Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Плыть по течению больше не получится»

Эксперты усомнились в умении несистемной оппозиции работать с избирателями

Алексей Зайцев 15.10.2012, 19:34
Основной чертой региональных выборов стала тотальная пассивность избирателей ИТАР-ТАСС
Основной чертой региональных выборов стала тотальная пассивность избирателей

Основной чертой прошедших 14 октября региональных выборов, на которых «Единая Россия» добилась общей победы, стали уже не столько традиционные нарушения, сколько тотальная пассивность избирателей, которых оппозиция так и не убедила прийти к избирательным участкам. «Газета.Ru» спросила экспертов, что должны были, но не смогли сделать оппоненты власти для того, чтобы добиться успеха на этих выборах.

Александр Кынев, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики:

— Проблема в том, что в большинстве регионов и муниципалитетов реальная кампания была очень-очень слабой – не было кампании на электоральную мобилизацию.

Лидеры всех основных партий давно не вызывают никакого энтузиазма.

Чтобы привлечь людей, нужно вызвать какие-то позитивные эмоции, чувство надежды. Ничего этого ни Зюганов, ни Жириновский, ни Миронов предложить давно не могут.

Поэтому там, где кампания была посильнее, где были какие-то местные кандидаты, у которых был драйв, там результат получше. Там, где этого не было, где было ощущение, что можно договориться с администрацией, там в итоге полный пролет (оппозиции. — «Газета.Ru»).

Я думаю, что главная проблема этой оппозиции – ей надо перестать играть в поддавки. Если делать ставку на то, что «пойдем и договоримся», тогда, с учетом большого количества новых партий-спойлеров, будут стираться различия между существующими партиями и их спойлерами. Чтобы тебя не спутали, у тебя должно быть собственное узнаваемое уникальное лицо. Оно может быть только в четкой политической позиции, четких политических поступках и ярких лидерах.

Можно было не делать ничего и рассчитывать на то, что все равно в бюллетене выбора нет, и люди проголосуют, потому что деваться некуда, но эта ситуация исчезает. Сегодня, если несистемные партии хотят сохраниться, надо начать реально бороться за три вещи — реальных лидеров, реальные дела и реальное электоральное соперничество на местах.

Плыть по течению больше не получится, этот ресурс практически исчерпан, и это очень хорошо показали вчерашние выборы. Это выбор — кто захочет сохраниться, должен будет меняться, не захочет – его затопчут спойлеры.

Обратите внимание, спойлеры в основном работали формально против «Справедливой России» и КПРФ, но если посмотреть по провалам, то их максимальное количество – у ЛДПР. Есть места, где она получила голосов меньше, чем спойлеры. На выборах в гордуму в Ярославле она заняла последнее место, хотя Жириновский был во главе списка. Это говорит о том, что ситуация вынужденного голосования за кого угодно исчезает даже для ЛДПР, против которой никто никакой работы не вел.

На этих выборах проявился очевидный запрос на реальные дела и новых лидеров. Когда они появятся, тогда и энтузиазм будет другой. Тогда никакие «карусели» не заместят живые голоса.

Михаил Виноградов, глава фонда «Петербургская политика»:

— Оппозиции не удалось возродить политизацию населения.

Ей не удалось создать ощущение, что на выборах решается вопрос о власти.

Ей не удалось повысить явку за счет людей среднего возраста и молодежи, которая настроена более критично по отношению к власти, и не удалось разрушить общий стереотип, что все предрешено.

Евгений Минченко, политолог «Минченко консалтинг»:

— У нас есть три типа оппозиции. Во-первых, оппозиция радикальная («болотная»). Во-вторых, системная, представленная парламентскими партиями. И, в-третьих, внутрисистемная оппозиция, которая, как правило, в регионах представляет собой местные бизнес-группы и номенклатурные кланы, конкурирующие с аналогичными группами и кланами, представленными в «Единой России». Если идти по этим пунктам, то

«болотная» оппозиция показала свою неготовность работать в публичном политическом, электоральном поле.

Единственный успех – Рыжков, прошедший в горсовет Барнаула, но это успех не ПАРНАСа, а лично Рыжкова, который был известным депутатом-одномандатником Госдумы. Тут полное фиаско.

У парламентской оппозиции есть целый ряд удач, например, ряд мэров-справедливороссов.

Несмотря на партии-спойлеры с упоминанием коммунизма в названии, неплохо выступила компартия. По крайней мере, они четко удерживают позицию главной оппозиционной силы. «Эсеров» очень сильно подкосило появление новых партий, потому что у них был очень неустойчивый первичный электорат, но они по-прежнему неплохо выступают, а ЛДПР проявила себя как вторая партия власти, младший партнер «Единой России». По крайней мере, аппаратно Жириновский выиграл. С точки зрения лоббистского влияния, я думаю, он будет на протяжении ближайшего года получать какие-то преференции от исполнительной власти.

Региональные элиты, которые не нашли себе место в рамках «Единой России», выступили наиболее успешно. В ряде регионов они выиграли местные выборы, где-то использовали партийные проекты для решения своих задач,

например, Арсен Фадзаев, борец, бывший депутат Госдумы от ЕР, использовал оболочку «Патриотов России» для того, чтобы оппонировать главе Северной Осетии Таймуразу Мамсурову (на выборах в парламент Северной Осетии единороссы набрали 45,44% голосов, «Патриоты России» – 26,49%. — «Газета.Ru»).

Если говорить о дальнейшем развитии политической ситуации в стране, то наиболее эффективной оппозицией будет оппозиция региональных элитных групп, и власть вынуждена будет либо включать их в состав более широких коалиций, либо будет в каких-то регионах им проигрывать.

Мы увидели, что несистемная оппозиция работать с населением, по большому счету, не умеет. Это такое любительство в стиле конца 80-х годов, когда у нас демократы первой волны тоже шли на выборы, а электоральная машина коммунистов разваливалась. Сейчас эта машина худо-бедно, с огрехами, но работает. Очевидно, что машину может победить только машина. Пока несистемная оппозиция к ее постройке не готова.

Что касается парламентских партий, то, я думаю, в ряде регионов они неплохо отработали. Кампания Вадима Потомского (кандидат от КПРФ на выборах главы Брянской области, набрал 30,8%. — «Газета.Ru»), на мой взгляд, была неплохо сделана, просто сам по себе кандидат был неудачный – очевидно богатый человек с сомнительным бизнесом, плюс не местный. Но сама по себе кампания, технологически, учитывая слабость кандидата, была проведена неплохо.

Что касается третьей группы – региональных элит, здесь все зависело от подкованности и базового ресурса. Но как минимум в трети случаев местным элитам удавалось обыгрывать правящую номенклатуру (представляющую «Единую Россию». — «Газета.Ru»).