Денис Драгунский о мужестве
честно вглядеться в лица
своих предков

Координационный совет уголовников

Как власти борются с Координационным советом оппозиции: на каждом пятом висят уголовные дела

Сергей Смирнов 04.02.2013, 10:04
9 из 43 членов Координационного совета оппозиции находятся в разработке силовиков Сергей Карпов/ИТАР-ТАСС
9 из 43 членов Координационного совета оппозиции находятся в разработке силовиков

Каждый пятый член Координационного совета оппозиции подвергся уголовному преследованию, пятеро из восьми стали фигурантами уголовных дел после 6 мая 2012 года. Самыми громкими стали дела главы Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального и координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова. В ближайшее время можно ждать новых дел против лидеров оппозиции: они находятся в оперативной разработке спецслужб.

Первый пошел

28 января член Координационного совета оппозиции (КСО) от курии националистов Константин Крылов был приговорен к 120 часам обязательных работ по ч. 1 ст. 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства).

Один из идеологов русского национализма и до недавнего времени председатель создающейся Национал-демократической партии (НДП) был осужден за высказывания в ходе митинга «Хватит кормить Кавказ», который прошел еще в октябре 2011 года. Крылов говорил о том, что в этих республиках нет ни промышленного производства, ни развитой сферы услуг и туризма. «Кавказ производит кавказцев — по-моему, это единственное, что у них получается», — заявил националист и призвал покончить «с этой странной экономической моделью». За эти высказывания на Крылова завели уголовное дело, причем задержан он был 4 ноября, накануне очередного «Русского марша», на котором он должен был выступать. Процесс над ним в итоге растянулся более чем на год.

Крылов стал первым оппозиционером, получившим уголовную статью уже в новом качестве — члена избранного в октябре 2012 года Координационного совета оппозиции, — но вряд ли последним. В ближайшее время еще несколько представителей избранного в октябре оппозиционного органа предстанут перед судом, только обвинения против них серьезнее, чем были у Крылова, и вряд ли речь может идти об обязательных работах и даже об условном наказании.

Улица ведет в тюрьму

Уголовное преследование лидеров оппозиции, которые возглавили массовые уличные протесты после выборов в Госдуму в декабре 2011 года, стало одним из трендов последнего времени. Сразу несколько дел по статье «мошенничество» было возбуждено против главы Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, получившего больше всего голосов на выборах в КСО. После демонстрации по НТВ фильма «Анатомия протеста-2» было заведено уголовное дело о подготовке массовых беспорядков против координатора «Левого фронта» Сергея Удальцова и его соратников — Константина Лебедева и Леонида Развозжаева. Последний был выбран в КСО, уже когда находился под арестом. Его коллега по совету, краснодарский эколог Сурен Газарян, приговоренный к условному сроку по делу о надписи на заборе дачи губернатора края Александра Ткачева, обвинен в угрозах убийством: его жертвой якобы стал охранник так называемого «дворца Путина» под Геленджиком. В конце декабря Газарян попросил политического убежища в Эстонии.

С уголовным преследованием рискует столкнуться и популярный фотоблогер Рустем Адагамов. Следственный комитет начал в отношении избравшегося по общегражданскому списку в КСО Адагамова доследственную проверку: его бывшая жена через симпатизирующие Кремлю СМИ обвинила его в совращении малолетней более десяти лет назад. Лидер же либерального крыла КСО, сопредседатель РПР-ПАРНАС Борис Немцов год судится с активистом «Наших» Максимом Переваловым, который обвиняет его в побоях.

Вся фракция националистов в коллегиальном органе протестного движения состоит из либо уже осужденных, либо только обвиняемых по уголовных статьям.

В СИЗО находится еще один избранный в КСО политик, националист Даниил Константинов. В федеральном розыске — глава Российского общенационального союза Игорь Артемов, обвиненный в разжигании межнациональной розни. Уголовное дело заведено и против Владлена Кралина (Владимира Тора): его, вместе с его соратником, не прошедшим в совет оппозиции Александром Поткиным (Беловым), подозревают в мошенничестве при приобретении квартиры.

