Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

ООН не заметила российских прорывов

Россия рассказала Совету ООН о соблюдении прав и свобод, заслужив критику за закон об «иностранных агентах» и дискриминацию геев

Жанна Ульянова, Александр Артемьев 29.04.2013, 21:48
Министр юстиции Александр Коновалов представил в Женеве доклад о состоянии прав и свобод человека в... Валерий Шарифулин/ИТАР-ТАСС
Министр юстиции Александр Коновалов представил в Женеве доклад о состоянии прав и свобод человека в России

Совет по правам человека ООН заслушал доклад министра юстиции Александра Коновалова о защите гражданских и политических свобод в России. Он заверил, что государство совершило «прорывы» в области антикоррупционной борьбы, НКО и расследовании преступлений против журналистов. Членов Совета ООН больше интересовало то, о чем в докладе российской делегации не упоминалось: «иностранные агенты», узаконивание гомофобии, ужесточение закона о митингах и преступления против журналистов.

Докладывать о гражданских и политических свободах в Женеву — там, в Совете ООН по правам человека, с 22 апреля заслушиваются страновые доклады в рамках подготовки Универсального периодического обзора — от России прибыли представители Генпрокуратуры, Следственного комитета, МВД, Минобороны, Центризбиркома — всего несколько десятков представителей властных институтов, а заодно и Общественной палаты. Возглавлял делегацию министр юстиции Александр Коновалов, он представлял СПЧ ООН — российский вклад в международный анализ обеспечения прав и свобод в мире — уже во второй раз, впервые министр выступал перед советом четыре года назад.

Коновалов начал с заверения в том, что полученные в 2009 году рекомендации Совета ООН служат «дополнительной гарантией защиты прав человека в России». С тех пор Москва предприняла «беспрецедентные меры» в области обеспечения открытости судов, облегчения деятельности НКО и политических партий, а также борьбы с коррупцией.

Коновалов отметил, что в России действует открытое правительство и заработал ресурс «Российская общественная инициатива» — консультативный механизм, предполагающий, что все инициативы граждан, набравшие 100 тысяч подписей в интернете, пройдут экспертизу в правительстве. За последние четыре года в России появился уполномоченный при президенте по правам ребенка (Павел Астахов) и уполномоченный при президенте по правам предпринимателей (Борис Титов). Продолжает действовать «важный орган» — совет при президенте по правам человека, добавил Коновалов. Министр умолчал о том, что СПЧ потребовал от российских законодателей внести изменения в определение «иностранный агент», а член совета Лилия Шибанова и возглавляемая ею некоммерческая организация «Голос» были оштрафованы судом на 100 и 300 тысяч рублей за отказ регистрироваться «иностранным агентом».

Коновалов о занимающихся «политической деятельностью» «иностранных агентах» некоммерческих организациях в докладе не упомянул.

«Значительны перемены в области НКО, в частности политических партий: сокращена процедура регистрации и порядок отчетности», — сказал Коновалов. В подтверждение он заявил, что Минюст за полгода зарегистрировал 60 партий и еще 200 организационных комитетов заявили о намерении легализоваться.

Часть доклада Коновалов посвятил не поддающимся общественному контролю пенитенциарным учреждениям и армии. Как выразился министр, «проблемным зонам» соблюдения прав и свобод. Однако и тут, по словам докладчика, произошел «масштабный прорыв». Имелась в виду оптимизация уголовного законодательства, в том числе введение альтернативных тюремному заключению наказаний, что привело к снижению численности тюремного населения до 575 тысяч человек. В 2009 году Коновалов докладывал СПЧ ООН о миллионе человек, содержащихся в тюрьмах и колониях. Среди прорывов также назывались улучшение доступа для заключенных к медицинской помощи, а также введение программ посттюремной реабилитации.

Прорывы в последние годы случились и в судебной системе, докладывал Коновалов.

«Значительно повысилась прозрачность судов», — сказал министр, имея в виду публикацию решений и иных актов на сайтах судов. Продолжается работа по сокращению содержания под арестом на время расследования и судебного разбирательства. Доклад Коновалов завершил примиряющим: «Мы далеки от иллюзий о том, что с гарантиями прав человека в России все благополучно».

Совет по правам человека ООН, в состав которого входят представители 47 стран членов Генеральной ассамблеи, согласно регламенту, предложил свои рекомендации российской делегации. Из реплик членов совета следовало, что они не удовлетворены услышанным докладом.

Свои рекомендации национальные делегации представляли в три приема, давая Коновалову и его коллегам ответить на некоторые вопросы. Первым взял слово представитель Германии Ханс Хайнрих Шумахер, который обошелся без привычных поощрительных замечаний насчет достигнутого страной-докладчиком прогресса в деле защиты прав человека. Он дал России пять рекомендаций: пересмотреть законодательство об НКО — «иностранных агентах», создать независимый институт, ответственный за назначение судей и контроль за их деятельностью, подписать Международную конвенцию ООН для защиты всех лиц от насильственных исчезновений, принятую в 2006 году и вступившую в силу в 2010 году, а также обеспечить равные права, в том числе свободу слова и свободу собраний для гомосексуалов.

Одним из самых жестких выступлений была речь британcкого представителя, который, как и его немецкий коллега, ни слова не сказал о российских успехах, но подчеркнул, что правительство России «предприняло шаги к контролю за негосударственными организациями», чья «легитимная деятельность» была поставлена под угрозу последними проверками. Также представителя Лондона не устроило расширение толкования государственной измены, избирательное использование правосудия. В довершение всего дипломат отослал Коновалова к рекомендациям ОБСЕ, касавшимся итогам выборов в Госдуму в декабре 2011 года и президентских выборов пять месяцев спустя.

