Чтоб не ушел по сетям

Издатель Александр Марголин останется в СИЗО по «болотному делу» по крайней мере до 6 апреля

Ольга Кузьменкова 21.02.2013, 22:14
Александр Марголин, обвиняемый в участии в беспорядках на Болотной площади Александра Мудрац/ИТАР-ТАСС
Александр Марголин, обвиняемый в участии в беспорядках на Болотной площади

Басманный суд Москвы арестовал на два месяца очередного фигуранта «болотного дела». По версии следствия, издатель Александр Марголин мог скрыться от правосудия, использовав своих друзей за границей — об их существовании следователи узнали из социальных сетей обвиняемого. Защита отметила многочисленные процессуальные нарушения в ходе задержания Марголина: на следственные действия с ним не допускали адвоката. Правозащитная группа «Росузник» предполагает, что началась вторая волна задержаний по «болотному делу». Ее координатор советует уезжать из страны всем, к кому правоохранительные органы в последнее время проявляют интерес.

Заседание Басманного районного суда Москвы в четверг началось с полуторачасовым опозданием: около половины пятого приставы привели в зал заседаний Александра Марголина, мужчину с усталыми голубыми глазами в добротном сером свитере и черном пуховике. Из слов судьи Натальи Мушниковой собравшиеся узнали, что Марголину 41 год, у него есть жена и двое несовершеннолетних детей, 12 и 14 лет. Сам Марголин сообщил, что он работает на должности заместителя директора по маркетингу в одной из коммерческих фирм, и сразу же заявил свое первое ходатайство, пояснив, что хотел бы узнать, почему он находится в суде. На это Мушникова дала ему пятнадцать минут.

Когда заседание продолжилось, Марголин заявил еще два ходатайства, потребовав допросить назначенного ему адвоката Дмитрия Лазарева и собственную жену. Первое требование суд отклонил, а со вторым согласился.

Из последовавших объяснений адвоката Анны Полозовой стало известно, что накануне она не могла попасть к своему подзащитному в течение нескольких часов. Таким образом было нарушено его право на защиту. Все это время на следственных мероприятиях с Марголиным работал назначенный адвокат Дмитрий Лазарев, а Полозову к подзащитному допустили лишь после двух часов дня — когда ему уже предъявили обвинение. К этому моменту Марголина уже опознал один из сотрудников правоохранительных органов, пострадавший шестого мая.

Как рассказала Полозова, когда она стояла на проходной в здании СК, следователь не отвечал на ее звонки, а временами трубку снимали его коллеги и говорили, что он не может подойти к телефону. При этом еще около десяти часов утра она сообщила следователю, что с ней уже заключено соглашение и что именно она будет представлять интересы Марголина, а не кто-либо другой.

Следователь Тимофей Грачев в ответ на вопрос судьи Мушниковой, как он все это объяснит, сказал, что Полозова была впущена в здание сразу после того, как она показала ордер на защиту Марголина. Это произошло после 14.00, признал следователь, добавив, что нарушений тут нет, поскольку задержание Морголина произошло в 14.30 (по версии адвоката, задержание произошло в 9.30; в СМИ информация о появлении нового фигуранта «болотного дела» появилась в десять утра). Суд этим объяснением удовлетворился.

Как и в случае со всеми последними участниками «болотного процесса», следствие потребовало арестовать подсудимого до 6 апреля. Следователь Грачев встал с места и безразличной скороговоркой зачитал свою речь: молодой человек даже не заметил собственную оговорку, вызвавшую сдержанные смешки в зале. Рассказывая о событиях на Болотной площади, он сказал, что беспорядки были 5 мая, а не 6-го.

Представитель СК сообщил, что Марголин обвиняется в участии в массовых беспорядках (ч. 2 ст. 212 УК) и применения насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК). Свое участие в акции 6 мая мужчина уже подтвердил, но отказался от любых других показаний, воспользовавшись 51-й статьей Конституции.

«Указанный гражданин применял насилие в отношении представителя власти, сотрудника ОМОНа, — сказал следователь Грачев. — Значит, схватив его за форменное обмундирование и бронежилет, после чего повалив его на землю и нанеся два удара в область туловища».

Следователь назвал сразу несколько причин, по которым, с точки зрения СК, подсудимого необходимо заключить под стражу. Марголин обвиняется в совершении тяжкого преступления, он уже привлекался к административной ответственности (по статье 19.3 КоАП — неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции). Он также может попытаться уничтожить доказательства и воспрепятствовать следствию, надавив на свидетелей или потерпевших. Оставаясь на свободе, он «продолжит заниматься преступной деятельностью, что подтверждается его привлечением к административной ответственности».

«Кроме того, срок следствия у нас уже достаточно большой, и более 9 месяцев Марголин скрывался от следствия целью избежать наказания», — добавил следователь, напомнив о том, как в прошлом году СК предлагал позвонить на «горячую линию» всем тем, кто узнал себя на видео и фотографиях с Болотной площади. Марголин этого не сделал, а значит, скрывался.