Последний, пятый член националистической курии, председатель «Русской партии» Николай Бондарик в 1997 году был приговорен к пяти годам заключения за причинение тяжких телесных повреждений, повлекших смерть.

Оппозиция в разработке

Интерес правоохранительных органов к лидерам оппозиции проснулся одновременно с оформлением после выборов в Государственную думу в декабре 2011 года массового протестного движения. Оперативная разработка лидеров протеста началась еще раньше, когда начались массовые акции протеста против фальсификаций выборов в Госдуму, предполагает глава правозащитной ассоциации «Агора», член президентского совета по правам человека Павел Чиков.

«Я думаю, что оперативная разработка лидеров началась в декабре 2011 года. Соответствующие указания пошли по местным органам в январе 2012: мы отследили признаки активизации оперативников центра Э в это время.

Несколько месяцев шло накопление сведений. К реализации оперативных данных власти приступили 6 мая на Болотной площади. Провокации, умышленные действия полиции на площади тому прямое подтверждение», — рассуждает Чиков. Уголовные дела по событиям 6 мая позволили провести множество оперативных мероприятий, в том числе обыски у лидеров оппозиции.

Решение о возбуждение дел против оппозиции было принято на политическом уровне, не сомневается экс-депутат Госдумы и член КСО Геннадий Гудков. «За всем стоит управление внутренней политики (УВП) администрации президента: там проводятся совещания, выбираются действия. Правоохранительные органы отчитываются о добытой информации, и там все координируется, безусловно. Я знаю кабинеты, где проходят такие совещания, к сожалению», — говорит оппозиционер.

Вторжение располагающих спецсредствами сил в свою жизнь оппозиционеры заметили уже в январе 2012 года. Тогда считающееся близким к Кремлю издание Life News выстрелило серией прослушек телефонных переговоров и сделанных скрытой камерой записей разговоров оппозиционных лидеров: огласке были преданы разговоры Бориса Немцова, издателя Сергея Пархоменко, журналиста Валерия Панюшкина, а также застольный разговор Гудкова-ст. с сопредседателем РПР-ПАРНАСа Владимиром Рыжковым, обсуждавших перспективы создания «социалистической партии европейского типа».

«Действия против оппозиции координирует администрация президента, к ним бегает ФСБ, МВД. Полиция занимается этим вопросом на всех уровнях, ФСБ и центр Э — на политическом. Аналитикой также занимается администрация (президента – «Газета.Ru»), а непосредственный приказ исходит от Путина», — уверен Борис Немцов.

После Болотной

К активным действиям против спонтанной протестной коалиции, однако, власти приступили только после событий 6 мая на Болотной площади. Тогда «Марш миллионов» перерос в столкновения демонстрантов с ОМОНом, продолжавшиеся несколько часов на Болотной площади и в прилегающих переулках. Полиция и власти обвинили в эскалации насилия демонстрантов, оппозиционеры, в свою очередь, заговорили о провокации полиции. Как стало известно благодаря публикации в журнале Esquire, накануне оппозиционного шествия полицейские, не уведомив организаторов, частично перекрыли доступ на Болотную площадь участников оппозиционной акции. Образовалась давка, а часть оппозиционеров попыталась прорвать цепи полиции, ввязавшись в стычки с омоновцами.

Уже вечером того же дня Следственный комитет возбудил уголовное дело, причем только по ч. 3 ст. 212 УК (призыв к массовым беспорядкам) – оппоненты власти сразу же заговорили о том, что у СК есть намерения выдвинуть обвинения против лидеров оппозиции.

