26 ноября 2014 21:17

ЦБ USD 44.9758 (+0.1906); EUR 55.8779 (+0.3443)

Москва: -5...-3 °С

18+

ПолитикаАктуальная тема

Администрация управляемого хаоса

Как изменится стратегия Кремля по борьбе с оппозицией

В хомяках с Болотной площади некоторые разглядели кремлевскую провокацию
В хомяках с Болотной площади некоторые разглядели кремлевскую провокацию

Фотография: РИА «Новости»

Прежние способы борьбы власти с оппозицией больше не работают, признают в администрации президента. Взаимодействие с оппонентами станет изощреннее: их будут приглашать к диалогу, но постараются перехитрить. «Газета.Ru» выяснила, как меняется стратегия и тактика Кремля в отношении оппозиции в новых условиях и с новой командой.

Кризис консерватизма

То, что прежняя стратегия нейтрализации политических оппонентов больше не работает, в Кремле окончательно поняли после выборов в Ярославле. Кандидат от власти Яков Якушев действовал по старинке: минимум общения с независимыми СМИ, максимум ставки на административный ресурс, венцом которого стало назначение Якушева и. о. мэра города за две недели до голосования. Итог оказался катастрофическим: Якушев набрал столько же голосов, сколько и в первом туре, и уступил оппозиционеру Евгению Урлашову более чем в два раза. «Да, это был провал», — говорит теперь собеседник «Газеты.Ru», близкий к администрации президента.

«Все будет меняться: консервативная стратегия больше не работает, в администрации есть понимание этого», — заявляет один из обитателей здания на Старой площади.

Все последние годы, когда внутреннюю политику курировал бывший замглавы администрации Владислав Сурков, с оппозицией действовали жестко. Внесистемную старались маргинализовать, с системной в лице парламентских партий общались методом кнута и пряника. Главным кнутом и пряником были федеральные телеканалы. «При Суркове было два вида цензуры: на определенные лица (так называемые стоп-листы) и на острые темы», — вспоминает оппозиционный политик Борис Немцов, которого стали приглашать в эфир только после событий на Болотной. Немцов перечисляет и другие сложности в жизни оппозиционера: мелкие провокации со стороны прокремлевских активистов, которые в любом месте в любое время пытались снимать «разоблачительные» ролики про жизнь оппозиции и начинали приставать с вопросами в стиле «Вам не стыдно работать на американскую разведку?», а также попытки сорвать оппозиционные мероприятия и запрет уличных акций.

До выборов несистемную оппозицию, как правило, не допускали (как на выборах в Мосгордуму в октябре 2009 года, когда массово отказали кандидатам от «Солидарности»), партии не регистрировали. Дебатов с внесистемными политиками власть избегала, на дискуссии с оппозицией для единороссов был установлен запрет, продолжает политик.

«Диалог в той концепции воспринимался как свидетельство слабости власти: господствовало мнение, что он служит лишь пиару оппозиции, поэтому не нужен. Теперь надо менять подход на проактивный», — говорит собеседник «Газеты.Ru», близкий к администрации президента.

По мнению информированного собеседника, концепция информационной блокады в век интернета не работает. Нужно систематизировать протестные настроения и дать выговориться всем желающим, заявляет он.

В пример собеседник «Газеты.Ru» приводит проекты Большого (Открытого) правительства Дмитрия Медведева (структура, предусматривающая привлечение широкого круга экспертов к обсуждению государственных вопросов) и «Общероссийского народного фронта», в рамках которых к диалогу демонстративно приглашают как довольных властью, так и недовольных, в случае отказа заявляя, что протестующие сами не готовы к диалогу. Так, многих удивило присутствие на одном из последних заседаний Открытого правительства с участием Медведева представителя проекта «Роспил».

Власть столкнулась с необходимостью ведения хотя бы иллюзии диалога с обществом и СМИ, констатирует президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский. Это прямое следствие роста гражданской активности зимой 2012 года, говорит он.

«Очевидно, что те, кто прятался в кабинетах, начали проигрывать и будут проигрывать и далее. Это не значит, что те, кому придется выйти из кабинетов наружу, вам понравятся, но им придется это делать. В ближайшее время мы увидим новые формы публичной политики, так как власть хоть нехотя, но пойдет на это», — прогнозирует Павловский.

