Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Подустал я немного, честно говоря»

Глава Следственного комитета принес извинения журналистам «Новой газеты»

Ольга Кузьменкова 14.06.2012, 21:33
Бастрыкин принес извинения Муратову за историю с угрозами его заму ИТАР-ТАСС
Бастрыкин принес извинения Муратову за историю с угрозами его заму

Конфликт между редакцией «Новой газеты» и главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным исчерпан. Стороны принесли друг другу извинения в присутствии нескольких главредов российских СМИ. Бастрыкин объяснил, что эмоциональная реакция на заметку в «Новой» была вызвана его общей усталостью. Глава СК подчеркнул, что никто журналиста «Новой» в лес не вывозил: разговор шел на обочине дороги, а лес был за канавой.

Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин в четверг вечером встретился с главредом «Новой газеты» Дмитрием Муратовым и принес ему извинения за излишне эмоциональный разговор с заместителем Муратова Сергеем Соколовым. Встреча проходила в присутствии главных редакторов нескольких российских СМИ. Свою реакцию на заметку Соколова Бастрыкин объяснил тем, что в ней, по мнению главы Следственного комитета, была недооценена работа следователей, занимавшихся делом по станице Кущевская. «Народ не хотел с нами сотрудничать. Тем не менее мы за три недели поймали всю банду, включая тех, кто находился за рубежом», — подчеркнул Бастрыкин.

«У меня был очень тяжелый месяц. 9 мая у нас были траурные мероприятия, посвященные гибели наших сотрудников. Приезжали вдовы, приехали дети, приехали жены. И это были дни очень тяжелые в эмоциональном плане. Подустал я немного, честно говоря. Поэтому я еще раз приношу извинения вам, Дмитрий Михайлович», — заявил Бастрыкин, обращаясь к Муратову.

Глава Следственного комитета пояснил, что речь идет о разговоре, происходившем между ним и Соколовым во время совещания в Нальчике.

«Я принимаю ваши извинения и надеюсь, что вы теперь примите и наши», — ответил Бастрыкину Муратов. Главред газеты также добавил, что в редакции больше не думают о каких-либо угрозах жизни Соколову.

Получить публичный ответ от Бастрыкина в «Новой газете» хотели, чтобы рядовые правоохранители и «плохие люди» не воспринимали произошедшее как разрешение «прессовать корреспондентов, которые работают на Кавказе», пояснил Муратов. Бастрыкин ответил, что понимает позицию «Новой», но не подумал о том, что его слова могут быть истолкованы как какой-либо сигнал.

«Я не подумал об этом, — признался глава Следственного комитета. — Вы знаете, я не подумал о том, что можно воспринять этот конфликт на совещании, где действительно сидит 150 горячих кавказских парней, офицеров... Вот об этом я не подумал, честно говоря. Я вам обещаю, что я специально соберу все управление и весь персональный состав, который присутствовал на совещании и проведу соответствующую работу».

«Спасибо большое. Я исчерпал все, что хотел сказать», — ответил Муратов.

Собравшихся журналистов волновал вопрос, действительно ли после возвращения из Нальчика между Бастрыкиным и Соколовым произошел еще один разговор, в неформальной обстановке. В своей колонке в «Новой газете» Муратов заявлял, что Бастрыкин вывез Соколова ночью в подмосковный лес, попросил удалиться охрану, после чего разговор между чиновником и журналистом происходил наедине. «В крайне экспрессивном состоянии» Бастрыкин высказал Соколову свои суждения «о газете, редакционной политике» и об Анне Политковской, писал Муратов. Факт разговора в лесу Бастрыкин опроверг, заявив, что общение с журналистом происходило не в лесу, а на обочине дороги.

«Была обочина дороги. А вот там, за канавой, был лес. Была обочина дороги. В лес мы не заходили, — подчеркнул Бастрыкин, отчитываясь перед журналистами. — Летели на одном самолете, сели, значит, в машины и поехали. Мы остановились у обочины — закипело уже. И поговорили. И я принес свои извинения за то, что я сделал и сказал».

