Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Увы и ах, Алексей Навальный был просто советником»

Губернатор Кировской области Никита Белых явился в качестве свидетеля обвинения на суд над Алексеем Навальным, но не подтвердил версию следствия

Ольга Кузьменкова (Киров) 22.05.2013, 14:50
Никита Белых заявил о невиновности своего бывшего советника Алексея Навального Сергей Бровко/ИТАР-ТАСС
Никита Белых заявил о невиновности своего бывшего советника Алексея Навального

Губернатор Кировской области Никита Белых не стал игнорировать громкий процесс над оппозиционером Алексеем Навальным и все-таки явился в суд. Руководитель региона был заявлен как свидетель обвинения, однако его показания говорили скорее в пользу подсудимого. При этом губернатор, которого со своим бывшим советником Навальным связывают приятельские отношения, не стал повышать собственные политические риски и заметно сгладил углы в своей оценке «дела «Кировлеса».

— Представьтесь, пожалуйста, — обратился к мужчине в светло-сером костюме судья Сергей Блинов.

Белых Никита Юрьевич. — Где и кем вы работаете? — Губернатор Кировской области, — ответил он.

Так буднично в судебном процессе по «делу «Кировлеса» появился самый известный свидетель, заявленный стороной обвинения.

После стандартного короткого опроса Белых подошел к секретарю суда, чтобы дать подписку об ответственности за дачу ложных показаний.

В зале все перемигивались: из всех свидетелей больше всего в Ленинском районном суде ждали, конечно, губернатора Кировской области Никиту Белых. При этом никто, в том числе сам Алексей Навальный, не брался предсказать, как поведет себя губернатор, оказавшись в зале заседаний.

Наблюдатели, следившие за процессом, допускали, что Белых постарается избежать посещения процесса над Навальным и, возможно, на него так и не явится. Такие предположения подпитывались тем, что прокуроры еще в пятницу получили разрешение судьи и перешли к следующей стадии процесса — оглашению письменных доказательств в деле. У самого же Белых на предыдущие дни заседаний постоянно выпадали командировки: за последние недели он успел посетить Китай, Южную Корею, Москву и различные районы Кировской области. К тому же еще в начале апреля в своем твиттере губернатор писал, что не собирается давать показаний в суде, поскольку уже все сказал следователям.

Перед Белых стояла непростая задача. С одной стороны, срок его полномочий истекает в ближайшем январе и в Кремле окончательно пока не определились со своим кандидатом на будущих губернаторских выборах. С другой — с Навальным в 2009-м году у него были теплые приятельские отношения, а «дело «Кировлеса» он ранее называл надуманным.

Так, например, в 2010-м году в своем «Живом журнале» Белых писал: «Никаких претензий у КОГУП «Кировлес» и у его учредителя — правительства области — к Алексею нет. А вот к бывшему директору «Кировлеса» Опалеву, на показаниях которого, судя по материалам СМИ, строятся претензии к Навальному, есть… Но проявлять активность и возбуждать дела правоохранители почему-то не стали, зато появились нелепые обвинения по Навальному».

Однако выход из сложившегося непростого положения политик Белых нашел сразу.

Отвечая на стандартный вопрос прокурора о возможной неприязни к подсудимым, губернатор Кировской области ответил: «Я вообще ни к кому неприязнь не испытываю. К указанным персонажам тоже». По словам Белых, в 2009-м «было понятно, что финансовое состояние предприятия («Кировлес») крайне плачевно, причем перспектив по изменениям нет». Перед командой нового губернатора, вступившего в должность в январе того года, стояла задача провести реорганизацию предприятия. Само устройство КОГУП «Кировлес» казалось новому руководству области «очевидно порочным»: организация должна была выполнять коммерческие функции и вместе с тем исполнять государственные контракты (например, по охране леса). При этом госконтракты предлагалось выполнять на средства, вырученные от продажи леса. Из этих же денег «Кировлес» должен был платить в федеральный и региональные бюджеты за аренду лесосеки (она по закону принадлежит государству).

В существовавшей схеме КОГУП сам распределял средства, но управление финансами осложнялось еще и тем, что филиалы сами могли заключать контракты на поставки леса, поэтому отследить денежные потоки и реальные доходы от продажи леса в КОГУП было невозможно. «У нас были серьезные подозрения, что многие сделки идут за наличный расчет вопреки законодательству», — объяснил губернатор. Вдобавок к этому у предприятия был колоссальные долги.

