Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Эпоха Суркова закончилась еще в сентябре 2011 года»

Политологи прокомментировали «Газете.Ru» отставку Владислава Суркова

Александр Бычков, Мария Макутина 08.05.2013, 15:41
Владислав Сурков Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС
Владислав Сурков

Эксперты «Газеты.Ru» считают логичной отставку вице-премьера правительства Владислава Суркова и прогнозируют последствия этого события как для правительства Дмитрия Медведева, так и для всей политической вертикали.

Александр Морозов, политолог:

— Было очевидно, что после сентября 2011 года, когда Путин принял решение пойти на третий срок, политическое влияние Суркова будет убывать. С момента начала активных протестов все больше и больше раздавались голоса, что он в глазах Путина несет ответственность за то, что политический менеджмент их допустил. До 6 мая прошлого года считалось, что между Владиславом Сурковым и Натальей Тимаковой (пресс-секретарем премьера Медведева) есть какая-то конкуренция и они в разных лодках. Но, с точки зрения Путина, получилось, что Сурков не оправдал каких-то его надежд и воспринимается теперь как нелояльный и как глубоко связанный с Медведевым, и

Сурков попал под ликвидацию всего медведевского блока. Уход Суркова и непрерывная атака на Аркадия Дворковича означают, что и Тимакова скоро окажется в отставке

Я думаю, с Сурковым состоялся такой же разговор, как с Алексеем Кудриным, о том, что делать какие-либо заявления за пределами РФ, которые ставят под сомнение какие-то элементы политического курса России, для чиновника такого ранга недопустимо, и поэтому он должен подать заявление.

Эпоха Суркова закончилась еще в сентябре 2011 года, и те люди, которые были с ним, уже давно разбросаны, большинство из них несильно востребованы сегодня.

Михаил Виноградов, президент фонда «Петербургская политика»:

— Решения о событиях вокруг Суркова принимались столь стремительно, что пока четкие политические выводы делать рано до некоторых событий: прежде всего до появления кандидатуры нового руководителя аппарата правительства — чей это будет человек, сильный он будет или слабый, второе — до определения судьбы самого Суркова и, третье, до окончания этой паузы, которая целенаправленно взята перед праздниками, когда несколько дней будет затишье в политической и деловой активности. Это показывает, что

есть желание целенаправленно подвесить ситуацию, создать интригу, при этом воздерживаясь от каких-то четких позиций по кабинету министров.

Евгений Минченко, директор Международного института политической экспертизы:

— Сурков реально некомфортно чувствовал себя на посту руководителя аппарата. Он психологически так и оставался первым замглавы администрации президента. Я думаю, что это основная причина, а ситуативный повод – это, конечно же, его выступление в Лондоне и критика на зарубежной площадке российских силовых структур. Я думаю, что для Суркова все не закончено. Я

не удивлюсь, например, если он «Сколково» возглавит.

Дмитрий Орлов, политолог, член высшего совета «Единой России»:

— Модель поведения Владислава Суркова в последнее время отличалась повышенной конфликтностью, что не свойственно для российской административной элиты. Сурков, который давно в нее встроен, не мог этого не понимать. Главную роль в этом решении сыграло его выступление в Лондоне по поводу фонда «Сколково». Для меня непонятно, почему он столь жестко выступил в связи с финансированием Ильи Пономарева, поскольку сам он к этому формально не был причастен. Мне непонятен пафос его выступления.

Я думаю, что стоит доверять официальной мотивировке его ухода, потому что ничто не мешало отправить Суркова раньше в отставку, у президента есть для этого полномочия. Достаточно напряженными были в целом отношения аппарата правительства и администрации президента. Но, я думаю, дело не в противостоянии с Вячеславом Володиным. Сурков жесткий человек и достаточно эффективный руководитель. Думаю,

он пытался из аппарата правительства делать фактически альтернативу президентской администрации. Ясно, что это ему не удалось, причем чем далее, тем более это было ясно. Это тоже могло подтолкнуть его к этому решению.

Ощущение некомфортности было для него главным. Было много факторов и решений последнего времени, которые задевали его лично и которые вынудили его на публичную активность и агрессию.

Марк Урнов, научный руководитель факультета прикладной политологии Высшей школы экономики:

— Мне крайне жалко, что это произошло, потому что, с моей точки зрения, Сурков был одним из самых умных людей в Кремле, а потом в Белом доме. С момента, как он был из Кремля уволен и заменен на иную публику, политика-то сильно огрубела.

Идет столкновение более-менее гибких политиков с такими жесткими… Даже я бы не сказал, что это исключительно «силовики», это просто люди жестко настроенные, типа Володина. Плюс «силовики», которые считают, что если действовать грубо, жестко, то можно будет как-то совладать с оппозицией.

Поэтому такие вот игроки, а Сурков был, безусловно, политическим игроком, который понимал, что такое гамбит. Такие люди уже оказываются, в общем-то, не нужны. Это естественное развитие событий, когда власть находится в кризисе, когда она не понимает, что делать, когда она начинает жертвовать интеллектом во имя мускулов.

Практически то же самое происходило в период, когда надвигалось падение Горбачева, когда власть оказалась слабой, когда она перестала действовать более-менее адекватно и когда вокруг Горбачева места интеллектуалов и игроков стали замещаться людьми жесткими. Что из этого получилось — все знают.

Это сработает. Не думаю, чтобы это сработало через год, но то, что это выстрелит непременно к выборам думским и уж подавно президентским, для меня сейчас это ясно. Мы неудержимо движемся к кризису, сейчас ясно.

Михаил Ремизов, президент Института национальной стратегии:

— Серия недавних совещаний под эгидой президента и в Сочи, и по исполнению «майских указов», а также «прямая линия» президента говорят о том, что он принял для себя решение, с одной стороны, не отправлять кабинет министров в отставку (по разным причинам: потому что считает это бессмысленным и политически, и управленчески), с другой стороны, замыкает на себя нити управления исполнительной властью по приоритетным направлениям и задачам, таким как антикризисный менеджмент или менеджмент экономического роста, исполнение указов — предвыборных обещаний. Вот по этим направлениям нити управления будут в большей степени, чем прежде, замыкаться на президентскую администрацию и президента. В этой ситуации критически важна фигура главы аппарата (правительства).

Медведев становится техническим премьером, но это не значит, что повышается вероятность его отставки, скорее наоборот: чем более техническим премьером он будет, тем больше будет его выживаемость на этом посту.

Алексей Чадаев, политолог, бывший руководитель политического департамента «Единой России»:

— У меня есть только один комментарий по поводу ухода из правительства Суркова: «Помер Максим, да и хрен с ним».