Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Повстанцев обнадежили в Москве

Представители ливийской оппозиции считают, что Россия признала правительство в Бенгази

Лев Македонов 24.05.2011, 10:53
adam_jones/flickr.com (CC BY 2.0)

Переговоры Сергея Лаврова с эмиссарами ливийских повстанцев не дали результатов. Представители переходного правительства в Бенгази отвергли возможность диалога с полковником Муамаром Каддафи. Сам факт встречи с главой российского МИДа повстанцы посчитали шагом по направлению к признанию Россией их легитимности. Официальных заявлений российского МИДа пока нет.

Российский министр иностранных дел Сергей Лавров встретился с делегацией ливийских повстанцев во главе с бывшим главой МИДа и экс-постпредом в ООН Абделем Рахманом Шалькамом в понедельник, чуть менее недели спустя после переговоров с представителями официального Триполи. Эмиссары Национального совета переходного периода, базирующегося в Бенгази, оказались удовлетворены переговорами так же, как и их противники, хотя видимых результатов встреча не дала.

Ливийские повстанцы сочли, что сам факт официальных переговоров с ними в Москве можно считать признанием легитимным оппозиционного правительства.

«По вопросу признания переходного правительства в Бенгази есть взаимопонимание. Сам факт того, что я был принят в Москве министром иностранных дел России... говорит о роли и значении (Национального) совета», — заявил Шалькам по окончании переговоров с Лавровым.

В настоящее время правительство в Бенгази признали единственно законным лишь четыре государства — Гамбия, Италия, Катар и Франция. Великобритания также объявила о готовности расширять связи с повстанческим правительством, но на официальное признание не решилась.

На Россию в Бенгази смотрят как на потенциально полезного переговорщика, стремясь заручиться ее поддержкой. «Роль России как постоянного члена Совета Безопасности ООН и страны, с которой Ливию связывает многолетнее сотрудничество, очень важна», — говорил на прошлой неделе в интервью катарскому телеканалу Al Jazeera представитель повстанческого правительства Омар аль-Офейши. Москва была готова принять посланцев повстанцев, но тогда их визит совпал бы с переговорами с представителями Муамара Каддафи, и представители оппозиции, сославшись на «технические причины», перенесли встречу с Лавровым на неделю.

На предварявшей встречу пресс-конференции Сергей Лавров несколько раз подчеркнул, что главное намерение России — добиться скорейшего прекращения огня в Ливии и начала диалога между повстанцами и режимом Муамара Каддафи. «Это было главной задачей наших встреч с представителями Триполи, это же было задачей, которую мы ставили перед собой в ходе переговоров со спецпосланником генсека ООН (по Ливии) господином (Абделем Илахом) Хатыбом», — отметил министр.

Однако этой цели дипломатам достичь не удалось: повстанческие эмиссары отвергли идею начала переговоров с Каддафи.

«Пока Каддафи находится у власти, в Ливии не будет мира и не будет возможности его достижения», — цитирует РИА «Новости» слова Шалькама, заявившего, что ливийский лидер «готов убить весь ливийский народ ради того, чтобы остаться у власти». «Мы (оппозиция Ливии) не собираемся вести с ним переговоры», — добавил он.

Шалькам озвучил давнее условие бенгазийских мятежников: Каддафи следует взять пример с президентов Туниса и Египта Зина аль-Абидина бен Али и Хосни Мубарака, подать в отставку и покинуть родину.

На Смоленской площади считают, что так или иначе переговоры вести придется, пусть и не сейчас. Лавров, рассуждая о перспективах ливийского урегулирования, заметил, что перед международным сообществом стоит задача согласовать такой состав будущих участников переговоров, который «был бы представительным с точки зрения интересов всех политических сил и племен в Ливии».

Прямым посредником в ливийском вопросе Москва, однако, быть не хочет.

В ходе переговоров с представителем Каддафи, генсеком ассоциации «Исламский призыв» Мохаммедом аш-Шарифом, 17 мая Лавров отметил, что Россия не будет посредничать в переговорах между Триполи и Бенгази, но будет поддерживать посредническую роль Африканского союза и ООН. Встреча с аш-Шарифом также оставила двойственный осадок: эмиссар Каддафи вроде бы заявил, что Триполи готов выполнять резолюции 1970 и 1973 Совбеза ООН, но выставил при этом условие — те же ограничения должны быть распространены и на повстанцев, которые должны быть готовы сложить оружие.

Российская позиция с самого начала ливийского кризиса была двойственной. Дав возможность Совбезу одобрить резолюцию 1973, Москва фактически санкционировала применение силы против режима Каддафи, которого президент Дмитрий Медведев назвал «политическим трупом». Однако масштаб операции, командование которой приняла НАТО, вызвал в Москве сильное раздражение: премьер Владимир Путин сравнил происходящее с «крестовым походом», а МИД регулярно пеняет западным странам за чрезмерное применение силы.

Пока ни мирные инициативы, ни бомбежки авиации НАТО не смогли переломить ситуацию. Противостояние между ливийскими повстанцами и правительством продолжается по всем фронтам. По сообщению ИТАР-ТАСС, в понедельник правительственные войска подвергли артиллерийскому обстрелу ряд населенных пунктов в горах Нафуса, в так называемом берберском треугольнике. Отчитавшись в середине марта о взятии под контроль городов Гарьян, Зинтан и Яфран, регулярные части ливийской армии столкнулись с мощным сопротивлением антикаддафийского подполья. В понедельник верные Каддафи войска продолжили обстрел из «Градов» города Мисураты, третьего по величине города страны, который находится в осаде сил Каддафи с середины марта. Обстановка на восточном фронте, где правительственные войска блокируют продвижение повстанцев по шоссе на запад в районе города Адждабия, остается без перемен.

Силы НАТО, продолжающие санкционированную Совбезом ООН операцию «Объединенный защитник», в ночь на вторник подвергли ливийскую столицу самой масштабной бомбардировке с начала военных действий 31 марта, сообщает Associated Press. По словам представителя режима Каддафи Мусы Ибрагима, по Триполи были нанесены порядка 20 авиаударов, в том числе и в непосредственной близости от резиденции ливийского лидера. В результате, по официальной информации, погибли 3 человека, 150 получили ранения.