вероятном поражении сторонников независимости говорили и последние опросы накануне выборов. Тем не менее, разница между отдавшими голоса за и против суверенитета, может оказаться не столь велика, чтобы вопрос о новом референдуме в обозримом будущем больше не вставал на повестку дня.

Ведущие британские СМИ, такие как «Би-би-си» и Sky News, сообщают о том, что противники независимости Шотландии победили, набрав 54% голосов, у сторонников независимости — 46%.

Референдум о независимости был организован правящей в регионе Шотландской национальной партией и ее лидером Алексом Салмондом. Он уже признал поражение. Референдум был одним из пунктов предвыборной программы, с которой Салмонд и его однопартийцы достаточно неожиданно, в том числе и для самих себя, одержали победу на парламентских выборах 2007 года и подтвердили свой мандат четыре года спустя.

Накануне голосования премьер-министр Великобритании консерватор Дэвид Кэмерон, его партнер по правящей коалиции лидер либеральных демократов Ник Клейг, а вместе с ними и лидер находящихся в оппозиции лейбористов Эд Миллибанд призвали шотландцев проголосовать против выхода из состава Великобритании.

Тем не менее, по признанию британской прессы, особую роль играл бывший премьер, предшественник Кэмерона Гордон Браун — этого полузабытого политика шотландского происхождения успели окрестить «спасителем союза» за его энергичную и эффективную агитационную кампанию среди земляков.

Для участия в референдуме зарегистрировалось более 4,2 млн человек. Всего население Шотландии составляет 5.3 млн человек, и это рекордный показатель для выборов всех уровней.

Отдать свой голос можно было с семи утра, большинство избирательных участков располагались в школах, а также в церквях. Впрочем, многие шотландцы предпочли заранее проголосовать по почте. Причем проголосовать могли и совсем юные «горцы»: достаточно было того, чтобы им исполнилось 16 лет.

Занятия в младших классах были отменены, избирателей лишний выходной для подрастающего поколения ничуть не смущал. «А чему им учиться? Сегодня судьбоносный день. Это как ночь накануне главного экзамена в жизни — ответ будет известен лишь с утра».

Корреспондент «Газеты.Ru» начал обходить избирательные участки с самого утра, отдавая предпочтением тем, которые расположены подальше от исторического центра шотландской столицы. Голосующих здесь почти не было – сложилось впечатление, что референдум нужен лишь для того, чтобы повеселить сторонников кампаний Scotland says Yes и Better Together.

Первые просили англичан не лезть в их огород и кошельки, а вторые живописали апокалиптические сценарии будущего независимой Шотландии. Сходились они в одном – и те, и другие не понимали, как же будет происходить общение с друзьями, соседями и коллегами после того, как результаты референдума станут известны.

Националисты призывали судить бывших британских премьеров Гордона Брауна и Тони Блэра как военных преступников.

«Шотландия давно посылает своих сынов на развязанные Лондоном войны — хватит этот терпеть», — одна из излюбленных тем сторонников независимой Шотландии. Вспоминали Афганистан, Ирак и нынешнее «Исламское государство», активно отрубающее головы гражданам тех стран, что были замечены в интервенции.

В Шотландии не любят именно тори, а особенно нынешнее правительство. Местные на лету подхватывают God Save the Queen и распинаются в любви к королевскому семейству. Однако когда дело доходит до нынешнего премьера и его предшественников, то предложения колеблются между посадить, расстрелять и четвертовать.

Любопытно, что среди сторонников независимости много иммигрантов.

Курды, пакистанцы и гонконгские китайцы сходятся в том, что страна, в которой они живут, созрела для того, чтобы стать независимым от Великобритании государством. «Лоялисты» в ответ не стеснялись обвинять осевших в Шотландии иностранцев в неблагодарности.

Чем ближе к центру Эдинбурга – тем театральнее. То тут, то там «сепаратисты» в килтах, а иногда и с волынками. «Лоялисты» же облачены в одежду цветов британского флага, на который в случае победы обещали порвать их самих сторонники независимости. Другу другу все улыбались, а негодование изображали лишь при приближении людей с камерами.

Спустя несколько часов корреспондент «Газеты.Ru» окончательно свыкся с мыслью, что нынешний референдум для большинства людей сродни игре: кто-то демонстративно идет голосовать, кто-то агитирует, не приходя в сознание, а кто-то напропалую празднует, хотя результатов ждать как минимум до утра пятницы.