Большинство европейских и латиноамериканских делегаций так или иначе касались трех главных тем: необходимости пересмотра драконовского законодательства об НКО, добиться наказания виновных в нападении и запугивании правозащитников и журналистов, а также защиты прав сексуальных меньшинств.

Российская сторона в ответ заявила, что статус «иностранного агента» не ущемляет прав НКО, а в расследования нападений на журналистов достигнут «прорыв».

Вместо Коновалова на этот раз отвечала замдиректора департамента по делам НКО Минюста Татьяна Вагина, защищавшая позицию министерства в первом процессе о признании НКО «иностранным агентом» против «Голоса». Поправки в закон об НКО не содержат норм более жестких, чем те, что содержатся в законодательстве других стран, заявила она. А в дополнение сказала, что «статус этого «иностранного агента» никаких ограничений, тем более санкций, на носителя не налагает», что он «приобретается добровольно в порядке декларирования» и вообще «носит информативный характер».

Санкции налагаются «только за несоблюдение законного порядка декларирования и информирования», заметила она.

Представитель Генпрокуратуры Александр Жафяров отмечал, в свою очередь, что масштабные проверки НКО, начавшиеся в России в марте, «не нарушают их работу» и «носят плановый характер». «В результате проверок мы намерены побудить НКО зарегистрироваться в реестре «иностранных агентов», чтобы народ знал, в каком качестве они действуют в России и чьи интересы представляют», — сказал представитель Генпрокуратуры.

Представитель Следственного комитета Тимофеев, отвечая на обвинения в недостаточной защите прав журналистов, предпочел говорить об «успехах» в расследованиях убийств Анны Политковской, правозащитницы Наталья Эстемировой, адвоката Станислава Маркелова и обозревателя «Новой Газеты» Анастасии Бабуровой. О главреде «Химкинской правды» Михаиле Бекетове он не вспомнил.

«В УК есть норма о запрете воспрепятствованию профессиональной деятельности журналистов. Внесена поправка в УК, увеличившая ответственность за это до 6 лет», — начал издалека представитель СК. По его словам, дел о преступлениях против журналистов в России «немного». «У СК есть результаты, раскрыт ряд серьезных убийств. В деле Политковской один уже привлечен, по другим передано обвинительное заключение. Убийство Маркелова и Бабуровой раскрыто, виновные осуждены на длительные сроки. Мы знаем, кто совершил убийство Эстемировой, фигурант объявлен в международный розыск. Понимаем важность таких дел, принимаем все меры», — отчитывался представитель СК в делегации.

Исландская же делегация в совете ООН говорила исключительно об ЛГБТ, рекомендовав российским властям ввести эксплицитный запрет на дискриминацию меньшинств по гендерному признаку, а также принять специфические меры по расследованию нападений на гомофобной почве.

Испания, Нидерланды и Словения рекомендовали не только не доводить до окончательного чтения рассматриваемый сейчас в Госдуме антигейский закон, но отменить и региональное дискриминационное законодательство. Однако российская делегация успешно оставила не замеченными выступления на тему гомосексуализма.

Многие страны, в том числе Италия, Румыния, Черногория и — неожиданно — Намибия, настаивали на том, чтобы Россия окончательно отказалась от смертной казни, ратифицировав 2-й Факультативный протокол к Международному пакту о гражданских и политических правах.

Также вопросы возникали к антиэкстремистскому законодательству, которое, как считает представитель США в СПЧ ООН, изобилует слишком размытыми формулировками и касается не только тех, кто прибегает к насильственным действиям.

Представитель США Эйлин Донахью говорила о произвольных арестах и задержаниях политических активистов и лидеров протестного движения, внесудебные расправы на Северном Кавказе, а также вновь помянула «необъяснимо широкое» толкование экстремистской деятельности в российском законодательстве. Имени Сергея Магнитского она, однако, не упомянула. Сделал это, отметив «обеспокоенность» в связи с его делом, глава австралийской делегации, посетовавший заодно на то, что в России не существует должной защиты лиц, вскрывающих общественно значимую информацию.

Традиционные союзники Москвы среди международного сообщества, Венесуэла, Иран, Сирия, хвалили российскую сторону за присоединение к Конвенции о правах инвалидов и за успехи, проделанные в деле защиты детства и материнства. Главы кубинской и вьетнамской делегации даже обратились к Коновалову по-русски, но, если представитель «острова свободы» закончил свою речь словами «Товарищи и друзья, мы желаем вам больших успехов и всего доброго!», то вьетнамец, очевидно, обращаясь к главе СПЧ ООН Ремигиушу Ахиллесу Хенчелю, завершил благодарственным «Dziękuję».

В то же время ближайшие соседи России, ее партнеры по СНГ, сформулировали к делегации из Москвы ряд претензий. Киргизская представитель приветствовала, что за несколько лет была пресечена деятельность десятков неонацистских и ксенофобских организаций, но, тем не менее, борьба с такими экстремистами должна быть активизирована. Таджикская же делегация настаивала на необходимости дальнейшей пропаганды расовой, национальной и религиозной терпимости в России, особенно среди судейских чиновников и правоохранителей. Представитель Украины указал на необходимость следовать положениям ст. 27 Международного пакта о гражданских политических правах, который гарантирует (национальным меньшинствам, в российских условиях «в том числе украинцам», подчеркнул глава делегации) возможности для использования своего языка и беспрепятственного получения на нем образования.