Бабушка русской контрреволюции

Скончалась Валерия Новодворская

Александр Братерский, Дмитрий Карцев 12.07.2014, 22:02
__is_photorep_included6111725: 1

Валерия Новодворская, советский диссидент, политик и публицист, скончалась в субботу в возрасте 64 лет. Она была доставлена в больницу, но спасти ее не удалось, несмотря на усилия врачей. Причиной смерти стал инфекционно-токсический шок. Отдав большую часть жизни борьбе против советской власти, она так и не стала до конца своей и в новой России, тем не менее превратившись в один из символов постсоветской политики.

Яркий, смелый, эксцентричный, в то же время доходящий порой до комичности образ Новодворской не давал покоя ни ее оппонентам, ни единомышленникам.

Новодворская заинтересовалась негативными страницами советской истории еще в юности и активно выступала против вторжения СССР в Чехословакию. За распространение антисоветских листовок в 1969 году она была арестована, и с 1970 по 1972 год находилась на принудительном лечении в психиатрической больнице в Казани с диагнозом «вялотекущая шизофрения».

Этот диагноз был изобретен советским психиатром Андреем Снежневским и использовался карательными органами СССР для изоляции оппонентов режима. После выхода на свободу Новодворская продолжала заниматься распространением самиздата, живя на доходы от переводов с французского языка.

Несколько раз ее судили. Благодаря замечательным ораторским способностям в сочетании с едкой иронией Новодворская приобрела известность в годы перестройки, причем, в отличие от многих единомышленников по диссидентскому движению, к ее творцу Михаилу Горбачеву относилась с неприязнью, упрекая в половинчатости и нерешительности реформ.

В начале 1990-х вместе со своими единомышленниками создала ныне прекратившую существование партию «Демократический союз», из рядов которой вышли десятки политических деятелей, впоследствии ставших ее жесткими оппонентами. С самых первых шагов полноценной политической деятельности Новодворскую отличал жесткий антикоммунизм и неприязнь к любым левым политикам. Она, в частности, была среди тех представителей интеллигенции, которые одобрили расстрел президентом Борисом Ельциным Верховного Совета в 1993 году, и никогда не раскаивалась в этом.

При этом Новодворская часто с одобрением отзывалась о правых диктаторах вроде Августо Пиночета и первого грузинского президента националиста Звиада Гамсахурдиа. На одной из передач на радио «Эхо Москвы» в 2008 году она сказала несколько уважительных слов и о чеченском террористе Шамиле Басаеве, за что была отлучена от эфира.

Разрыв Новодворской с новой российской властью произошел после начала первой чеченской войны. Лидера сепаратистов Джохара Дудаева она считала своим другом, операцию, начатую Ельциным, называла интервенцией, и была уверена, что это начало восстановления советской «империи зла».

Благодаря своей запоминающейся внешности и эксцентричным высказываниям Новодворская часто становилась объектом как добродушных, так и злобных карикатур, которыми особенно отличалась газета «Завтра». При этом знавшие Новодворскую люди отмечали, что она всегда пребывала в боевом настроении: когда ее попросили выступить в одной из передач против писателя Эдуарда Лимонова, Новодворская отказалась, заявив: «Дайте мне настоящих врагов».

Она редко давала интервью на неполитические темы и часто отшучивалась, когда ее спрашивали о личной жизни, но признавалась, что любит бывать на съемной даче и наблюдать за природой.

«Первое, что случается и мне очень нравится, — расцвет черемухи, которой у меня на даче очень много. Потом цветет вишня, и я любуюсь ею, потом сиренью, одновременно с этим ландыши проклевываются, за ними шиповник», — рассказывала Новодворская в одном из интервью.

Новодворская хорошо знала русскую историю и много лет выступала с авторскими колонками в либеральном еженедельнике The New Times и на сайте Грани.Ру, которые были полны исторических аллюзий. Как рассказывают сотрудники журнала, Новодворская не пользовалась компьютером и присылала статьи, написанные от руки, причем многие даты далеко не из школьной программы знала на память. Ее последняя колонка в The New Times была посвящена писателю Исааку Бабелю — в ней она показала, насколько противоречив был образ писателя-красноармейца, ставшего впоследствии жертвой сталинского террора.

В 2013 году Новодворская вместе со своим другом, в прошлом известным предпринимателем Константином Боровым приступила к созданию партии «Западный выбор». Обоих объединяли ярко выраженные прозападные и проамериканские взгляды: Новодворская могла похвалить самые жесткие военные шаги США, чем доводила до исступления оппонентов.

Сам Боровой нежно называл Новодворскую Лерочкой и признался в одном из интервью, что самое большое восхищение в ней вызывает то, что за многие годы она ни на йоту не отступилась от своих взглядов.

Валерия Новодворская заставляла российскую либеральную интеллигенцию снова и снова задаваться вопросами о соотношении этики и политики, принципиальности и прагматизма, морали и патриотизма.

С одной стороны, своими эксцентричными заявлениями она в какой-то степени дискредитировала западническое направление в российской политике. Отчасти именно о таких, как она – немногих, но очень ярких, говорил Борис Березовский, отмечая, что трагедия российского либерализма в том, что либералы путают политику с правозащитной деятельностью.

Но с другой стороны, своей жизнью и деятельностью Новодворская показала пример принципиальности, нонконформизма и верности себе вне зависимости от текущей конъюнктуры.