Будучи советником Белых на общественных началах, Навальный разрабатывал рекомендации для реорганизации «Кировлеса». При этом он не получал зарплату, госслужащим не был, правом подписи не обладал и вообще, со слов губернатора, почти никаких полномочий не имел: советник мог, например, затребовать финансовые документы у предприятия, но предприятие без последствий могло отказаться их предоставлять.

«У советника на общественных началах есть полномочия давать совет. Никаких других полномочий у него нет, — объяснил Белых. — Увы и ах, Алексей Навальный был просто советником на общественных началах. Таких советников было четверо. От остальных трех отличие Алексея Анатольевича заключалось в том, что он больше времени проводил в Кирове».

Навальный начал свою работу в регионе с идеи проведения аудиторской проверки «Кировлеса», причем советник Белых предлагал привлечь для этого одну из компаний «большой четверки». Однако в итоге по требованию главы департамента госсобственности Константина Арзамасцева (который теперь находится в розыске) проверку проводила местная компания «Вятка-академаудит», причем объектом проверки стала не деятельность КОГУП «Кировлес» в целом, а контракты «Кировлеса» и Вятской лесной компании Петра Офицерова (вместе с Навальным он является обвиняемым по делу). Известно, что вопросы для аудиторской проверки составляла замдиректора «Кировлеса» Лариса Бастрыгина, которая затем утверждала их у своего начальника, Вячеслава Опалева (оба теперь являются ключевыми свидетелями обвинения).

Губернатора Белых результаты работы аудиторов не устроили. По его словам, заключение проверки «было посвящено не тому», а при анализе использовались лишь данные руководства КОГУП «Кировлес». На совещании по итогам проверки было принято решение об отстранении с должности Опалева, которое принял лично Белых. Впоследствии Опалев был восстановлен в должности, поскольку у него были налажены отношения с директорами лесхозов, однако на этом посту он долго не удержался и вскоре уволился сам. После этого правительство направило несколько заявлений в правоохранительные органы с просьбой проверить деятельность Опалева — недовольство им было обусловлено в том числе и вскрывшимся фактом, что дочь гендиректора «Кировлеса» Марина Бура была устроена на работу в Вятскую лесную компанию.

«Это не указывает напрямую на коррупционную составляющую, но я считаю, что так не должно быть» — пояснил Белых, добавив, что это послужило причиной для расторжения всех договоров между ВЛК и «Кировлесом».

По мере того как губернатор Кировской области объяснял происходившее в 2009-м году, прокурор все гуще и гуще краснел.

Версия Никиты Белых опровергала версию следствия и скорее соответствовала описанию событий, на котором настаивает Навальный.

К тому же губернатор отличался от большей части свидетелей обвинения на редкость хорошей памятью: Белых почти ни разу не отказался от ответа на вопрос, сославшись на давность событий. Более того, несколько раз он даже не соглашался с попытками судьи снять некоторые вопросы Навального как не имеющие отношения к делу.

Время от времени Белых позволял себе легкие подколки в адрес своего старого приятеля. «Если бы вы меньше о себе писали, ситуация могла бы быть проще… про госслужбу вы ничего не писали. Но ваш статус обсуждался известными блогерами в попытке выяснить, чем же вы там занимаетесь», — обратился к подсудимому Белых. Теперь покраснел уже Навальный. Покрасневший прокурор вообще не вмешивался в расспросы стороной защиты.

Допрос свидетеля Белых занял меньше полутора часов. Последний вопрос губернатору Кировской области задала защитники Навального Ольга Михайлова, когда Белых уже было собрался покинуть зал.

— Скажите, пожалуйста, как вы считаете или, может быть, знаете, был ли нанесен ущерб экономическим интересам или бюджету Кировской области в результате деятельности Алексея Навального в качестве советника губернатора Кировской области?

— На основе имеющихся у меня данных и моей информации у меня нет оснований делать такие выводы. При этом я знаю, что департамент государственной собственности признан потерпевшим и что следственный комитет в рамках рассмотрения уголовного дела считает, что был нанесен ущерб. Но каких-либо экспертиз, расчетов я лично не видел.

После того как Белых удалился из зала заседаний, судья Сергей Блинов объявил десятиминутный перерыв и ушел в совещательную комнату. Навальный подошел к журналистам, у которых теперь был даже не вопрос, а всего одно междометие: «Ну?»

— Он осторожный и выбирал выражения. Никаких претензий к нему в этой ситуации предъявлять невозможно. Что, ждать от него, что он скажет: «Следственный комитет сфабриковал дело, а Бастрыкин — подонок?» Но, тем не менее, он все сказал как есть».

«Газета.Ru» вела онлайн-репортаж с заседания суда.