«Общество меняется, гражданская активность растет. Не думайте, что власть играла по одному плану, а теперь играет по другому, после того как первый не сработал. Мы видим запрос общества на диалог — мы на него реагируем. Это нормально», — резюмирует источник «Газеты.Ru» на Старой площади.

Смена команды

Впрочем, единой стратегии на Старой площади пока не выработано, утверждают все собеседники «Газеты.Ru», обсуждаются варианты. Поэтому пока линия в отношениях с оппозицией выглядит противоречиво: оппозиционеров по-прежнему пытаются разоблачать и преследовать кремлевские активисты, но скоро начнут регистрировать новые партии, а несистемные политики (за исключением по-прежнему запрещенного Алексея Навального и еще нескольких человек) прочно обосновались на телеканалах.

Дело в том, что в администрации президента еще продолжается смена команды после отставки Суркова и прихода на его должность Вячеслава Володина. На Старую площадь приходит все больше ставленников Володина, однако команда Суркова еще не ушла, что провоцирует некоторое напряжение, утверждают собеседники «Газеты.Ru».

Главной интригой остается судьба главы управления по внутренней политике Константина Костина, говорят источники издания. Двое из собеседников, близких к администрации президента, говорят, что глава будет сменен и что сейчас Костин оказался в чуждом ему окружении, которое постепенно отбирает полномочия у старой команды.

«При всем уважении к нему как к профессионалу, для володинских он человек Суркова, и рано или поздно ему придется уйти — я думаю, в ближайшие месяцы», — прогнозирует один из собеседников «Газеты.Ru», близкий к администрации.

Вместе с тем другой собеседник «Газеты.Ru» говорит о том, что Костин и Сурков ведут свою игру и стараются вернуть утраченное влияние, поэтому говорить об этой отставке преждевременно.

В феврале в Кремле утвердили новую структуру администрации президента и управления внутренней политики. У руководителя управления стало пять замов вместо трех, при этом один из нынешних замов, «человек Суркова» Иван Демидов, курировавший работу с общественными объединениями, свой пост покинул. Новыми замами стали «володинские назначенцы»: бывший лидер «Молодой гвардии» Тимур Прокопенко (курирует работу с молодежными организациями ), экс-сотрудник Белого дома, замруководителя штаба Владимира Путина на выборах президента Павел Зенькович (отвечает за информационную политику), политолог Дмитрий Бадовский (работа с экспертным сообществами), Алексей Анисимов (региональные выборы). При этом назначенные еще при Суркове куратор региональной политики Игорь Удовиченко и ответственный за взаимодействие с парламентом Радий Хабиров пока свои посты сохраняют.

Пока происходит пересменка, вожжи несколько ослабли.

Например, демарш, подобный тому, что совершила «Справедливая Россия» в Госдуме, выйдя из зала в момент выступления Путина, раньше вызвал бы как минимум необходимость воспитательной работы со стороны администрации Кремля. Теперь же, рассказывает собеседник «Газеты.Ru» на Охотном Ряду, никто из администрации к «эсерам» даже не заглянул. «Хабиров сейчас вообще гораздо реже появляется в Госдуме», — утверждает собеседник.

«С приходом новой команды будут изменения в стратегии и тактике: необходимость изменений давно назрела. Сурков и сам видел, что система не работает, и хотел менять ее еще в прошлом году, но ему не дали этого сделать и, когда то стало очевидно, что старая система себя изжила, свалили на него всю ответственность. А для изменения системы решили взять в администрацию новую команду», — утверждает один из собеседников «Газеты.Ru».

Управляемый хаос

Собеседник «Газеты.Ru» в администрации президента считает, что окончательно стратегия нового Кремля может проясниться к концу мая, когда будут закончены основные кадровые назначения после инаугурации нового президента.

Пока на уровне обсуждения разные подходы. Уже сейчас в администрации президента готовятся к тому, что очаги недовольства могут вспыхивать по всей стране. Власть готовится к серьезным политическим битвам на выборах мэров Омска и Красноярска в июне и мэра Калининграда осенью.

На предстоящих кампаниях стратегия власти будет вариативной, с каждой ситуацией будут работать отдельно, объясняет собеседник «Газеты.Ru» в Кремле. Например, Москва вполне может делать ставку сразу на нескольких кандидатов, поддерживая не очевидного ставленника власти, а того, кто пользуется репутацией оппозиционера.

