Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Приговор модернизации

Приговор Ходорковскому — это приговор реформам в России, считают западные СМИ

Лев Македонов 25.05.2011, 10:51
Reuters

Западные СМИ назвали решение суда по Михаилу Ходорковскому приговором всем разговорам о модернизации и либерализации, которые запустил президент Дмитрий Медведев. У Запада, если он действительно хочет изменений в России, остается только один путь — не переговоров и «перезагрузки», а прямого давления, в частности, на самое больное место российских чиновников — их карманы.

«Так вот поступают в России, когда кто-то переходит дорогу правящим плутократам этой страны, — его отправляют в Сибирь по ложным обвинениям», — комментирует решение Мосгорсуда оставить Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в заключении до 2016 года колумнист The New York Times Джо Носера. «В Китае, когда правители страны хотят избавиться от проблемного диссидента, они его просто прячут под замок — там не притязательны.

Но Россия хочет заставить мир поверить, что она подчиняется верховенству права», — продолжает он, указывая на то, что шестилетний приговор Ходорковскому и Лебедеву был вынесен в полном соответствии с процедурой.

Газеты не нуждаются в новых аргументах для того, чтобы признать Ходорковского и Лебедева узниками совести. Когда-то руководившие самой прозрачной нефтяной компанией России, они оступились, решив бросить политический вызов тогдашнему президенту Владимиру Путину и начав спонсировать оппозиционные партии. «В тюрьме, — пишет Носера из NYT, — Ходорковский стал даже еще большей угрозой Путину, чем когда он руководил ЮКОСом. Его заключение стало символом зловония, которое источает коррумпированные российские правящие элиты, безнаказанность, с которой они набивают собственные карманы, и их абсолютное пренебрежение законом. Российская общественность, которая раньше смотрела на Ходорковского как на разбогатевшего мошенника, получившего по заслугам, стала считать его мучеником».

Однозначное отношение мейнстрим-медиа к Ходорковскому и его истории вызывает и обратную реакцию, в частности, у колумниста журнала The Rolling Stone Мэта Тэйби. «Западные критики абсолютно правы, когда вцепляются Путину в глотку за использование тюрем, полицейских, не говоря уже об убийствах, как орудий ответа на неприятные политические вызовы. Путин вел себя как мелкий диктатор, и его зашкаливающий бандитизм должен быть однозначно порицаем, — пишет он. — Но я действительно устал читать о том, как Михаил Ходорковский (…) стал мучеником свободного капитализма». «Западные репортеры всегда вводят Ходорковского в текст, упоминая его «темные дела» середины 1990-х, которые могут вызывать вопросы с точки зрения закона, но которые «были характерны для тех времен» и были частью «атмосферы Дикого Запада ельцинской эры». Это клише, служащее для самооправдания, и я не считаю, что американские репортеры, которые не жили там тогда, понимают, что пишут», — делает вывод американский журналист.

Ходорковский «украл эту чертову компанию», уверен Тэйби. Он «не только заполучил свою долю в ЮКОСе за счет денег других людей, но и сделал это за счет сфальсифицированного аукциона, и за одну из крупнейших компаний мира он торговался в одиночку, без соперников и за до смешного низкую цену». Автор цитирует застреленного в Москве в 2004 году редактора русской редакции журнала The Forbes Пола Хлебникова и исследования Бизнес-школы Гарварда, которые приходят к выводу, что ЮКОС фактически покупался банком МЕНАТЕП за государственные деньги, причем сам банк находился по уши в долгах перед Центральным банком.

«Ходорковский был бывшим комсомольским инсайдером, коммунистическим наемником, который при помощи своих дружков-грабителей прибрал к рукам гигантскую компанию, но, когда банда попросила его встать в шеренгу, а его дон Владимир Путин попросил его об услуге, он взбрыкнул и начал сольную игру», — приходит к выводу автор The Rolling Stone.

На Западе приходят к выводу, что оставление в силе приговора по второму делу ЮКОСа ставит крест на мечтаниях о модернизации и либерализации в России. Кое-кто предполагает, что вторничное решение суда свидетельствует о грядущем закручивании гаек.

«Дело Ходорковского стало барометром ситуации с национальной политикой», — пишет французская Le Figaro, проводя параллели между проигрышем Ходорковского в суде и проигрышем Дмитрия Медведева на российской политической арене. «За год до президентских выборов Дмитрий Медведев попытался возвысить свой слабый голос несогласия с Владимиром Путиным, заявив, что освобождение бывшего главы ЮКОСа не представляет «никакой опасности» для общества», — отмечает это издание. «Разумеется, кремлевский шеф наговорил много правильного в течение 3 лет пребывания в должности, однако это ничего не значит», — продолжает немецкая Die Tageszeitung.

Приговор «высмеивает усилия президента Дмитрия Медведева выправить ситуацию с соблюдением закона в стране», пишет The Financial Times, утверждающая, что до тех пор, пока Ходорковский будет сидеть в тюрьме, «реформы будут бесплодны».

«Вскоре Ходорковский и Лебедев благополучно вернутся в Сибирь. Плутократы смогут обратить все свое внимание на нового заклятого врага — Алексея Навального. Честный адвокат Навальный последние несколько лет посвятил разоблачению коррупции в крупных государственных российских компаниях, размещая в свое блоге контракты мошеннических сделок. В результате его усилий некоторые из них были аннулированы», — пишет Носера.

Что делать с Москвой — в западной прессе не знают, признавая и необходимость поддерживать, казалось бы, склоняющегося к либерализму президента Медведева, и остроту проблем, стоящих перед Россией.

Колумнист The Washington Post Дженнифер Рубин, ведущая собственный блог на платформе этой влиятельной американской газеты, отмечает необходимость жесткого западного ответа на происходящее в России. В этой связи она горячо поддерживает предложенный американским сенатором Бенджамином Кардином законопроект о запрете на въезд в США и замораживании активов российских чиновников, причастных к гибели Сергея Магнитского и другим нарушениям прав и свобод человека.

Конгресс должен предпринять собственные шаги «в отсутствии жестких действий со стороны администрации Обамы», так как «Белый дом фактически умолк, когда выносился непосредственно приговор Ходорковскому, и так и не сделал никаких комментариев». Почему законопроект Кардина важен, задает риторический вопрос Рубин. «Путинская ворократия зависит от желания мелких чиновников исполнять его приказы, подавлять несогласных и поддерживать коррумпированный и репрессивный режим. В посткоммунистической России у режима и его чиновников нет идеологической мотивации, всего лишь жажда власти и богатства заставляет вертеться путинскую машину. Лишая Путина возможности вознаграждать своих лакеев, наказание бьет в самую точку», — пишет автор.