25 октября 2014 11:01

ЦБ USD 41.4958 (+0.5287); EUR 52.4424 (+0.3036)

Москва: -3...-1 °С

18+

ПолитикаВласть

Сеть за URL не отвечает

Первые совещания бизнес-сообщества и власти по доработке закона о защите детей от вредоносной информации

 Как именно будет действовать новый закон о списках запрещенных сайтов пока неясно
Как именно будет действовать новый закон о списках запрещенных сайтов пока неясно

Фотография: iStockPhoto

Вокруг нового закона о противоправном контенте в интернете продолжается спор бизнеса и власти. Бизнес считает, что, если правительство примет решение о блокировке, при выявлении противоправного контента, всего ресурса, а не конкретной страницы, соцсети и поисковики будут закрыты целиком из-за одной записи.

В администрации президента и в Минкомсвязи состоялись первые совещания представителей власти и интернет-индустрии — концернов Google, Yandex, Mail.ru, крупных провайдеров, а также представителей отраслевых ассоциаций РАЭК (Российская ассоциация электронных коммуникаций), РОЦИТ (Российский общественный центр интернет-технологий) и Лиги безопасного интернета.

Оба совещания — и в Минкомсвязи, и в администрации президента (причем на последнем присутствовал первый замглавы администрации Вячеслав Володин) — были посвящены одной теме — поиску механизмов доработки закона «О защите детей от противоправной информации», так как из-за спешки, в которой он принимался, механизм блокировки некоторых видов контента в интернете остается непонятным.

Закон «О защите детей от противоправной информации», предусматривающий также ряд поправок в законодательство об интернете, был принят Госдумой в конце весенней сессии, в начале июля 2012 года. Поправки, касающиеся интернета, предусматривают возможность досудебного блокирования доступа к ресурсам, размещающим детскую порнографию, рекламу наркотиков или информацию о способах суицида. В первой редакции законопроекта предлагалось блокировать не только контент этих трех типов, но и вообще «информацию, которая может нанести детям вред», однако после возмущения интернет-сообщества этот пункт ко второму чтению из законопроекта исчез.

Согласно законопроекту, решение о досудебном закрытии будет принимать специальная уполномоченная организация, которую определит правительство. Источники в руководстве Госдумы неоднократно сообщали, что эта функция будет возложена не на одно из государственных ведомств, а на одну из профессиональных ассоциаций интернет-сообщества — РАЭК, РОЦИТ или Лигу безопасного интернета — во избежание злоупотреблений.

Правительству еще предстоит определить и сам механизм блокировки. По словам участников обоих совещаний, он будет определен в результате состоявшихся и последующих встреч между представителями интернет-бизнеса и власти.

«Представители интернет-индустрии высказывали крайнее недовольство законопроектом, так как его окончательная редакция была принята в спешке и без консультаций с профессиональным сообществом, вследствие чего в законе возник целый ряд пробелов и неточностей, ставящих под угрозу бизнес крупных игроков интернет-рынка.

Главный вопрос – по какому принципу будет производиться блокировка: по URL (адресу конкретной страницы) или по IP (сетевому адресу), — рассказывает один из участников совещания в Минкомсвязи и в администрации президента со стороны представителей власти. — Если блокировать ресурс по IP, то

в результате одной противоправной страницы, на которой пользователь сайта выложил что-то запрещенное, может быть перекрыт доступ ко всему сайту или соцсети, так как перекрывается весь узел.

В случае блокировки по URL доступ блокируется только к конкретной странице». Собеседник «Газеты.Ru» говорит, что главной проблемой на пути блокировки по URL является физическое состояние российских сетей. В больших городах у провайдеров стоит современное оборудование, позволяющее установить систему фильтрации DPI (Deep Packet Inspection — технология, которая позволяет проводить глубокий анализ трафика – «Газета.Ru»), которая может разделить пакет данных по URL-адресам. Но в небольших городах или регионах, сильно удаленных от центра, оборудование, на котором работают интернет-провайдеры, не позволяет установить такие системы, или же это будет очень дорого стоить, а то, на котором они работают, сортирует данные по IP, что не устраивает интернет-сообщество. Окончательного решения пока нет».

Что такое URL

URL – это адрес страницы в интернете. URL состоит из доменного имени, пути к странице на сайте и имени файла страницы. Как правило, файлы, содержащие веб-страницы, имеют расширения .htm или .html. Обычно, когда говорят «адрес сайта» , имеют в виду его доменное имя, при обращении к которому грузится стартовая страница сайта.

(по материалам Wikipedia)

— Данные вопросы обсуждались, окончательного решения по данным вопросам еще не принято, — подтверждает собеседник «Газеты.Ru», близкий к руководству Минкомсвязи.