При этом другие части статьи о массовых беспорядках – об организации и участии в беспорядках — не применялись в течение трех недель, до первого ареста по «болотному делу». И только после задержания 18-летней анархистки Александры Духаниной СК заявил о возбуждении отдельного производства по оставшимся частям ст. 212. По событиям на Болотной площади ни один из лидеров протестного движения на протяжении месяцев не привлекался. Перед очередным «Маршем миллионов» 12 июня у лидеров оппозиции, в том числе Навального, Удальцова, Ильи Яшина и Ксении Собчак, прошли обыски по «болотному делу», но никто из них так и не стал фигурантом уголовного дела. Обвинения были предъявлены рядовым участникам митинга, из которых лишь некоторые были активистами тех или иных движений.

И уже гораздо позже Следственный комитет объединил «болотное дело» с «делом Удальцова» — наблюдатели полагают, что левых активистов могут обвинить в организации массовых беспорядков на Болотной площади.

Уголовные дела. Навальный

К лидерам протестного движения, однако, был найден другой заход. Первым под удар СК попал Навальный — по общему признанию, главный оппонент Кремля за счет своей популярности у ранее политически неактивных широких кругов городского среднего класса. Делу против Навального предшествовало эмоциональное выступление главы СК Александра Бастрыкина на коллегии ведомства 5 июля. Он вспомнил о старом деле по «Кировлесу», которое было окончательно закрыто только в апреле 2012 года: оппозиционера подозревали в нанесении ущерба предприятию, когда он был советником на общественных началах у кировского губернатора Никиты Белых. «У вас там есть человек по фамилии Навальный. Почему вы прекратили уголовное дело, не поставив в известность руководство? У вас было уголовное дело против этого человека, и вы его втихаря прекратили. За такие вещи пощады не будет. Если есть основания прекратить дело — доложи, если слаб, боишься — доложи, поможем. А вот так, втихаря…», — обрушился Бастрыкин на главу Кировского СК. В ответ Навальный выложил в своем блоге документы, согласно которым его дело еще с 2011 года находилось на особом контроле руководства СК.

Вскоре ведомство начало проверку законности закрытия дела Навального, а потом и возбудило уголовное дело, переквалифицировав старое обвинение на более тяжкое. Теперь оппозиционного политика обвиняют в растрате в составе организованной группы, только по этому делу ему грозит до 10 лет лишения свободы. Ситуация для Навального усугубляется тем, что один из фигурантов дела, директор «Кировлеса» Вячеслав Опалев, дал признательные показания и был приговорен к условному сроку.

В случае обвинительного приговора по этой статье Навальный лишится права участвовать в выборах. Поправка о лишении избирательных прав совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления была внесена в закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан» 2 мая 2012 года , за четыре дня до столкновений на Болотной площади, и начала действовать 1 июня 2012 года.

СК решил не ограничиваться делом «Кировлеса», и в декабре 2012 года против Навального в течение десяти дней было возбуждено два производства. Первое по делу о мошенничестве в «Главном подписном агентстве» — его фигурантом стал и родной брат Навального Олег. А второе -— по хищению средств во время избирательной кампании «Союза правых сил» в 2007 году компанией «Аллект», которой руководил Навальный. По этому делу уже прошли обыски в кабинете губернатора Кировской области Никиты Белых, который в то время был главой СПС, затем он дал показания СК. По этому же делу вызывают на допрос тогдашнего руководителя аппарата СПС Леонида Гозмана и Бориса Немцова, бывшего одним из основателей либеральной партии.

«Дело Удальцова»

В начале октября телеканал НТВ показал фильм-расследование «Анатомия протеста-2», главными героями которого стали активисты левого движения во главе с координатором «Левого фронта» Сергеем Удальцовым. Ключевым эпизодом фильма стала видеозапись, которую авторы фильма называли встречей активистов с грузинским политиком Гиви Таргамадзе. Во время беседы присутствующие обсуждают перспективы борьбы за власть в России, Таргамадзе советует попытаться ее захватить во Владивостоке, Калининграде, а потом и в Москве. При этом грузинский политик обещает финансировать оппозиционеров, в том числе на деньги экс-главы Банка Москвы Андрея Бородина.