После встречи с журналистами, оставшись наедине, Бастрыкин и Муратов созвонились с Соколовым, которому глава Следственного комитета также принес извинения. Сейчас Соколов находится за пределами России по соображениям безопасности.

Депутат Госдумы единоросс Александр Хинштейн, который предупреждал о возможном скандале с Бастрыкиным за несколько дней до публикации письма Муратова, язвительно прокомментировал объяснения главы Следственного комитета в своем Twitter. «В этой связи вспоминается анекдот: «Рабинович, говорят, вас вчера били на станции?» — «Да какая станция! Так себе, маленький полустанок», — написал депутат, известный своим крайне критическим отношением к Следственному комитету и его главе. Хинштейн ранее объяснял, что ведомство Бастрыкина начало активные аресты и обыски по делу о массовых беспорядках, чтобы обезопасить главу СК от возможной отставки в связи с крупным скандалом. Самому Хинштейну о разговоре Бастрыкина с Соколовым стало известно, поскольку, как он объяснил, «во время ночного рандеву в лесу речь шла и о моей скромной персоне».

Скандал вокруг главы Следственного комитета начался в среду, после того как в «Новой газете» опубликовали открытое письмо главреда издания Дмитрия Муратова. В тексте Муратов утверждал, что Бастрыкин угрожал Соколову после поездки в Нальчик. Замглавреда «Новой газеты» Бастрыкин позвал с собой в командировку для дачи объяснений по поводу статьи Соколова о приговоре Сергею Цеповязу по делу в станице Кущевская (за укрывательство убийства 12 человек в станице Кущевская Цеповяз получил наказание в виде штрафа в 150 тысяч рублей). В статье замглавреда «Новой газеты» высказывал предположение, что мягкий приговор Цеповязу связан со сговором «банды Цапка» и правоохранительных органов. Самого Бастрыкина автор заметки назвал «гомеричным», а также использовал в отношении главы СК словосочетание «надувал щеки».

«После приземления вашего борта поздним вечером Соколов был усажен в машину вашей охраной и отвезен без объяснения причин в подмосковный лесок. Там вы попросили охрану удалиться и остались с Соколовым наедине… — написал Муратов. — Вы в запале грубо угрожали жизни моего заместителя. И даже удачно пошутили, заметив, что сами же это дело и будете вести…» Разговор Бастрыкина в редакции «Новой» восприняли как прямые угрозы жизни Соколову, и журналист покинул страну. Письмо Муратова вызвало шок у журналистского сообщества, несколько десятков репортеров из разных изданий провели у штаб-квартиры СКР серию одиночных пикетов в знак солидарности с Соколовым и его изданием.

Следственный комитет не отвечал на обвинения Муратова в течение суток; пресс-секретарь ведомства был недоступен для комментариев. Лишь утром в четверг газета «Известия» опубликовала интервью с Бастрыкиным, в котором тот называл заявления главреда «Новой» «наглой ложью» и «глупостями и инсинуациями». «В лесу я не был уже даже не помню сколько лет. Работа настолько напряженная, что не до поездок на природу… Никто никого не вывозил — это просто бред воспаленного мозга», — заявлял глава СКР в интервью газете.

Как стало известно «Газете.Ru», в четверг утром, после того как в газете «Известия» было опубликовано интервью Бастрыкина с опровержением инцидента с Соколовым, глава СК позвонил главному редактору радиостанции «Эхо Москвы» Алексею Венедиктову. Тот в беседе отметил, что выступление Бастрыкина в Нальчике может быть воспринято правоохранительными органами как команда «фас» в отношении всех журналистов, работающих на Северном Кавказе, с чем глава СКР в итоге согласился. По итогам разговора Бастрыкина с Венедиктовым было решено, что глава СК приедет в «Новую газету» и встретится с Муратовым в присутствии главных редакторов других СМИ, чтобы публично погасить конфликт.