Председатель правления РОЦИТ Марк Твердынин подтверждает, что позиция, которую отстаивает интернет-сообщество в диалоге с властью по вопросу доработки нового закона, – это необходимость блокировки сайтов не по IP, а по URL.

«Если производить блокировку по IP-адресу, это может привести к тому, что из-за одного пользователя под ударом окажется целая соцсеть. В настоящее время те же соцсети мониторят своих пользователей и блокируют вредоносный контент по жалобам с их стороны, но это делается именно по URL, то есть блокируется одна страничка пользователя, где размещена запрещенная информация, а не весь ресурс. Блокировку надо производить точечно — такова наша позиция. Исходя из этой проблемы, мы выходим на вторую — затраты на обеспечение эффективного мониторинга контента. Пока никто не делал еще точной оценки, сколько денег понадобится вложить в создание системы анализа трафика и выявления URL страниц с незаконным контентом. Я слышал разные мнения о расходах, которые потребуются на установку такой системы, от нескольких миллиардов до нескольких миллионов рублей, но точных экспертных оценок пока попросту нет», — говорит Твердынин. Он добавляет, что так как Россия в вопросах законодательства в сфере интернета старается следовать по пути западных стран, то, в соответствии с этим опытом, расходы, вероятно, лягут на бизнес-сообщество, а не на государство.

Третье опасение интернет-сообщества – это фактическое введение цензуры и самой возможности досудебного закрытия сайтов и требование прозрачности всей процедуры, говорит Твердынин. Он упоминает об одном из предложений по обеспечению открытости выполнения этого закона — публикации списков противоправных ресурсов, однако сам считает эту идею неудачной.

Исполнительный директор Лиги безопасного интернета Денис Давыдов считает, что ничего страшного в отсутствии в законе четких определений механизма блокировки нет: задача закона – дать общие рамки, а четкий механизм будет определен в подзаконных актах правительства, которые будут разработаны совместно с бизнес-сообществом.

«Действительно, установить специальное оборудование для анализа вредоносного контента смогут не все операторы, однако это не повод отказываться от блокировки по URL, а не по IP,

 — говорит Давыдов. — Провайдеры в небольших городах обслуживают всего несколько тысяч пользователей — они могут себе позволить проводить мониторинг даже вручную. Требование обязать всех установить оборудование одного образца мне представляется неверным, так как речь идет о навязывании покупки. Это не задача закона, и это понимание сейчас есть и у правительства, и у бизнес-сообщества, как мне кажется».

Несмотря на то что закон в настоящее время дорабатывается в режиме диалога между властью и представителями интернет-индустрии, когда дело дойдет до его правоприменения, злоупотребления и перегибы будут практически неизбежны, считает Павел Шинкаренко, генеральный директор юридической компании «Сенешаль Нейман», специализирующейся на правовых вопросах в сфере интернета.

— С одной стороны, закон о защите детей от вредной информации нужен и давно назрел. Но как юриста меня беспокоит само введение в законодательные нормы процедуры досудебного закрытия сайтов. Мне кажется, было бы логичным сделать дополнение к арбитражному процессу и ввести особый регламент рассмотрения таких дел, но с возможностью подать жалобу или доказать свою правоту для владельца ресурса или страницы, — считает Шинкаренко. — Конечно, решение о блокировке ресурса можно будет обжаловать в суде, но кто будет нести судебные издержки и возмещать потерянную прибыть (а речь может идти о значительных суммах)? Кроме того, какой бы путь блокировки ни был выбран, те, кто хочет размещать вредоносный контент, смогут его обойти — зарегистрируются в других странах или заведут динамические адреса. Наконец, у меня все-таки вызывает сомнения способность сообщества к полной саморегуляции, так как в случае, если блокировку осуществляет общественная организация, а не государство, сам процесс определения вредоносного контента не становится более или менее открытым, а остается непрозрачным, что в любом случае потенциально может привести к злоупотреблениям.

  • Livejournal
  • Комментарии (63)

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.





/nm2012/ssi/right_stuff/else.shtml

Читайте также


Почему советские мужчины такие неудачники


Как превратить квартиру в место, где хочется жить


Он научил одеваться Хиллари Клинтон и Мишель Обаму


Как перестать все контролировать и наконец-то отдать власть


Золотой iPad и iMac по цене машины


Что ждет русского туриста в США


33 цитаты Оскара Уайльда, с которыми невозможно поспорить


Свежие леденцы от Google


«Девочки не получают пятерок никогда, потому что у женщин нет логики»


Почему мужчина уходит из семьи, если о нем заботятся