«Все выводы из победы Урлашова в Ярославле сделали. Он ведь не несистемный оппозиционер, а региональный политик, у которого нет задачи менять федеральную власть или противодействовать Кремлю. Почему бы не взять этот случай на вооружение? В других городах, где предстоят выборы, легко можно найти подобных политиков, которые победят даже при поддержке объединенной оппозиции, но будут управляемые, а разобраться, кто на самом деле является ставленником Кремля, будет невозможно», — объясняет он.

Будет активизирована и работа с оппозиционными политиками на федеральном уровне. Кого-то из них могут подкупить или привлечь к сотрудничеству, а потом сделать это достоянием СМИ, чтобы оппозиция запуталась, кто для нее свой, кто чужой, кто подкуплен Кремлем, а кто верен идеалам, добавляет еще один собеседник издания, близкий к руководству администрации.

В администрации готовы к тому, что те граждане, которым стало интересно наблюдение за выборами и которые ездили бороться за честные выборы в Ярославль, продолжат заниматься «политтуризмом» и далее, утверждают собеседники «Газеты.Ru». Власть в этом случае вместо противодействия будет укреплять собственный корпус наблюдателей и поддерживать альтернативный проект, чтобы оппозиционно настроенные наблюдатели присутствовали на избирательных участках вместе с провластными, говорит источник «Газеты.Ru», близкий к администрации.

«Использовать силовые приемы против гражданских наблюдателей невозможно: это вызовет резкую реакцию в обществе, поэтому и будут развивать параллельные структуры, подобные корпусу наблюдателей от Путина на президентских выборах», — объясняет директор Центра политических технологий Игорь Бунин. Получится, что толпа наблюдателей поможет легитимизировать нужный результат, добавляет он.

Как вариант борьбы рассматривается концепция «управляемого хаоса»: власть сама будет эскалировать обстановку там, где это нужно, чтобы заставить оппозицию действовать лишь в ответ на ее действия.

«Власть будет выбирать информационные поводы, которые могут вызвать в обществе и в оппозиции нужную реакцию, и использует тот факт, что общество активно и поддается на провокацию. Будет много «очагов напряжения», которые будут или раскалывать оппозицию, или же вынуждать ее заниматься теми проблемами, которые власть ей навяжет», — говорит собеседник «Газеты.Ru», близкий к администрации.

Приемы могут быть самыми разными: публикация прослушек, которые будут раздражать; фильмы типа «Анатомии протеста» на НТВ. Это демонстративно грубая пропаганда: у нее нет задачи выглядеть правдоподобно, но есть задача разъярить.

Политолог Павловский считает, что подобным образом работает и история с Pussy Riot, когда даже те, кто выходил на Болотную, заняли противоположные позиции и не пришли к единому мнению.

«Управляемый хаос – это политика переноса проблемы из одной стороны в другую. Она позволяет вести гибкую политику с уступками и компромиссами, пусть даже незначительными, что естественно для Володина как политика. Сурков был менеджером и работал по-иному: он выходец из бизнес-структур, сформировавшийся в 90-е, а Володин – политик нулевых, в нем заложена изначальная готовность к разным комбинациям», — объясняет политолог Бунин.

Павловский полагает, что в таких ситуациях Кремль сможет обеспечивать себе имидж «центристов», общество представить истеричным, а оппозиции дать возможность самостоятельно себя дискредитировать.

Попытки создавать рукотворные очаги хаоса со стороны власти приведут к появлению новых «попов Гапонов», которые рано или поздно выйдут из-под контроля и лишь расшатают режим, вместо того чтобы придать ему стабильность, возражает участник протестных митингов, депутат от «Справедливой России» Геннадий Гудков. Он напоминает, что власть уже пыталась поссорить оппозицию с помощью различных прослушек, но это ничего не дало.

Немцов, в свою очередь, полагает, что пока ничего кардинально в подходе властей не изменилось. «Некоторые лица на телевидении стали показывать, но ряд тем по-прежнему запрещен», — отмечает он.

  • Livejournal
  • Комментарии
Читайте также:

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.





/nm2012/ssi/right_stuff/else.shtml

Читайте также


Тайм-менеджмент для ленивых: как победить котиков


Тест: нужно ли вам сменить профессию?


Как выбрать аромат, который вас согреет


5 самых смешных новых сериалов


Если кризис, надо играть


Какие смартфоны нельзя купить в России


«Божоле Нуво пить легко, но утром невозможно поднять голову»


17 нехороших вещей, которым Карлсон учит наших детей


Почему вам нужно срочно уехать в Швейцарию


Хакеры ломают «евромайдан»