Само голосование прошло вполне мирно: статные горцы в килтах курили трубки и размеренно беседовали с американскими телевизионщиками. В паре метров от них молодой шотландец в клетчатой рубашке безбожно фальшивил, но продолжал исполнять на гитаре свой собственный кавер на Red Hot Chili Peppers. И лишь на углу улицы одетый в свой лучший костюм «лоялист» горячо спорил с подростками о том, почему Шотландия должна остаться частью Великобритании.

Ближе к 18.00 шотландцы окончательно разбрелись из офисов и рассредоточились по пабам. Кто-то коротал время за пинтой эля и просмотром регби, кто-то продолжал спорить о политике.

Поздним вечером сторонники сохранения территориальной целостности с улиц исчезли окончательно. Участки для голосования были открыты вплоть до 22.00 по местному времени, однако находился в них только персонал. Полицейских в Эдинбурге в этот день найти было так же сложно, как и в любой другой. А здание парламента Шотландии и вовсе казалось заброшенным.

По улицам продолжали ездить автомобили с шотландскими флагами, в магазинах заметно опустели полки с алкоголем. Но большинство людей предпочли пойти не по пабам, а ко сну. Эдинбург потихоньку снова стал туманным городом-призраком, каким он казался с самого утра.

Но, несмотря на благоприятный результат референдума, эксперты отмечают, что британскому правительству придется изыскивать пути компромисса с Шотландией, предоставив ей большую экономическую независимость.

Британские власти в лице премьера страны Дэвида Кэмерона уже пообещали предоставить шотландцам больше прибыли от хозяйственной деятельности на территории региона.

А Гордон Браун уже подготовил подробный план реформ, который он собирается обсудить на «круглом столе» с участием шотландских властей и официального Лондона. Среди пунктов, предложенных экс-премьером, выпуск бондов на сумму более 40 млрд фунтов для финансирования инфраструктурных проектов на территории Шотландии и перераспределение средств, полученных от сбора подоходного налога.

Однако в Великобритании существуют опасения, что, в случае если Шотландия получит все эти налоговые послабления, это может стать спусковым крючком и для других частей страны. Так, например, в Уэльсе, где пока не призывают провести референдум, подобный шотландскому, тем не менее уже раздаются требования к местному парламенту установить свои собственные налоговые ставки.

Вчерашний референдум имеет историческое значение и для всей остальной Европы.

Пусть новой страны на ее карте, очевидно, не появится, но легитимизирована сама возможность национального самоопределения в «первом», развитом, мире не в каких-то экстраординарных обстоятельствах, а просто в рамках рутинной демократической процедуры. Прежде это было уделом лишь менее развитых государств континента.

Это может означать, что путем проведения подобных референдумов могут пойти другие страны Европы, например Испания, имеющая проблемы со своей провинцией Каталонией, или Бельгия, где десятилетиями тлеет конфликт между составляющими страну Фландрией и Валлонией.

Именно на это обстоятельство обратил внимание Роже Альбиньяна, ответственный за внешние сношения Каталонии, который расхвалил премьера Кэмерона за то, что он «дал модель для всего Евросоюза».

В то же время ведущий эксперт Института Катона в Вашингтоне Дуг Бандоу призывает не переоценивать влияние этого фактора: «Если бы они проголосовали за выход, это бы имело значение для Каталонии и других, но, если они останутся, вряд ли это будет иметь столь уж принципиальное значение».

По мнению Бэндоу, результаты референдума могут дать импульс для обратного движения в самой Англии: «Там уже чувствуется недовольство части членов парламента, которые задаются вопросом: если мы не можем принимать участия в шотландских делах, почему они лезут в наши?»

Наконец, считает эксперт, результаты референдума не столь уж трагичны для шотландского национального движения: не столь уж большой отрыв сторонников единой Великобритании дает возможность националистам буквально через несколько лет потребовать нового плебисцита. Крючок спущен, и не вполне понятно, что может остановить процесс.

Подобный пример уже известен истории: в 1980 году был проведен референдум о независимости Квебека от Канады. За сохранение единства страны выступило 59,56% жителей, за независимость — всего 40,44 %, показатель, судя по всему, даже более внушительный, чем сегодня в Шотландии. И тем не менее сепаратисты добились проведения повторного голосования пятнадцать лет спустя. Правда, и на этот раз большинство высказалось за единую Канаду, но уже значительно менее внушительное: 50,58% против 49,42%. После этого Квебек встал на путь фактической суверенизации.