Кого слушает президент

Коррупция держит оборону

Следственной группе запретили разрабатывать Анатолия Сердюкова по делу «Оборонсервиса», утверждает источник «Газеты.Ru»

Сергей Смирнов, Жанна Ульянова 20.11.2012, 21:35
Следственной группе запретили разрабатывать Анатолия Сердюкова по делу «Оборонсервиса» ИТАР-ТАСС
Следственной группе запретили разрабатывать Анатолия Сердюкова по делу «Оборонсервиса»

Следственной группе запретили разрабатывать экс-главу Минобороны Анатолия Сердюкова по делу «Оборонсервиса», утверждает источник «Газеты.Ru», близкий к следствию. Нынешняя активная антикоррупционная кампания может быть как новой стратегией Владимира Путина по обеспечению себе вождистского имиджа, так и началом борьбы группировок внутри власти, рассуждают эксперты.

Никаких следственных действий в отношении бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова не планируется, сообщил «Газете.Ru» источник, близкий к следствию по делу «Оборонсервиса».

«Когда ребята, которые брали Васильеву (Евгения Васильева — фигурантка дела «Оборонсервиса») спросили у начальства: ну а как Сердюков? Давайте с ним работать. Было четко сказано: все, остановитесь. Ничего больше не будет. Вам же говорили, у нас не 1937 год», — сообщил источник.

Собеседник «Газеты.Ru» намекнул, что у следствия есть доказательства причастности экс-министра к уголовному делу. Ранее о том, что «1937 года» ждать не следует, говорил президент России Владимир Путин, комментируя судьбу отставленного министра обороны.

25 октября в холдинге «Оборонсервис», подотчетном Минобороны, прошли обыски по делу о мошенничестве. Самым громким стал обыск у Евгении Васильевой, возглавлявшей департамент имущественных отношений. У нее были изъяты антиквариат, драгоценности и 3 млн рублей. Буквально спустя несколько минут у Васильевой появился министр Сердюков, причем источники утверждали, что их объединяют далеко не служебные отношения. Спустя несколько дней по обвинению в мошенничестве был задержан, а потом арестован глава ОАО «Славянка» Елькин. Из банковских ячеек, принадлежавших его сообщнице, изъято около $5 млн и 130 млн рублей. Фактически Елькин руководил всем ЖКХ Минобороны.

В ноябре интенсивность проверок и вновь заведенных уголовных дел продемонстрировала, что санация Минобороны приобретает размах настоящей кампании по выявлению коррупционеров. 2 ноября Генпрокуратура внесла представление министру энергетики Александру Новаку в связи с неэффективным расходованием бюджетных средств, выделенных на модернизацию энергосистемы страны. 8 ноября МВД объявило о возбуждении уголовного дела по факту хищения бюджетных 93,3 млн рублей, выделенных для обслуживания и страхование объектов для саммита АТЭС. В деле фигурируют глава дальневосточной дирекции Минрегиона Олег Букалов и бывший замглавы Минрегиона Роман Панов. Поледний был арестован 10 ноября, а Букалов 20 ноября ушел в отставку. На следующий день после скандала с АТЭС МВД отчиталось о выявлении хищения 6,5 млрд рублей при реализации программы ГЛОНАСС «Российскими космическими системами». 12 ноября генконструктор ГЛОНАСС Юрий Урличич был уволен с должности генерального конструктора ГЛОНАСС. Не обошла Генпрокуратура и здравоохранительное ведомство: проверко выявила, что чиновники Минздрава намеренно завысили стоимость госконтракта по программе борьбы с ВИЧ.

Госпропаганда

Федеральные телеканалы заново открыли тему взяточников и «осваивания» бюджета: на смену медведевскому ужесточению антикоррупционного законодательства пришли аресты и уголовные дела в федеральных агентствах и министерствах. На Первом канале единоросс Андрей Макаров в своей авторской передаче «Свобода и справедливость» объявляет о «десятках миллионов рублей, да что там рублей — долларов», принадлежащих недавним «неприкасаемым» и попавших в сюжеты новостных передач. «Как будто взглянули на другую сторону Луны», — заявил Макаров о расследованиях в отношении «Рособоронсервиса», «Российских космических систем» и саммита АТЭС. Его гостям, в основном депутатам и журналистам, был задан вопрос, действительно ли началась реальная борьба с коррупцией. А телеканал НТВ в субботний прайм-тайм сравнивал Следственный комитет с «рогом изобилия», который сыплет фактами коррупции в Минобороны.

