Луганск берут в кольцо

На Украине заканчивается режим прекращения огня

Андрей Кошик (Луганск) 30.06.2014, 18:26
__is_photorep_included6091985: 1

Вечером в понедельник заканчивается перемирие между украинскими военными и ополченцами народных республик, ранее продленное президентом Украины Петром Порошенко на трое суток. Представители самопровозглашенной Луганской народной республики предполагают, что уже в начале недели украинская армия перейдет в решительное наступление, которое отрежет город от пограничного поста «Изварино» и таким образом замкнет вокруг Луганска кольцо.

«Примирения как такового нет, постреливают наши «товарищи» с украинской стороны, основное направление — поселок Металлист», — говорит ополченец Виктор Алимпиев, дежурящий перед администрацией Луганской республики. Он объясняет, что попавший в новостные ленты населенный пункт с парой тысяч жителей — стратегическая высота, от которой зависит судьба народной республики. Заняв его, национальная гвардия окружит основную часть Луганска. «Порошенко объявил перемирие, чтобы перегруппировать войска, стянуть их и выбить нас из города», — говорит ополченец.

Среди тех, с кем приходится воевать, продолжает Виктор, «половина на половину — вперед пускают молодежь, а сзади идут более опытные контрактники, идейные, тот же «Правый сектор». «Они уже, как было под Металлистом, выполняют роль заградотрядов, стреляют в своих», — утверждает Алимпиев.

По его словам, товарищи-ополченцы «в основном мирные жители — токаря-пекаря — квалифицированных военных почти нет». «Остро стоит проблема с мужиками, которые бегут из республики с семьями в Россию, не берут оружие. Среди моих знакомых немало тех, кто только на диванах сидят и рассуждают, как лучше сделать», — говорит Алимпиев. Сам Виктор «воюет за свою землю, чтобы нормально жить, за близких, за своего сына».

«На протяжении всего периода так называемое перемирие нарушалось с украинской стороны, у которой четкая цель — отрезать Луганскую республику от границы с Россией.

Поэтому основные действия разворачивались на юго-востоке ЛНР, бои не прекращались в районе Бирюкова, Свердловска, таможенных пунктов «Изварино», «Должанский», «Червонопартизанск», — рассказал «Газете.Ru» руководитель пресс-центра луганского министерства обороны Алексей Топоров.

Он упоминает обстрел шахты в городе Приволье, при котором погибла одна работница, а вторая осталась без ног, «постоянное нарушение воздушного пространства», в том числе доставку самолетом Ан-24 продуктов и вооружения Львовской и Днепропетровской бригадам аэромобильных сил (аналог российских десантников) в занятый украинскими военными луганский аэропорт. Ополченцы же, по его словам, «ведут только оборонительную тактику».

Топоров рассказывает, что в районе города Счастье и поселка Стукалова Балка сосредоточена тяжелая техника, установки «Град» и «Пион». «По всем направлениям более двух тысяч человек» — так он оценивает силы противника.

После завершения перемирия, по мнению Топорова, «нацгвардия перейдет к активной фазе боевых действий. Если противник попытается войти в Луганск, для него это большой минус — здесь воевать придется за каждый квартал». На вопрос, что же в таком случае может спасти ЛНР, собеседник горько улыбается: «Вдруг неожиданно появится тяжелая техника в достаточном количестве, «Гарды», гаубицы. Тогда наши силы сравняются, поскольку наши бойцы, в отличие от наступающей стороны, процентов на восемьдесят мотивированы, они защищают свою землю, не бегут с поля боя, не просят о пощаде». В завершение представитель министерства обороны подчеркнул, что пока потери нацгвардии в разы выше, чем у ополченцев: «В той же Стукаловой Балке мы потеряли четырнадцать бойцов, а украинцы около пятидесяти».

Ежедневные обстрелы

Украинская сторона, в свою очередь, обвиняет в нарушении режима прекращения огня ополченцев. МИД Украины заявил, что во время первого этапа перемирия с 21 по 27 июня сепаратисты из Луганска и Донецка 59 раз нападали на украинских военных.

Пресс-служба национальной гвардии Украины 27 июня сообщила, что во время семичасового боя в Донецке была захвачена территория воинской части 3004, командир батальона попал в плен. В интернете размещено видео, снятое 24 июня на блокпостах под Славянском. На нем представители нацгвардии под канонаду рассказывают об огне из гранатометов и тяжелой артиллерии со стороны ополченцев. «Наши подразделения, находящиеся на блокпосту, до последнего не открывали огонь», — комментирует командир.

Местные жители подтверждают, что в дни объявленного президентом Порошенко перемирия огонь не прекращался. Мужчина из слободы Каменный Брод, расположенной между Луганском и поселком Металлист, рассказал «Газете.Ru», что с 21 июня ежедневно слышна автоматная перестрелка. В основном бои проходят поздним вечером и ночью, но часто стреляют и днем. В отличие от артиллерийских ударов, «от которых весь дом трясется», к трескотне автоматов здесь уже привыкли и не обращают на нее внимания.

«Украинские каналы наполовину недоговаривают, а российские — наполовину сочиняют», — с улыбкой говорят луганчане, оказавшиеся в центре еще и информационной войны, о телерепортажах с их малой родины.

Пустой город

В православном храме в честь иконы Богородицы «Умиление», расположенном в самом центре Луганска, молятся и за ополченцев, и за гвардейцев. У кануна — места, где ставят свечи за умерших, — лежат напечатанные записки «Погибшие луганчане 2.06.2014 у администрации на блокпостах», список погибших в Славянске и Краматорске, всего около ста имен.

«У нас каждый день служится панихида и, к сожалению, добавились записки с именами погибших. Это, конечно, не все — только те, чьи имена удалось собрать, — объясняет протоиерей Александр Кирий. — Поступают просьбы молиться за погибших обоих сторон. В какой бы вражде они ни были друг с другом, мы должны молитвенно заботиться, чтобы Бог их примирил».

Значительная часть прихожан уехала вместе с детьми к родственникам на Украину или в Россию, подальше от горячих точек. «Если бы никто не уехал, можно было бы сказать, что людей в храме добавилось. Но поскольку некоторая часть уехала, молящихся так же, как было», — пояснил он.

В Луганске действительно малолюдно. Особенно это заметно по практически пустым дорогам, которые раньше без пробок было не представить. Но продолжают работать рынки, банки, магазины, ходят трамваи и троллейбусы.

В полтора раза подорожал доллар, с ним выросли цены на все продукты и бензин. Хлеб стоит около 20 руб. за буханку, помидоры — 60 руб., огурцы и картошка — по 35 руб., отходящая клубника — чуть больше 100 руб. При сопоставимых с российскими ценах средняя зарплата здесь порядка 7 тыс., только на прибыльных добывающих предприятиях работники получают, в пересчете на рубли, по 15 тыс. — это считается очень неплохо.