Госдеп подставил Обаму

Неприятная правда об обстоятельствах гибели посла США в Ливии может обернуться проблемами для Барака Обамы

Алексей Зайцев 11.10.2012, 13:20
Чиновникам Госдепа пришлось оправдываться перед комиссией Палаты представителей Reuters
Чиновникам Госдепа пришлось оправдываться перед комиссией Палаты представителей

Госдеп отказывался усиливать охрану консульства США в Бенгази, при штурме которого погиб посол Крис Стивенс, хотя получал предупреждения о росте угроз. Конгрессмены добились от вызванных на слушания дипломатов и офицеров безопасности признаний, которые будут активно использоваться в последний месяц предвыборной гонки против Барака Обамы.

В палате представителей США в среду выясняли, на ком лежит ответственность за гибель 11 сентября американского посла в Ливии Криса Стивенса. Перед комиссией комитета нижней палаты по контролю и правительственным реформам, большинство в котором принадлежит республиканцам, предстали четверо госслужащих, связанных с охраной американских дипломатов в Ливии: трое сотрудников государственного департамента и подполковник Эндрю Вуд, представлявший Национальную гвардию штата Юта.

Слушания на тему «Провалы служб безопасности в Бенгази» приобрели общенациональное значение благодаря усилиям республиканцев, которые постарались сделать трагедию с консульством в Бенгази одной из ключевых тем в предвыборной гонке.

Сторонники Митта Ромни утверждают, что нападение можно было предотвратить, но администрация Обамы якобы проигнорировала информацию о грядущих терактах в Ливии и ничего не предприняла для защиты дипломатов в стране. Критики действующего президента среди консерваторов даже заговорили о том, что команда Обамы специально долгое время замалчивала террористический характер нападения и выдавала события в Бенгази за последствия стихийного протеста по поводу ролика «Невинность мусульман».

Вплоть до 20 сентября представители президентской команды действительно не давали четкого ответа на вопрос, было ли нападение устроено террористами. Представители Госдепа все это время настаивали на том, что не обладают «полной картиной» случившегося и не могут комментировать всю хронологию событий.

Лишь накануне слушаний администрация Обамы призналась, что протестов в Бенгази перед нападением на консульство все же не было. Президентская команда оказалась в очень невыгодном положении, представ перед Конгрессом. Организаторы слушаний, республиканцы, получили право перейти в нападение и воспользовались им в полной мере.

Свидетели, которых заслушал комитет, разделились на два лагеря. С одной стороны это были боевые офицеры — экс-руководитель контртеррористического отряда, занимавшегося безопасностью американских дипломатов в Ливии, Эндрю Вуд и офицер по региональной безопасности Госдепа Эрик Нордстрём, а с другой – чиновники Госдепа, посол Патрик Кеннеди и сотрудник бюро дипломатической безопасности Шарлин Лэмб.

«Силовики» утверждали, что за несколько месяцев до убийства посла они, будучи в командировке в Ливии, запрашивали у Вашингтона дополнительные силы и предупреждали руководство о дестабилизации обстановки в стране, а чиновники пытались оправдать себя и свое руководство. Их линия в целом строилась на том, что, даже если бы Вашингтон согласился на усиление безопасности, это бы не помогло спасти посла: подкрепление было бы откомандировано в Триполи, а не в Бенгази.

В ходе слушаний выяснилось, что комплекс зданий представительства США в Бенгази не соответствовал даже минимальным стандартам безопасности, а на постоянной основе здание охраняли лишь три сотрудника американских спецслужб. Эндрю Вуд заявил, что охрана дипломатов в Ливии была «слабой».

Когда чиновники стали утверждать, что не получали от своих сотрудников в Ливии формальных запросов на подкрепление, члены комитета представили телеграммы с запросами, отправленные в июле 2012 года и подписанные Нордстрёмом. На слушаниях тот заявил, что, когда он просил дополнительно направить в страну 12 агентов для охраны дипломатов, сотрудник Госдепа ответил ему, что тот просит «луну с неба». Лэмб же, согласно показаниям Нордстрёма, полагала, что никакого усиления охраны комплекса в Бенгази не нужно, поскольку здание располагало убежищем, в котором можно было бы в случае опасности скрыться.

Много времени комитет потратил на то, чтобы прояснить механизм обратной связи столичных чиновников с сотрудниками Госдепа на местах. По словам Шарлин Лэмб, узнав об атаке, она в течение двух дней, 11 и 12 сентября, постоянно перезванивалась как с Бенгази, так и с Триполи. Тогда республиканец Джеймс Лэнкфорд поинтересовался, как получилось, что никто из очевидцев атаки не рассказал ей, что никаких протестов у посольства в день нападения не было. Вопрос поставил Лэмб в тупик, и ей пришлось заявить, что все, с кем она общалась, были слишком шокированы нападением, а многие на тот момент оставались в больницах, так что в детали нападения никто не вдавался.

В целом выступление Кеннеди и Лэмб было признано наблюдателями крайне неубедительным. После его окончания в Госдепе созвали пресс-конференцию, на которой представитель ведомства еще раз повторил, что никакой возможности спасти посла за счет подкрепления не было. Тем не менее противники Барака Обамы и его администрации по итогам слушаний получили новую возможность покритиковать президента. «Попытка команды Обамы снизить значение атаки на американское консульство в Бенгази оказалась роковой ошибкой», — злорадствует почти открыто поддерживающий республиканцев телеканал Fox News. Консервативный таблоид The New York Post, рассказывая о показаниях Лэмб, называет их «самоочевидной ложью, если не безумием» и подчеркивает, что «дает понять уровень невежественности администрации» в ливийском вопросе.