Кого слушает президент

Это праздник с вопросами в глазах

В Севастополе Владимира Путина встречали как ни в одном другом городе

Наталья Галимова (Севастополь) 09.05.2014, 23:13
__is_photorep_included6023885: 1

В День победы Владимир Путин побывал в Севастополе, где его встречали так, как не встречали, наверное, никогда и нигде. Крики «Россия!» и «Спасибо!», счастливые улыбки, слезы, пожатия рук. Однако, пообщавшись с местными жителями, корреспондент «Газеты.Ru» выяснила, что спустя два месяца после присоединения к России радужное настроение сохранилось далеко не у всех крымчан.

Уже с утра 9 мая на улицы Севастополя вышел, кажется, весь город. В центре не протолкнуться, кафе и рестораны битком. Горожане уже знали, что сегодня их посетит Владимир Путин со своим первым после присоединения к России Крыма и Севастополя визитом. Некоторые, казалось, специально подготовились к приезду главы государства: кто-то щеголял в футболках с портретом Путина, кто-то – с надписью «Крым наш, няш-мяш».

По плану президент первым делом должен был принять морскую и воздушную часть парада в честь Дня Победы и 70-летия освобождения Крыма от немецких войск. «Прием» осуществлялся на катере: проплывая мимо судов Черноморского флота, Путин приветствовал каждое из них в микрофон. По окончании приветствия в небо поднялись вертолеты и самолеты: над головами зрителей пролетели вертолеты МИ-26, МИ-8, Ка-52, штурмовики Су-25, бомбардировщик Ту-160, стратегические бомбардировщики-ракетоносцы Ту-95 и еще много чего.

Парад длился полчаса, после чего глава государства, сойдя с катера на берег, произнес торжественную речь, в частности заявил: «Мы держим равнение на вас, дорогие ветераны. В том, что Крым и Севастополь вернулись в родную страну, есть ваш огромный нравственный вклад».

Следующим пунктом в графике Путина стояло как раз-таки общение с ветеранами, но для того, чтобы дойти до них, президенту нужно было пройти мимо огромной толпы крымчан. Что началось, когда глава государства появился перед людьми! Толпа издала громогласный крик.

«Россия!», «Спасибо!» — скандировали крымчане, и в какой-то момент уже стало невозможно различить, что именно они в данный момент кричат.

Каждый тянул к подошедшему Путину руку, и Путин протянутые руки пожимал. Я видела по-настоящему счастливые улыбки новоявленных граждан России. У некоторых на глазах были слезы, кое-кто и вовсе откровенно плакал. Это было самое настоящее неистовство. Ей-богу, ни в одном городе президента еще не встречали так, как встречали здесь.

Какая-то женщина, увидев прессу, наставительно произнесла нам вслед: «Журналисты? Пишите хорошие репортажи. Не пишите плохо про Россию».

Через несколько минут, добравшись до ветеранов, глава государства услышал от них все те же благодарственные слова: «Мы не можем жить друг без друга»; «Мы вас благодарим за то, что мы в России»; «Спасибо вам». И все это под неумолкающее скандирование крымчан.

Нынешнее 9 мая стало для Путина его личным днем победы – это факт.

Но вот главный герой дня уехал в собор Равноапостольного Князя Владимира – место захоронения русских адмиралов и морских офицеров, и накал страстей на площади спал. Корреспондент «Газеты.Ru» пообщалась с крымчанами, узнав, как изменилась их жизнь после присоединения полуострова к России.

«Изменилось состояние души. Когда Путин подписывал с Аксеновым договор о присоединении Крыма к России, здесь на площади все транслировалось в прямом эфире. Весь город тогда собрался. У многих слезы благодарности были, — рассказывает жительница Севастополя Юлия. – И этого изменения состояния души нам хотелось много лет».

Помимо душевного состояния, как выяснилось из дальнейшего разговора, в семье Юлии произошли и перемены финансового плана: «Мужу зарплату подняли в пять раз». – «Как в пять?!» — я подумала, что женщина оговорилась. Где это видано, чтобы в России повышали зарплаты в несколько раз? «А он у меня военный. Им всем хорошо подняли», — пояснила Юлия.

Главная проблема сейчас, продолжила она, — это неработающие банкоматы. Украинские банки в Крыму закрылись, а российские только начали обосновываться. «Сейчас хоть денежные переводы заработали, а в самом начале мы вообще без налички сидели. Полтора месяца это длилось». Деньги, вспоминает моя собеседница, невозможно было взять в долг ни у кого: люди не понимали, сколько времени продлится «безналичный период», и берегли каждый рубль. Точнее, каждую гривну. «У кого есть родственники в России, тем передавали поездами. А у кого нет – еле сводили концы с концами».