Главный государственный пропагандист на телевидении журналист ВГТРК Аркадий Мамонтов в рамках проекта «Специальный корреспондент» показал 14 ноября целый фильм о коррупции в «Оборонсервисе».

«Началась жесткая и бескомпромиссная борьба с коррупцией. Эта операция готовилась давно, несколько лет», — бескомпромиссно заявил Мамонтов в начале передачи.

В фильме была продемонстрирована 13-комнатная квартира в Молочном переулке, в которой проживала Васильева. При этом автор не стал упоминать тот факт, что в этом же доме живет и Сердюков. Впервые экс-министр был упомянут в эпизоде о реконструкции компанией «Славянка» штаба российского Черноморского флота в Севастополе. Только затем Мамонтов заметил, что задержанные по делу «Оборонсервиса» «стали говорить о том, что выполняли приказы Сердюкова». После этого обстрел ведется почти исключительно по бывшему министру обороны: речь идет о даче на Черноморском побережье в заповедной зоне для мужа сестры Сердюкова. Об этом рассказывают активисты «Экологической вахты по Северному Кавказу», ранее призывавшие обратить внимание на «дворец Путина», «дворец патриарха» и «дачу Ткачева» на Черноморском побережье — об этих скандалах в передаче Мамонтова не упоминалось. В дальнейшем Мамонтов еще не раз упомянет Сердюкова, намекая на коррупционные схемы.

«Оборотни в погонах» и антикоррупционные дела

Второй срок Владимира Путина тоже начинался с громкого антикоррупционного дела «оборотней в погонах». Тогдашний глава МВД Борис Грызлов пообещал, что это дело будет только началом крупной антикоррупционной кампании, но ее не последовало. В рамках того дела был осужден на 20 лет Владимир Ганеев, начальник Управления безопасности МЧС в ранге заместителя главы ведомства Сергея Шойгу. Вместе с ним были осуждены следователи МУРа, которые занимались рэкетом и шантажем предпринимателей. Следующим громким скандалом стал арест замминистра финансов Сергея Сторчака. Его обвинили в покушении на хищение денежных средств из госбюджета в особо крупном размере и посадили в СИЗО. Но его вину не доказали, а спустя 11 месяцев выпустили из тюрьмы и восстановили в должности.

Самым громким антикоррупционным делом президентства Дмитрия Медведева стало дело о казино в Подмосковье. По данным Следственного комитета, их крышеванием занимались подмосковные прокуроры во главе заместителем прокурора Московской области Александром Игнатенко. Но в настоящее время аресты всех фигурантов «игорного дела» признаны незаконными, и общее мнение наблюдателей — дело разваливается.

Запрос общества и ответ власти

По данным Левада-центра, 80% россиян считают коррупцию одной из главных российских проблем, а фонд «Общественное мнение» приводит данные мартовского опроса, в котором 44% респондентов в Москве считают, что уровень коррупции повышается, и еще 43% не заметили положительных изменений. Мнение жителей сел небольших городов, обычно кардинально отличающееся от москвичей, в вопросе коррупции совпало. В аналитическом докладе сотрудника Левада-центра Дениса Волкова «Протестное движение в России в конце 2011—2012 гг.: истоки, динамика, результаты» коррупция наряду с произволом исполнительной и судебной власти называется в качестве одной из причин политизации гражданских активистов. Именно с включением в политические процессы людей, которые ранее не интересовались политикой, связывают многочисленность уличных протестов последнего года.

Сам Волков объяснил «Газете.Ru», что социологи стали связывать негативные стороны власти с президентством, хотя ранее этого не было.

«Буквально пару месяцев назад около половины россиян стали приписывать Путину ответственность за отрицательные стороны власти. Мы тогда предположили, что следует ждать громких шагов. И уже спустя неделю президент делал выговоры министрам», — напоминает социолог.

«Может быть, в этом контексте следует воспринимать последние действия, чтобы переложить ответственность за коррумпированность: сразу понятно, кто на самом деле виноват», — комментирует Волков последние коррупционные разоблачения.