Следователь отдельно отметил, что у Марголина есть загранпаспорт, а также друзья за рубежом, которых представители СК нашли на его страницах в социальных сетях. Еще Грачев подчеркнул, что ранее Марголин уже выезжал за пределы России. С точки зрения следственных органов, подсудимый поступил, «не считаясь с общественными нормами морали», и это несмотря на все положительные характеристики, которые его адвокат предоставил суду. «У следствия возникает недоумение, как человек с такими положительными характеристиками мог совершать такие действия», — задался риторическим вопросом Грачев.

Марголин все это время находился в клетке для подсудимых, периодически поглядывая на пришедших в зал суда родителей и ободряюще подмигивая матери. Временами он начинал делать какие-то записи в тетради, лежавшей на коленях. Взгляд у него был усталым, он часто моргал, пытался открыть глаза как можно шире и вглядывался в зал. Когда ему наконец предоставили слово, он взял в руки тетрадь и, опираясь на конспект, заговорил.

«Говорить о том, что я скрывался от правосудия, невозможно. Никаких повесток я не получал, таким образом, я не знал, что я скрываюсь и что ко мне есть какой-то интерес», — начал Марголин.

Обвиняемый последовательно разбирал аргументы, использованные следователем. Он живет не по адресу прописки, но регулярно приезжает проведать родителей и забрать у них почту, которая может приходить на его имя. Призывы сдаться от Следственного комитета он не слышал — возможно, потому что летом провел несколько недель на даче. Та административная ответственность, о которой сказал Грачев, относится к декабрю 2011 года, как раз к первому большому оппозиционному митингу на московском Чистопрудном бульваре 5 декабря, то есть ей уже больше года и она считается снятой. Кроме того, Марголин обратил внимание на то, что он единственный кормилец в семье, у него на иждивении два ребенка и он также ухаживает за пожилой матерью с инвалидностью.

С положительными характеристиками в адрес Марголина выступила его жена Елена, скромная худая женщина, не входившая зал заседаний до тех пор, пока ее не вызвал пристав. В коридоре она отказывалась говорить с журналистами и знакомыми мужа; сидела рядом с его родителями, не реагируя ни на какие вопросы. Зайдя в зал заседаний, она подошла к секретарю, отдала паспорт и повернулась к судье, не показывая лицо людям, сидящим на скамейке. Елена Марголина рассказала, что Александр — прекрасный муж, отец и друг, который проводит с семьей много времени и готов всем помогать. В коридоре похожие характеристики в адрес Марголина высказывали его знакомые: после митинга 6 мая он развозил воду по ОВД, куда доставляли задержанных (сам он задержан не был).

Адвокат, выступавшая после Елены, подчеркнула, что считает абсурдными доводы следствия о том, что Марголин скрывался от следствия 9 месяцев. «Не было представлено ни одного документа о том, что повестка была направлена хоть по какому-либо адресу. Хоть по месту проживания, хоть куда. Следствие пришло с обыском по месту проживания. Как минимум с 15 февраля следствие знает о том, где проживает Марголин. Никто его ни на какие следственные действия не вызывал», — подчеркнула адвокат.

Пока Полозова скрупулезно разбирала несостыковки в деле и многочисленные нарушения, публика откровенно веселилась, разглядывая весьма неожиданную фотографию следователя Грачева, всплывшую в социальных сетях. На снимке молодой человек, очень похожий на Грачева, изображен в неформальной обстановке — без синего кителя и с обнаженным торсом. При этом плечи у него почти полностью покрыты татуировками. Как утверждает оппозиционер Илья Яшин, опубликовавший фотографию в своем Twitter, некоторое время назад Грачев сам выложил этот снимок в социальной сети «Одноклассники», а потом удалил.

В перерыве перед оглашением решения суда корреспондент «Газеты.Ru» подошла к следователю и спросила, действительно ли его плечи покрыты татуировками. «Это все неправда», — ответил Грачев. При этом он отказался снять китель и показать плечи на просвет через рубашку. Следователь густо покраснел, когда корреспондент обратил внимание на то, что у него, оказывается, проколото ухо.

В это время в другом конце коридора координатор проекта «Росузник» Сергей Власов рассказывал журналистам, что в «болотном деле», по всей видимости, началась вторая волна задержаний. Правозащитник полагает, что СК получил санкцию на новые задержания. Материалы на Марголина, по его словам, были у следствия еще с лета прошлого года, однако по неизвестным причинам они не давали им ход. Теперь же, по мнению Власова, за Марголиным и молодым активистом Ильей Гущиным (он был задержан две недели назад) последуют новые фигуранты уголовного дела.

Координатор «Росузника» посоветовал всем активистам, которые были на Болотной площади и которыми в последнее время интересовались правоохранительные органы, уезжать. Перед отъездом желательно выбросить одежду, в которой активисты ходили на акцию шестого мая, добавил правозащитник. Именно по ней следователи чаще всего опознают участников демонстрации — так это случилось и с Марголиным, у которого при обыске нашли рубашку поло, в которой он пришел на Болотную площадь.

Несмотря на все положительные характеристики, а также на целый набор документов, предоставленных защитой, суд согласился с доводами следствия и поместил Марголина под стражу до 6 апреля.