Несмотря на то что изначально Удальцов и его товарищи все отрицали, постепенно их объяснения по поводу возможной встречи становились все более сдержанными, и сомнений в том, что встреча действительно была, почти ни у кого не осталось.

Спустя неделю СК завел уголовное дело против левых активистов по статье о подготовке к массовым беспорядкам; сначала их несколько раз вызывали на допросы, а потом пришли с обысками. Левый активист Константин Лебедев был задержан, а потом и арестован, Удальцов после допроса в СК был отпущен под подписку о невыезде. Третий фигурант дела Леонид Развозжаев успел уехать из страны. Но спустя несколько дней он оказался в центре крупного скандала: неизвестные похитили его на выходе из киевского офиса управления верховного комиссара по делам беженцев. Спустя два дня он был арестован Басманным судом фактически в закрытом режиме, поздно ночью, а на следующий день СК сделал заявление, что Развозжаев написал явку с повинной. Через несколько дней активист «Левого фронта» и помощник депутата Госдумы Ильи Пономарева от нее отказался, заявив, что все признания им были сделаны под давлением.

Развозжаев стал фигурантом еще нескольких уголовных дел: ему припомнили старое дело о разбое в 1997 году, тогда он якобы отобрал у местного предпринимателя 500 шапок. Также, по мнению СК, левый активист незаконно пересек государственную границу России и Украины по паспорту своего брата. При этом ведомство опровергает слова Развозжаева о похищении в Киеве: якобы он вернулся в Россию на такси. 18 января 2013 года в отношении Развозжаева возбуждено еще одно уголовное дело, по статье о заведомо ложном доносе: он якобы оболгал сотрудника СК Дмитрия Плешивцева, которого назвал своим мучителем.

«Новые дела будут»

И оппозиционеры, и эксперты предполагают, что в ближайшее время могут быть возбуждены уголовные дела против лидеров уличного протеста.

На вопрос, следует ли ожидать уголовных дел против оппозиционеров, глава правозащитной организации «Агора» Павел Чиков отвечает утвердительно. «Новые дела в отношении членов КС будут», — убежден юрист. Он предполагает, что сейчас именно члены Координационного совета представляют наибольший интерес для правоохранительных органов.

«Думаю, что после выборов в КС полиция и ФСБ получили задание провести оперативную разработку в отношении каждого члена. Результаты оперразработки с признаками уголовно-наказуемых деяний отправляются в СКР для принятия процессуальных решений. Они возбуждают дела и расследуют. Такой откровенный демонстративный каток по тем, кто посмел противопоставить себя парням у власти», — предполагает Чиков. При этом он отмечает, что к оперативной разработке привлечены лучшие сотрудники. «Судя по качеству и глубине (уголовных дел), по ним (оппозиционерам – «Газета.Ru») работают лучшие опера. Возможно, ФСБ», — говорит Чиков.

Новые заключенные из числа оппозиционеров могут появиться в самое ближайшее время, предполагает Немцов. «Политическая задача Путина, чтобы к годовщине инаугурации все сидели. Поэтому у них стоит задача до 7 мая быстро провести суд по Навальному, провести «болотный процесс», — предполагает один из лидеров либеральной оппозиции. Оппозиционер также уверен, что в ближайшее время надо ждать новых уголовных дел. «Это такой стиль Путина. Они (власти – «Газета.Ru») не хотят, чтобы всем лидерам оппозиции был присвоен статус политзаключенных. Чтобы с невинным видом говорить, что они осуждены по хулиганству, мошенничеству и так далее. Стилистика дела Ходорковского – мол, политзаключенных у нас нет. И делают они это для Запада», — убежден Немцов. Он также не исключает, что и против него могут возбудить уголовное дело, хотя оговаривается, что это будет «сложно».

Кто следующий

Помимо тех членов КСО, против которых в настоящее время ведется уголовное преследование, еще несколько оппозиционеров упоминались в связи с разными уголовными делами, которым можно было бы дать ход.

