Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Самоубийства в информационном вакууме

Подозреваемые в покушении на президента Абхазии погибают

Александр Артемьев 18.04.2012, 16:50
Попытка самоубийства еще одного подозреваемого провалилась Thinkstock/Fotobank.ru
Попытка самоубийства еще одного подозреваемого провалилась

Подозреваемые в покушении на президента Абхазии Александра Анкваба погибают. Тимур Хутаба, арестованный на минувшей неделе, повесился в СИЗО. Попытка самоубийства еще одного подозреваемого — Муртаза Сакании — не удалась. Накануне при аресте застрелился экс-глава МВД республики Алмасбей Кчач. Молчание генпрокуратуры по поводу хода расследования порождает в республике массу слухов, говорят собеседники «Газеты.Ru».

Тимур Хутаба, один из шести арестованных в конце минувшей недели подозреваемых в причастности к покушению на президента Абхазии Александра Анкваба, покончил собой. Он повесился в камере сухумского СИЗО, сообщило в среду РИА «Новости» со ссылкой на свои источники у республиканских правоохранителей.

Хутаба покончил с собой на следующий день после бывшего главы МВД Абхазии Алмасбея Кчача: тот застрелился, запершись в своем доме, в который пытались проникнуть сотрудники правоохранительных органов. В тот же день во время задержания попытался перерезать себе горло еще один фигурант дела – Муртаз Сакания.

Сакания был задержан сотрудниками угрозыска в селе Хыпста Гудаутского района: он получил повестку с вызовом на допрос по делу о покушении на президента и сразу же, как передает портал «Новости Абхазии», «с помощью ножа пытался покончить жизнь самоубийством, нанеся себе порез в области шеи». О его причастности к делу ранее не сообщалось.

В сухумском СИЗО остаются еще трое подозреваемых в покушении – Алхас Хутаба, бизнесмен Анзор Бутба и Рамзи Хашиг.

Все они были задержаны 12 апреля силами службы госбезопасности, МВД и генпрокуратуры. Суд Сухуми на выездном заседании в штаб-квартире службы госбезопасности удовлетворил ходатайство генпрокуратуры об их аресте через два дня после задержания. Свою вину они отрицают.

В день ареста информагентство «Апсныпресс» сообщало о задержании шестерых, но о судьбе двоих из них ничего не известно. По непроверенной информации, речь идет о двоих братьях Хутаба, которые действительно были задержаны вместе с Тимуром в санатории «Черноморец» в Гудауте, но впоследствии отпущены из РОВД без предъявления обвинений.

Как объявила тогда же генпрокуратура, в ходе обысков у задержанных «было обнаружено и изъято большое количество огнестрельного оружия: автоматы, пистолеты, ручной гранатомет «Аглень», приборы ночного видения, две камуфлированные разгрузки, снаряд от подствольного гранатомета, большое количество боеприпасов к стрелковому оружию, наркотические средства». Изъятое оружие, утверждает официальный Сухуми, использовалось при покушении, однако когда была проведена такая экспертиза, остается неизвестным.

В Абхазии царит полный информационный вакуум относительно расследования покушения на президента, утверждают собеседники «Газеты.Ru».

«Раньше любое уголовное дело параллельно «рассматривалось» на набережной, — говорит главный редактор «Чегемской правды» Инал Хашиг о знаменитой сухумской «брехаловке». — Но сейчас доступен только минимум информации». Об этом же говорит и политолог Роин Агрба, пресс-секретарь первого президента Абхазии Владислава Ардзинбы: «В стране полный информационный голод. Страна полна слухами и небылицами».

Алмасбей Кчач — бывший глава МВД республики, один из ближайших сподвижников первого президента Абхазии Владислава Ардзинбы; он долгое время возглавлял охрану главы государства. Впервые Кчача пригласили на допрос в МВД за два дня до его гибели, однако никаких претензий к нему правоохранительные органы не предъявили – он оставался в деле в качестве свидетеля. Уже во вторник к его дому в Гагре были отправлены 50 спецназовцев. Как писала «Газета.Ru» накануне, увидев их отряд, Кчач заперся у себя в доме, где и был впоследствии найден мертвым: он выстрелил себе в голову из пистолета Марголина.

Самоубийства фигурантов дела Хашиг считает «запредельными», указывая, что трактовать их можно по-разному — или как попытку «замолчать» подозреваемых со стороны правоохранительных органов, или как свидетельство весьма сплоченного заговора. Лично Хашиг в заинтересованность силовиков в смертях задержанных и подозреваемых не верит: история уже приобрела публичность. У Агрба, который лично знал Кчача на протяжении 20 лет, «много вопросов накопилось к следственным органам». «Алмасбей Иванович мог сам прийти в следственные органы и дать показания, — говорит он. — Тем более что все эти дни, как были задержаны подозреваемые, он находился в непосредственной близости СГБ и МВД».

Расследованием покушения на Анкваба, по данным «Газеты.Ru», занимались московские следователи — те же самые, что расследовали обстоятельства теракта в Домодедово, т. е. следователи ФСБ и Следственного комитета РФ. Покушение произошло 22 февраля в 8.25 утра: на кортеж президента напали в Гудаутском районе, на трассе Гудаута — Сухуми. Одна из машин была подорвана радиоуправляемым фугасом, а когда кортеж остановился, по нему был открыт огонь из гранатомета и пулемета. Президент получил лишь неглубокие порезы и даже не стал прерывать работу. Его охранникам повезло меньше: один из них, Ремзик Цугба, скончался на месте; второй, Тенгиз Пандария, – несколько дней спустя, в больнице.