Кого слушает президент

Иран сменил тональность

США и Иран впервые за последние годы обсудили ядерную программу Тегерана на уровне глав внешнеполитических ведомств

Полина Матвеева 27.09.2013, 17:20
Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф выступает в штаб-квартире ООН Emmanuel Dunand/AFP/Getty Images
Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф выступает в штаб-квартире ООН

Иран и США впервые за последние шесть лет вплотную обсудили ядерную программу Тегерана. Участники переговоров отмечают изменения тона нового иранского руководства. Уже в ближайшее время Тегеран пойдет на уступки, чтобы избавиться от международных санкций, уверен эксперт. Однако от своих атомных разработок Исламская Республика никогда не откажется.

В штаб-квартире ООН в Нью-Йорке состоялась встреча глав МИД «шестерки» (Россия, Великобритания, Китай, США, Франция плюс Германия) с министром иностранных дел Ирана Мохаммадом Джавадом Зарифом. До этого в формате «один на один» Зариф провел переговоры с госсекретарем США Джоном Керри. Главной темой обсуждения стала ядерная программа Тегерана.

Переговоры о своей программе обогащения урана Тегеран ведет с постоянными членами Совета Безопасности и Германией еще с 2006 года. Нынешний раунд прошел на самом высоком уровне за последние семь лет. По итогам встречи все стороны остались довольны в первую очередь тоном переговоров. Глава МИД Великобритании Уильям Хейг отметил желание иранской стороны вести диалог, по его словам, «тональность переговоров была очень хорошей». «Это была обстоятельная встреча. Атмосфера была хорошей», — согласилась с Хейгом верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Кэтрин Эштон.

Эксперт Института востоковедения РАН Владимир Сажин считает прошедшие переговоры «прорывом».

«Это действительно знаковая встреча, потому что на уровне глав внешнеполитических ведомств американцы и иранцы не встречались уже много десятилетий.

Обычно переговоры в рамках группы «5+1» с Ираном проходили на более низком уровне, и это понятно. В Иране с приходом к власти президента Хассана Роухани сформировалась совершенно новая делегация по ядерной программе, до этого переговорами по этим вопросам занимался секретарь Высшего совета по национальной безопасности Ирана. Роухани эту роль поручил министру иностранных дел, а это знаково», — говорит эксперт.

Именно после прихода к власти Роухани в июне этого года наблюдатели стали говорить о возможных подвижках в разрешении ядерного вопроса. Политик считается представителем реформаторского крыла политического истеблишмента Исламской Республики. Судя по тому, что следующий раунд переговоров по ядерной программе состоится в Женеве уже 15 октября, проблема может сдвинуться с мертвой точки.

«Мы считаем, что санкции являются контрпродуктивными и не соответствуют международному праву. В конечном счете все международные санкции, в том числе действующие по решению ООН, должны быть сняты... Иранская ядерная программа носит исключительно мирный характер, и мы убедим в этом всех», — заявил по итогам встречи глава МИД Ирана.

В свою очередь Керри, как и его коллеги, отметив «заметное изменение тона иранской делегации», заявил, что Тегерану и Вашингтону предстоит провести еще очень большую работу.

«Не стоит и говорить, что одна встреча, а также смена тона, которую мы приветствуем, пока не дают ответа на эти вопросы. Предстоит большая работа. Мы, безусловно, займемся ею, и все вместе надеемся, что сможем добиться конкретных результатов, которые позволят ответить на вопросы, связанные с иранской ядерной программой», — отметил госсекретарь.

Накануне Роухани заявил, что Тегеран рассчитывает достичь согласия с Западом по ядерной программе за три – шесть месяцев.

«Санкции действительно могут быть сняты меньше чем через год. Но это зависит от честности Ирана и его готовности идти навстречу», — предупредил Керри.

По его словам, это произойдет в том случае, если иранская ядерная программа будет носить открытый и мирный характер.

«Иран пытается в какой-то мере поменять свои подходы к международной политике. Это все диктуется необходимостью привлечения инвестиций в экономику страны, открытием рынка в целом для инвестиций со стороны.

Иран катастрофически нуждается в том, чтобы хотя бы частично с него сняли санкции. Ирану просто необходим этот диалог. Но при этом надо понимать, что Тегеран никогда не откажется от своей ядерной программы. Он просто будет обсуждать ее более гибко», — прогнозирует эксперт Института стратегических оценок и анализа Сергей Демиденко.

Постоянный представитель Ирана в Международном агентстве по атомной энергии Реза Наджафи уже в пятницу заявил, что не стоит ожидать скорого прорыва на начинающихся в Вене переговорах об атомной программе Тегерана. «Это первая встреча, так что никто, я думаю, не ожидает, что в ходе однодневного совещания мы можем решить наши проблемы», — приводит слова Наджафи Reuters. Сам Наджафи был назначен постпредом Ирана при МАГАТЭ совсем недавно, всего месяц назад, и для него это будут первые переговоры такого уровня.

Заинтересованы в продвижении переговоров, отмечает Сажин, все стороны, однако сделать это будет непросто. Ядерная программа Ирана — это целый комплекс проблем, не только политических, но и научно-технических. «Скорее всего, в ближайшее время события начнут развиваться по так называемому плану «Step by step», предложенному еще несколько лет назад главой МИД РФ Сергеем Лавровым. Схематически его можно описать так: Иран выполняет требование Совета Безопасности, взамен с него снимается какая-то из экономических санкций. Как только Иран выполняет следующее требование, снимается следующая санкция. Я уверен, что Иран пойдет на уступки. В ближайшее время Тегеран, скорее всего, заявит о замораживании обогащения урана до 20%», — предполагает эксперт.

Что касается интересов России в переговорах, Демиденко считает, что они очень прагматичны. «Иран в принципе очень тяжелый переговорщик. Он исторически проводит ту политику, которая ему удобна. В перспективе Иран интересен для нас возможностью инвестировать в его нефтегазовую отрасль, сотрудничеством в атомной отрасли, а вот в области торговли и вооружения мы всегда были осторожны (Москва в этом году в последний момент отказалась от продажи комплексов С-300 Ирану, сорвав контракт. — «Газета.Ru»). Мы, конечно, опасаемся и дестабилизации обстановки в Иране, так как это может отразиться и на наших южных регионах», — говорит эксперт.