Так, в конце декабря 2012 года прокремлевские блогеры начали активно распространять в сети информацию, что популярный фотоблогер и член КСО Рустем Адагамов причастен к сексуальным преступлениям против несовершеннолетних, ссылаясь при этом на его переписку с бывшей супругой Татьяной Дельсаль. Вскоре она сама дала интервью сначала телеканалу Russia Today, потом ряду печатных изданий, в которых намекала на то, что Адагамов имел сексуальную связь с несовершеннолетней. Дельсаль обещала передать имеющуюся у нее информацию в полицию как в Норвегии, на территории которой якобы происходили преступные действия, так и в России. СК поспешил заявить о начале проверки по делу Адагамова, тот предпочитал хранить молчание, а его адвокат заявил о беспочвенности заявлений экс-супруги. Норвежская полиция опровергла информацию газеты «Известия», которую повторило и РИА «Новости», о начале расследования в отношении фотоблогера. Перспективы этого дела в настоящее время представляются неясными.

Член КСО журналистка Ольга Романова, основной держатель так называемого «кошелька Романовой», служащего оппозиционерам для сбора пожертвований, также может стать фигуранткой уголовного дела, на этот раз по статье «Оскорбление представителя власти». 8 января 2013 года она известила своих читателей о возбуждении в ее отношении уголовного дел. По ее словам, об этом журналистке рассказал участковый: он пришел брать у нее объяснения. Поводом стала нелицеприятная запись Романовой в Facebook про девушку-полицейского, охранявшую здание Хамовнического суда во время вынесения приговора по делу Pussy Riot. Журналистка назвала сотрудницу полиции, курившую в лицо собравшимся, нецензурным словом. Пока дальше дачи объяснений дело не пошло, рассказала Романова «Газете.Ru». «Я ничего о деле не знаю, я просила прислать официальную повестку, чтобы мне была понятна суть обвинений. Но на этом все и заглохло. Так что ситуация пока неясная», — объяснила оппозиционерка, уже ставшая свидетелем по «делу Удальцова».

На еще одного члена КСО антифашиста Алексея Гаскарова, оправданного по делу 2010 года о нападении на администрацию Химок, требуют показаний по громкой истории о драке у общежития предприятия «Мосшелк». 19 января группа анархистов, пытавшихся не допустить выселения жителей из общежития, устроила потасовку с сотрудниками ЧОПа. Один из охранников во время прорыва был ранен, а на антифашистов завели дело по статье «хулиганство», двое из них находятся под домашним арестом.

«Сотрудники центра Э хотели получить на меня показания», — рассказал Гаскаров «Газете.Ru».

Он сам в столкновениях с ЧОПом не участвовал и даже не заходил на территорию общежития, просто находился неподалеку. «Трудно сказать, что будет дальше. Но точно будут вызывать по этому делу в качестве свидетеля», — сказал антифашист. Он допускает, что и против него могут найти повод завести уголовное дело. «Что-то давно не вспоминали о Гудкове. Если бы у нас было правовое государство, я бы рассмеялся в лицо. Но с учетом того, что у нас неправовое государство, каждый может стать следующим», — сказал Гудков «Газете.Ru».

Остаются еще заглохшие было истории в отношении Геннадия Гудкова и Бориса Немцова. В отношении первого СК проводил проверку по факту незаконного предпринимательства (именно из-за этого он был изгнан из Госдумы), но СК так и не нашел в действиях Гудкова состава преступления. Немцову же может аукнуться эпизод с представителем движения «Наши» в аэропорту Домодедово в феврале 2012 года . По версии Максима Перевалова, оппозиционер вместо ответа на вопрос «зачем вы летите в Торонто?» отобрал у него камеру и избил; в августе Немцову было предъявлены обвинения в нанесении побоев, но пока политик все инстанции выигрывал. Общение с прокремлевскими активистами уже стоило 240 часов обязательных работ Удальцову, признанному в июне прошлого года Ленинским судом Ульяновска виновным в избиении активистки Анны Поздняковой. Но следующая судебная инстанция при апелляции смягчила наказание до штрафа в 35 тысяч рублей.