Кого слушает президент

Донбассу Путин не указ

Лидеры юго-восточных регионов отказались переносить референдум

Александр Братерский, Наталья Галимова, Дмитрий Карцев, Полина Матвеева 08.05.2014, 15:53
ИТАР-ТАСС

Несмотря на призыв Владимира Путина, лидеры протестующих отказались переносить референдум о статусе юго-восточных областей Украины. По их словам, при всем уважении к Путину, решение «должен принимать народ». Ранее украинские силовики заявили, что «антитеррористическая операция» будет продолжена в любом случае. Россия, возможно, выбрала «абхазский сценарий» до 2008 года — ни войны, ни мира.


Зампред правительства самопровозглашенной «Донецкой народной республики» Денис Пушилин заявил, что референдум пройдет 11 мая, а «бюллетени печатаются». Вскоре с аналогичным заявлением выступили и сепаратистские лидеры Луганска. О твердом намерении провести референдум заявили и представители так называемой Армии Юго-Востока — незаконных вооруженных формирований, которые ведут борьбу против центрального правительства.

Судя по вчерашним заявлениям лидеров протеста, сегодня должны были состояться «народные советы» депутатов восставших областей. Видимо, на этих собраниях и было принято решение.

Как сказал в интервью «Газете.Ru» «народный мэр» Славянска Вячеслав Пономарев: «Вчера мы хотели услышать основания, по которым Владимир Владимирович сделал свое заявление, а сегодня все наши решили, что все равно будем проводить референдум». По его словам, в городе к референдуму все готово, бюллетени отпечатаны, и подавляющее большинство горожан проголосуют за «Донецкую народную республику».

О ее будущем статусе Пономарев сообщил, что это будет автономия. На вопрос, в составе ли Украины, ответил, что «нет больше такого государства — Украина, забудьте, есть Донецкая народная республика». Когда наш корреспондент заметил, что автономия должна быть в составе чего-то, «народный мэр» заявил: «Все уже давно решено, но не обо всем мы вас обязаны уведомлять, а то у меня ощущение, что я только и делаю, что помогаю зарабатывать вам деньги, а вы, журналисты, лучше бы думали, а не вопросы свои задавали довольно каверзные».

Сегодняшнее решение было принято после того, как несколько высокопоставленных украинских чиновников, в том числе и.о. президента Александр Турчинов и секретарь совета национальной безопасности Андрей Парубий, сообщили, что операция против сил пророссийских сепаратистов продолжится вне зависимости от того, что случится 11 мая на референдуме, статус которого они категорически отказываются признавать.

Накануне, после своей встречи с главой ОБСЕ Дидье Буркхальтером, президент РФ Владимир Путин обратился к лидерам повстанцев на украинском юго-востоке с призывом отсрочить референдум. Он также заявил, что выборы президента Украины 25 мая — это «шаг в правильном направлении».


Однако уточнил, что, во-первых, Киев должен прекратить «карательную операцию», а во-вторых, дать гарантии, что после выборов будут соблюдены «права всех граждан». Сегодня же Александр Турчинов заявил, что никакой карательной операции нет, а есть борьба с террористами. Это можно расценить как нежелание менять свою тактику на юго-востоке страны, то есть идти на уступки, на которых фактически настаивал Путин. Теперь у главы российского государства появились основания заявить, что Киев сам виноват в дальнейших событиях, почти неизбежно тяжелых, а сам он умывает руки.

В то же время он легко может откреститься и от повстанцев, чья репутация и сейчас сомнительна, а с дальнейшей эскалацией может стать еще хуже.

Возможно, в случае с юго-востоком Украины Россия решила пойти по «абхазскому сценарию» до 2008 года — не признавать формально, но неформально поддерживать самопровозглашенную республику. И тем самым держать на крючке официальные власти. Усложняет его реализацию то, что, в отличие от Абхазии и Южной Осетии, у юго-восточного сепаратизма на Украине нет четко очерченных границ.

Чем это может закончиться, августовская война 2008 года и показывает. Ветеран украинской политики, бывший председатель Верховного совета Крыма Леонид Грач как раз и утверждает, что отношения востока и юга Украины напоминают ему отношения Южной Осетии и Тбилиси перед войной 2008 года. Он, правда, уверен, что сразу после проведения референдума «Россия будет поставлена в условия взять под свою защиту Донецк и Луганск». По его мнению, Путин уже вряд ли может контролировать происходящее и состояние людей на юго-востоке, для которых, по его словам, «поезд уже ушел».

«Люди, которые вышли на баррикады и сражаются за свою правду, — им некуда деваться, они поставлены к стенке, — констатирует Грач. — Им говорят остановиться, а враг стреляет в них, и им ничего не остается, как идти до конца».


К слову, уже вчера рядовые пророссийские активисты уже высказывались в том духе, что Москва их предала. Возможно, разочарование сторонников подстегнуло лидеров к решительным действиям.

Наш источник во властных структурах заявил, что для России решение сторонников федерализации не переносить плебисцит не было неожиданным, поскольку ополченцы Москве неподконтрольны. «Президент, предлагая перенести референдум, считал, что этот шаг будет способствовать разрядке обстановки, — сказал он. — Это поиск компромисса без сдачи позиций». Нежелание ополченцев сдвинуть сроки плебисцита связано, полагает собеседник «Газеты.Ru», с отсутствием готовности к диалогу со стороны Киева, заявившего о продолжении антитеррористической операции.