Группа пожилых женщин с орденами на груди и цветами в руках заговорила хором, стоило только задать им вопрос.

«Мы до сих пор не можем опомниться от счастья!» «Мы были оккупированной территорией и боролись с оккупантами, как могли». «Мы ходили на демонстрации с российскими флагами. У нас у каждой есть дома российский флаг». Женщины перебивали друг друга, желая высказаться, и в какой-то момент совсем забыли про меня, начав делиться эмоциями друг с другом. «Как же жалко юго-восток! А Одессу как жалко!» – воскликнула коротко стриженая дама, глядя на свою подругу. «Вот так бы и нас стали уничтожать», — кивнув, убежденно ответила та. «Только Гитлер бы так сделал. И Юлька», — поддержала товарок третья.

Женщины явно были постоянными зрительницами российских телеканалов. И большими обожательницами Путина: «Передайте, что мы желаем ему здоровья и терпения», — напоследок попросили они.

Еще одна дама средних лет, которую отличал от присутствующих хмурый вид, сухо заявила, что ничего-то в Крыму после присоединения к России не изменилось: «Цены только немного выросли. А зарплаты – нет. Я как получала копейки, так и получаю. Вернее, зарплаты выросли только у военных, а еще пенсии у пенсионеров. Остальные как жили, так и живут». Продолжать разговор женщина не захотела: «Извините, настроения нет».

Куда более словоохотливыми оказались трое мужчин лет 30–35, жители Симферополя. «С работы у нас тут начали людей увольнять, — после короткой паузы, последовавшей за вопросом о том, как изменилась жизнь, заявил мужчина по имени Сергей. – Так и напишите: увольняют из Крымского экспертного технического центра».

— А почему увольняют?
— Говорят, что в России надо нужные для исследований лицензии покупать. А денег на это нет.

— И многих увольняют?
— Многих, — Сергей на секунду замолчал. – Меня вот тоже. И где буду искать работу, не знаю.

Его загорелый приятель, представившийся Сашей, произнес прямо противоположную по смыслу речь: в сфере спорта, где он работает, все хорошо. Россия уже 2 млрд руб. на развитие детского спорта перевела.

— А я смотрю, ты подготовился к речи, — выслушав друга, усмехнулся Сергей. Саша опустил глаза вниз. «Ну если честно, — вдруг сказал он, — то мы с женой лишились денег. У нас молодая семья, пять лет копили на квартиру. Деньги держали в Приватбанке. А теперь, когда украинские банки из Крыма ушли, оказалось, что Россия нам вернет только 700 тыс. (рублей). А у нас где-то миллион двести было... Вот как нам всю сумму вернуть?!»

Начинаю объяснять, что по российскому законодательству гражданам, потерявшим деньги в результате краха банка, могут вернуть не более 700 тыс. «Да знаю я! – перебивает молодой человек. – Но у нас же банк не обанкротился!

У нас же совершенно особая ситуация. Если мы граждане России, пусть нам возвращают все!»

«Нас здесь всего два миллиона, — поддерживает Сашу еще один приятель, Андрей. – Понимаете, когда шла предвыборная кампания по присоединению к России, нам обещали, что вернут все. А когда Путин во время последней пресс-конференции (на самом деле речь идет о «прямой линии». – «Газета.Ru») сказал про 700 тыс., мы тут…», — Андрей огорченно махнул рукой. Мужчина рассказал, что деньги потеряли и многие предприниматели, которые хранили деньги в банке, чтобы вложиться во время курортного сезона. Но теперь о курортном сезоне им, видимо, придется забыть.

Да и сам курортный сезон, опасаются крымчане, окажется провальным: «У нас 60% отдыхающих были украинцы. Юго-восток бы, конечно, и сейчас к нам поехал, но как? Проблемы с тем, чтобы добраться – хоть на машине, хоть на поезде. И россиян это тоже касается», — жалуется Александр.

По ходу беседы мужчины до того разволновались, что один из них заявил: «Здесь очень легко спровоцировать ситуацию. Опять могут быть митинги».

— Но если у людей большие проблемы, почему же они сегодня так приветствовали Путина?
— Потому что еще нет разочарования, — ответил за всех Сергей. – Мы надеемся на хорошее. Пока ждем.