Закон о чувствах

Депутат Сидякин намерен ужесточить наказание за оскорбление чувств верующих

Ольга Кузьменкова, Ольга Спивак, Александр Артемьев 27.08.2012, 22:00
Депутат Сидякин предлагает наказывать осквернивших церкви уголовным сроком ИТАР-ТАСС
Депутат Сидякин предлагает наказывать осквернивших церкви уголовным сроком

Единоросс Александр Сидякин, известный скандальными законами о митингах и НКО, готов предложить парламенту законопроект о богохульстве. Депутат изучил законодательство Германии и Австрии, где оскорбление чувств верующих считается уголовным преступлением и сулит до трех лет лишения свободы. Эксперт отмечает, что в Европе за подобные преступления за решетку может попасть только одержимый религиозной ненавистью рецидивист.

Депутат-единоросс Александр Сидякин намерен ужесточить наказание за надругательство над религиозными святынями, сообщил он в понедельник в своем Twitter. По словам представителя пресс-службы депутата, текст законопроекта готовится, доработать его Сидякин планирует в ближайшее время. Уже в сентябре документ может быть внесен в нижнюю палату парламента. «Это необходимо сделать, поскольку тенденция пагубная складывается», — пояснили в пресс-службе позицию законодателя. Сам депутат сейчас находится в отпуске и недоступен для комментариев.

Единоросс вновь вдохновлялся зарубежной законодательной практикой, как и в случае со своими предыдущими инициативами: законы о митингах и об НКО, как указывал депутат, отсылают к соответствующим нормам, принятым во Франции и США. «Это такой же подход, как применялся с законом о митингах и т. д. И что они (демократические страны) пришли к такому пониманию: что необходима вот такая-то мера наказания за нарушения, связанные с религиозностью, с оскорблением чувств верующих, с осквернением, — пояснил представитель Сидякина. — Возможно, некоторую практику, которая есть за рубежом, перенести к нам в Россию и принять».

На этот раз единоросс Сидякин обратил внимание на законодательство Германии и Австрии, где осквернение религиозных святынь считается уголовным преступлением и грозит реальным заключением «кощунников» под стражу на срок до трех лет.

В немецком уголовном кодексе подобным преступлениям посвящены две статьи. Согласно статье §166 «Оскорбление веры, религиозных групп и идейных сообществ», за нарушение общественного порядка, выражающееся в публичных выпадах в адрес верующих, следует наказание в виде штрафа или тюремного заключения на срок до трех лет. Эти же санкции последуют в случае оскорбления действующих на территории Германии церквей, религиозных сообществ или групп людей, разделяющих какое-либо мировоззрение. В законе оговаривается, что ответственность наступает не только в случае публичных оскорблений верующих, но и при распространении текстов, унижающих чувства верующих.

Следующая статья уголовного кодекса Германии (§167) предусматривает наказание за вмешательство в исполнение религиозных обрядов. Так, создание помех проведению службы в церкви может обернуться трехлетним лишением свободы.

В австрийском законодательстве за это также предусмотрено наказание в виде заключения под стражу (§189), однако срок лишения свободы составляет лишь полгода (в случае если прерывание религиозного обряда сопряжено с насилием или с угрозой насилия, срок заключения возрастает до двух лет). В сравнительно безобидных случаях помимо шестимесячного заключения под стражу нарушителям также может грозить штраф, эквивалентный годовому заработку. Такое же наказание предусмотрено статьей «Оскорбление религиозных доктрин» (§188), под которым понимается оскорбление персоны или предмета, служащих объектами поклонения верующих, принижение идей и обычаев, а также достоинства руководителей церкви или религиозного сообщества.

Соответствующие статьи из уголовных кодексов Германии и Австрии в разгар процесса над Pussy Riot на своей пресс-конференции приводил замглавы МИДа Александр Лукашевич. Вскоре после его заявления с критикой в адрес замминистра иностранных дел выступил спецкор журнала «Эксперт» в Берлине Сергей Сумленный. По его мнению, Лукашевич использовал некорректное сравнение, поскольку правоприменительная практика существенно отличается от максимального наказания, предложенного законодательством.

«Чтобы по этой статье действительно получить длительное тюремное заключение, нужно очень долго и очень грубо, с насилием, с материальным ущербом нарушать закон. Надо учитывать, что если в данном преступлении усматривается некий политический контекст, то обычно людей вообще оправдывают», — рассказал Сумленный «Газете.Ru».

В большинстве случаев, по его словам, лицам, оскорбляющим верующих, грозит лишь штраф, причем правоприменение по стст. 166 и 167 постоянно смягчается. «Лет 30 назад действительно можно было получить какой-то небольшой тюремный срок. Последняя пьеса, которую запретили по 166-й статье, была запрещена еще в 1992 году», — напомнил журналист в разговоре с корреспондентом «Газеты.Ru».

Представитель депутата Сидякина сообщил, что единоросс ознакомлен с текстом Сумленного, опубликованным в «Эксперте». «Дискуссия жива, — признает представитель депутата. — Сейчас нужно подготовить юридическую основу и идеологическое обоснование. Действительно, это очень чувствительная сфера деятельности в нашем обществе». Однако, по словам представителя Сидякина, единоросс уверен, что «нельзя допустить развития тенденции. После приговора Pussy Riot в России участились случаи резких высказываний в адрес РПЦ, из регионов посыпались сообщения об оскверненных храмах и многочисленных спиленных крестах.

Грядущая законодательная инициатива — не первая попытка депутата Сидякина усилить ответственность за случаи святотатства. Полгода назад, вскоре после панк-молебна Pussy Riot в храме Христа Спасителя, единоросс вносил некоторые поправки в Кодекс об административных правонарушениях. Тогда депутат предлагал изменить наказание за оскорбление чувств верующих, подняв существующие штрафы (сейчас они составляют 500—1000 рублей) или добавив в качестве возможного наказания административный арест на срок до 15 суток. Однако тогда правительство дало отрицательное заключение на законопроект, и документ лег в стол. Сейчас помощники Сидякина выражают надежду на то, что позиция правительства и субъектов федерации могла измениться.