Кого слушает президент

Военные ждали квартир незаконно

ЕСПЧ удовлетворил жалобу российских военнослужащих, которым государство не предоставляет жилье

Александр Артемьев, Жанна Ульянова 17.04.2012, 19:14
Thinkstock/Fotobank.ru

Российские военные выиграли еще один коллективный иск к Российской Федерации. Власти должны выплатить 50 россиянам и двум гражданам Украины около €330 тыс. компенсации, поскольку не смогли исполнить решения собственных судов о предоставлении военнослужащим жилья.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) во вторник обязал Российскую Федерацию выплатить компенсацию по двум коллективным искам, «Калинкин и др. против России» и «Илюшкин и др. против России». В общей сложности 50 россиян и 2 украинских гражданина — все они служили в Российской армии — подали иски в Страсбургский суд, посчитав, что Россия нарушила их право на справедливое правосудие. Власти страны, пришли к выводу судьи, действительно «не смогли исполнить окончательные судебные решения», согласно которым военнослужащим должно было быть предоставлено жилье.

Общая сумма компенсации, которую Россия будет обязана выплатить свои военнослужащим, составляет €330942.

Речь не идет о том, что Страсбургский суд посчитал нарушением прав непредоставление квартир — подобные решения не в его компетенции. Он устанавливает лишь нарушение тех прав, что прописаны в Европейской конвенции по правам человека. В данном случае таковыми нарушенными признаны права военнослужащих на справедливое судебное разбирательство, на эффективные средства правовой защиты и защиту собственности.

Исполнения судебных решений о предоставлении жилья большинство истцов ожидают более двух лет, многие —; более пяти, а Алфей Платонов, требующий квартиру во Владикавказе, — почти 10 лет, с 26 октября 2002 года. «Чемпионом» обоих дел, однако, является Николай Михалев, которому государство не выдает квартиру, обещанную еще в 1993 году.

Жалобы, впоследствии объединенные судом в два дела, были поданы в ЕСПЧ на протяжении 2007—2010 годов.

Российские власти попытались сгладить конфликт, объявив в мае 2010 года, что в соответствии с новым законодательством истцы получили новые возможности добиваться выполнения вступивших в законную силу решений суда по своим делам, например, требовать справедливой компенсации. Логика властей понятна: ЕСПЧ может рассматривать только те жалобы, по которым «национальные инструменты правосудия» исчрепаны.

Речь шла о законе от 30 апреля 2010 г. № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводсто в разумный срок». Однако, как утверждает ЕСПЧ, те девять истцов по делу «Калинкин и др. против России», что воспользовались этим правом, столкнулись с отказом судебных властей «глубоко вникать в суть их требований»: им было объявлено, что новые нормы не могут обеспечить их жильем. Согласно этому закону компенсации гражданам могут быть предоставлены только если не исполняется судебный акт, накладывающий на государство денежные обязательства, но никак не материально-вещественные, такие как обеспечение жильем.

Такой подход был закреплен Верховным судом сразу в нескольких определениях за октябрь — декабрь 2010 года, которые легли в основу юридических претензий военнослужащих в деле «Илюшкин и др. против России». Соответствующим образом Верховным судом были аннулированы и положительные решения нижестоящих инстанций, например военного суда Северо-Кавказского военного округа от 13 июля 2010 года, присудившего 40 тыс. рублей компенсации подполковнику погранслужбы Петру Илюшкину, который не смог добиться предоставления ему жилья в Москве.

Однако той же осенью 2010 года стало понятно, что ЕСПЧ склонен похожие жалобы удовлетворять: первое подобное дело против Российской Федерации было выиграно именно тогда. Российский представитель при ЕСПЧ Георгий Матюшкин начал обращаться зимой 2010—2011 года к заявителям с предложениями мировой, но истцы от нее отказались. В ходе рассмотрения этих жалоб в ЕСПЧ российская делегация в то же время «ясным образом не стала возражать против приемлемости» этих жалоб, хотя и сослалась на то, что в национальном праве еще остаются способы защиты от неисполнения судебных решений, например, право требовать возмещения материального и морального ущерба в соответствии со ст. 59 Гражданского кодекса РФ.

С этим Страсбургский суд не согласился.

В решении указывается, что фактическое приглашение российского Минюста истребовать возмещение морального ущерба через положения Гражданского кодекса «не дает рациональных оснований рассчитывать на успех».

Судьи, как и в некоторых делах до этого, указывают, что эта статья требует в первую очередь установления факта ответственности за противоправные действия со стороны административного органа или официального лица, что «плохо соотносится с презумпцией того, что нарушение сроков исполнения судебных решений может наносить моральный ущерб».

Ссылки на закон № 68-ФЗ вызвали у судей двойственную реакцию. С одной стороны, они приветствовали его принятие: в конце концов, в пояснительной записке к нему, подготовленной правовым управлением администрации президента (именно от его имени вносился законопроект), говорилось, что правка законодательства объясняется «необходимостью выполнения требований ЕСПЧ о создании эффективного средства правовой защиты» от несоблюдения разумных сроков судопроизводства и исполнения судебных решений. С другой стороны, говорится в решении ЕСПЧ, «вызывает сожаление, что (законопроект) не отвечает в той же степени пожеланиям истцов, истребующих исполнения государством других обязательств, нежели денежные». Решения Верховного суда России, по мнению ЕСПЧ, вполне определенно показывают, что юридических возможностей добиваться своего права национальное законодательство истцам не предоставляет.

Теперь в течение трех месяцев Россия должны выплатить от €3100 до €9000 каждому из истцов в качестве компенсации морального вреда. Ряду военнослужащих ЕСПЧ присудил компенсацию и за квартирную плату за съемные квартиры, которую отказалось возмещать российское государство. Для российских военнослужащих, решивших свои права в Страсбурге, это второе важное коллективное решение: в начале марта ЕСПЧ удовлетворил коллективный иск участников миротворческой операции в Югославии, требовавших выплаты им боевых.