Пиар или новая политика?

Антикоррупционная кампания в отношении непопулярного министра обороны была обречена получить поддержку граждан страны. Более половины россиян (56%) положительно отнеслись к решению Путина снять Сердюкова с поста министра обороны, поскольку считают, что он был «замешан в воровстве и коррупции». Об этом свидетельствуют данные опроса ФОМ, проведенного 11 ноября. «Долгие годы репутационный ущерб, наносимый элите уровнем коррупции в стране, не трансформировался в прямую угрозу власти и лично президенту. Теперь ситуация изменилась, поэтому изменилось отношение к проблеме и у руководства страны. Я считаю, новый антикоррупционный курс власти, продиктованный Путиным, имеет системный характер. Мы это видим по жесткому и быстрому принятию решений и кругу лиц, которые попали в сферу внимания органов дознания. Я думаю, кампания будет продолжаться... Давайте вспомним недавний опрос ФОМ, из опубликованных данных следует, что большинство россиян восприняли новый курс власти по борьбе с коррупцией как системный», — сказал «Газете.Ru» гендиректор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов.

Глава Института социально-экономических и политических исследований и советник замглавы администрации президента Вячеслава Володина Дмитрий Бадовский считает, что правящему классу предлагают новые правила игры.

«Деятельность правоохранительных органов в отношении целого ряда министерств и федеральных агентств нельзя рассматривать вне расследований в Госдуме в отношении депутатов и перспектив принятий законопроектов о контроле над расходами чиновников, и законопроекта, запрещающего чиновникам владеть активами за рубежом, — все это укладывается в общую логику, смысл которой в усилении борьбы с коррупцией», — отмечает Бадовский. Гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин также считает, что для привлечения к ответственности экс-министра обороны потребуется политическая воля и она может быть проявлена в ближайшее время. «Путин приступил к исполнению предвыборных обещаний, — говорит Мухин. — Мне кажется, что логика событий подталкивает участников событий к обсуждению вопроса привлечения к ответственности Сердюкова. Перспективы открытия уголовного дела в отношении бывшего министра высоки».

Член оппозиционной «Лиги избирателей» и политолог Дмитрий Орешкин не соглашается с Мухиным. «Просто кончилось время цельной путинской элиты. Мы вступили в новую фазу конфликтов внутри элиты. Одни группы ведут борьбу против других и для этого используют коррупционные дела», — заключает эксперт.

Он не верит, что высокопоставленных чиновников ждет преследование. «Вспомним о коррупции Лужкова (экс-мэр Москвы Юрий Лужков. — «Газета.Ru») или Зязикова (экс-глава Ингушетии Мурад Зязиков. — «Газета.Ru»). И что? Про Ингушетию при Зязикове говорили, что она погрязла в коррупции. И где же посадки, как говорил Путин. Зязикову нашли место», — отмечает Орешкин. Он уверен, что коррупционные дела будут использоваться для дискредитации оппонентов из других властных группировок.

Путин ищет новые способы быть опасным для элиты, считает директор Фонда эффективной политики Глеб Павловский. «Путин, если он не опасен для истеблишмента, значит, не интересен в качестве и защитника для них. Прежний подход Путина к управлению элитами, так называемая политика «стабильности» или «управляемой демократии», предполагала сильный ресурс популярности Путина у электората, поэтому он мог выступать арбитром в конфликтах элиты. Но к третьему сроку его популярность снизилась, и он ищет новые управления чиновниками», — объясняет «Газете.Ru» долго работавший с Кремлем политтехнолог.

«Ясно, что в верхах идет борьба, но она шла всегда, а сейчас впервые стало заметно перемещение границ, меняется влияние, появились первые проигравшие. Мы видим фиксированный уровень атак, то есть под следствие попадают чиновники не выше замминистра», — отмечает Павловский.

Депутат-единоросс Александр Хинштейн, написавший книгу об «оборотнях в погонах», в нынешней ситуации не находит аналогий с антикоррупционными кампаниями прошлого. «Никакого сравнения. В деле оборотней в погонах не было никакой политической или медийной составляющей. Более того, это дело стало возможным только потому, что руководство тогда не представляло последствий», — сказал Хинштейн.