По мнению источника, после проведения плебисцита ситуация только осложнится. Как поведет себя Москва – признает итоги волеизъявления, не признает или будет тянуть время – понимания нет.
«Киев и юго-восток надо сажать за стол переговоров. Женева прошла без представителей юго-востока. Сейчас очевидно, что они тоже должны быть участниками переговоров», — считает собеседник издания. По его мнению, рано или поздно переговоры все же начнутся. Вопрос в том когда.

Декан факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Сергей Караганов считает, что «не нужно переоценивать ни одно из заявлений», которые звучат в настоящее время:

«Сейчас сплошное лукавство, поскольку идет дипломатическая борьба, в которую вовлечено много игроков». По его мнению, Запад затеял игру на Украине, чтобы либо проучить, либо ослабить Россию; Россия же, в свою очередь, затеяла аналогичную игру, чтобы завершить «холодную войну», «которую Запад ведет с 1991 года», и добиться пересмотра позиций ключевых игроков. Какая из сторон добьется своей цели, можно будет увидеть не ранее чем через два года, говорит эксперт: «Будем надеяться, что до этого мы не скатимся в «горячую» войну, потому что есть много сил, которые вышли из-под контроля».

Что касается итогов референдума о создании ДНР (если он, конечно, состоится), то, полагает Караганов, «Россия примет его результаты во внимание, но вряд ли сразу признает». «К тому же мы пока не знаем, что такое «Донецкая народная республика». Возможно, это республика в составе Украины», — резюмирует эксперт.

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов констатирует, что со стороны невозможно определить, был ли вчерашний призыв Владимира Путина перенести референдум игрой или же ополченцы на юго-востоке Украины действительно самостоятельны.

«Если это была игра, то ее целью было показать, что Россия готова идти навстречу, но не может заставить людей на юго-востоке делать то, что она хочет, если к диалогу не готовы киевские власти».

Если же Москва реально не могла оказать влияние на решение сепаратистов, то в этом случае, «если ситуация обострится, сложно себе представить, что Россия разведет руками». «На юго-востоке отдают себе отчет в том, что Россия их бросить не сможет. К тому же не проводить референдум значит рисковать утратой инициативы».

Политолог прогнозирует, что после плебисцита «ситуация будет развиваться плохо»: «Потому что, если проходит референдум, все заканчивается (что-то мне подсказывает) положительным ответом (Москвы) на поставленный вопрос. А дальше выборы президента Украины оказываются под вопросом. Если люди на юго-востоке заявляют, что они не входят в юрисдикцию Киева, то какие тогда выборы?»

«Дорожная карта» по урегулированию ситуации, предложенная в среду по итогам переговоров Путина с председателем ОБСЕ, президентом Швейцарии Дидье Буркхальтером, тоже окажется не нужна. Потребуются новые предложения по выходу из кризиса.

В свою очередь, директор киевского Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский предлагает два возможных объяснения.

«Первый вариант интерпретации: как бы это выглядело, если бы Путин сказал «сделайте вот так, пожалуйста» — и они бы уже на следующий день это сделали? Это при том, что реакция украинских руководителей на слова Путина была вполне однозначная. Напомню, что Яценюк призвал российского президента «не торговать воздухом». Если бы референдум перенесли, выглядело бы это ровно так, как озвучивает Вашингтон: мол, ты (Путин. – «Газета.Ru») там все организовал, ты и разбирайся».

Второй возможный вариант связан, по мнению Погребинского, с большой геополитической игрой.

«Может быть, они и пошли бы на отмену референдума, если бы была уверенность, что будет прекращена спецоперация, — считает Погребинский. — Но пока никаких признаков готовности киевских властей к этому не прослеживается. Переговоры надо вести с тем, кто принимает решение. Первый сигнал, на мой взгляд, от Путина был дан после переговоров с канцлером Германии, а озвучен во время пресс-конференции с президентом Швейцарии. Это дает основания думать, что какие-то договоренности на европейском уровне были достигнуты, но их не было с американцами. А киевские власти склоны прислушиваться именно к Вашингтону. В пользу этой версии говорит и тот факт, что Порошенко, который так явно позиционирует себя как антироссийский политик, так мягко и позитивно отреагировал на вчерашнее предложение Путина».

Представители ЕС и США считают будущий референдум незаконным. Представитель главы МИД Евросоюза Кэтрин Эштон заявила, что проведение референдума «приведет к дальнейшей эскалации ситуации».


Вне зависимости от того, будет проведен референдум или нет, противники обязательно предпримут попытки сорвать его. Как заявили представители милиции Донецка, в ночь на 8 мая неизвестные подожгли типографию, где печатались бюллетени для референдума. Опрошенные ИТАР-ТАСС свидетели рассказывают, что нападавшие были в армейской форме с красно-черными повязками «Правого сектора». Впрочем, не меньше, чем на акцию устрашения со стороны правых радикалов, это похоже и на провокацию со стороны сепаратистов.

Однако украинский политик Тарас Чорновил считает, что сообщения об активных действиях «Правого сектора» преувеличены российскими СМИ. В то же время политик, который недавно посещал восток Украины, отметил, что в Луганске активизировался «криминальный элемент».