Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Говорили просто: Сурков попросил»

Как минимум два человека отказались подписывать «письмо пятидесяти пяти»

Ксения Солянская 09.03.2011, 22:17
Thinkstock/Fotobank.ru

Александр Брод и Борис Титов отказались подписать «письмо 55». Подписавшиеся под призывом защитить суд от «беспрецедентного давления» на условиях анонимности признаются, что с ними связывались сотрудники администрации президента и говорили, что подписать «Сурков попросил».

Как минимум двое общественных деятелей отказались подписать так называемое «письмо 55» в защиту судебной системы от давления: это глава «Деловой России» Борис Титов и директор Московского бюро по правам человека Александр Брод.

«Письмо 55» в защиту судебной системы от давления появилась на свет неделю назад, вскоре после выступления пресс-секретаря Хамовнического суда Натальи Васильевой, которая в интервью «Газете.Ru» заявила, что второй приговор по делу ЮКОСа писался не судьей Виктором Данилкиным, а в Мосгорсуде.

Обращение было направлено «против информационного подрыва доверия к судебной системе» в России. «Кампания по дискредитации судебной системы» развернулась, как сказано в письме, «на фоне второго процесса по делу руководителей НК ЮКОС М. Ходорковского и П. Лебедева». Это единственное прямое упоминание «дела ЮКОСа» в письме, однако все оно было посвящено именно ему. Свои подписи под письмом поставили Анатолий Кучерена, Тина Канделаки, Николай Расторгуев, братья Запашные и Диана Гурцкая.

Количественного веса письму добавили деятели малоизвестных общественных организаций, фонд «Творческая цивилизация», Общественная организация содействия защите женщин, общероссийский профсоюз работников негосударственной сферы безопасности (НСБ).

Среди тех, кто подписался под письмом, есть несколько политтехнологов-охранителей, членов партии «Единая Россия» и просто симпатизирующих власти людей. «Тина Канделаки, не особенно скрывающая свою дружбу с Сурковым, неужели с ним просто так нельзя дружить?» — комментировала «письмо 55» в своем блоге балерина Анастасия Волочкова, отказавшаяся от своей подписи под аналогичным «письмом 50», опубликованным по итогам первого дела ЮКОСа.

Скрипач Дмитрий Коган, также подписавшийся под обращением, получил партбилет «Единой России» около двух лет назад. С тех пор он часто замечен на различных партийных мероприятиях, в том числе на «Стретегии-2020» и заседании центра социально-консервативной политики. Не исключено, что он будет включен в список «Единой России» перед выборами в Думу, говорит собеседник «Газеты.Ru» в партии.

Официально авторство письма приписывается ранее не известному московскому юристу Денису Дворникову, который и разместил текст с подписями на сайте возглавляемым им общественного комитета «За открытость правосудия».

Дворников объяснял, что идея письма пришла ему в голову «примерно в период, когда обсуждалось заявление Натальи Васильевой». «Многое в этой истории было мне непонятно и как-то слишком акварельно размыто», — рассказал Дворников «Газете.Ru». При этом по поводу Ходорковского и Лебедева у молодого юриста «четкая позиция». «Я был бы очень рад, если бы в результате рассмотрения кассации эти люди вышли на свободу», — заявил он. Имена участников самого громкого российского судебного процесса и форму «письма 55», повторяющего «письмо 50» 2005 года, Дворников использовал для усиления медийного эффекта: «Нужна была достаточно громкая бомба с заложенным в ней смыслом». Смыслом он считает переведение дискуссии о необходимости реформы судебной системы в конструктивную плоскость.

Дворников говорит, что сам разослал текст потенциальным подписантам — например, так его получил политтехнолог и публицист Павел Данилин, который, в свою очередь, переслал его другому публицисту, Егору Холмогорову, — по словам Холмогорова, он сразу согласился поставить подпись.

Но некоторые подписанты признают, что их просил подписать письмо вовсе не Дворников, а советник департамента гуманитарной политики и общественных связей управления по внутренней политике администрации президента Сергей Мельников, а с кем-то разговаривал руководитель этого департамента Иван Демидов. Мельников в департаменте курирует связи АП с Общественной палатой и работает с президентским советом по правам человека, он же принимает участие в рабочей группе, занимающейся распределением грантов НКО. Связаться с самим Мельниковым «Газете.Ru» не удалось.

Никаких угроз, шантажа или предложений в обмен на подпись не было, говорят подписанты: «Говорили просто: Сурков попросил».

Дворников участие Мельникова и Демидова в написании письма и сборе подписей под ним отрицает: если бы сбором голосов занималась администрация президента, подписанты были бы посолиднее, иронизирует он.

Несмотря на отсылку к чиновникам администрации президента, нашлись и те, кто письмо подписывать отказался. «Были люди, которые под тем или иным предлогом отказывались: «Нет времени вникнуть, я не в Москве, пришлите, посмотрю», — аккуратно признает Дворников. Но «никто не сказал, что идея плохая и несвоевременная», утверждает юрист. Фамилии называть он не готов: «Так или иначе, может быть поводом для истолкования позиции. Например, человек действительно был за границей и не мог участвовать в подписании, а я скажу, что он отказался».

Были и те, кто отказался в открытую — среди них директор Московского бюро по правам человека, член Общественной палаты Александр Брод, и председатель «Деловой России» Борис Титов. Брод подтвердил «Газете.Ru», что отказался подписывать письмо вполне осознанно: «Оно мне показалось односторонним: безусловно, недопустимо никакого давления на суд. Но должен быть и общественный контроль», — заявил Брод «Газете.Ru». Сам он поддерживает предложение экс-судьи Конституционного суда Тамары Морщаковой, предложившей провести экспертную оценку делу Ходорковского.

Нашлись и те, кто сослался на неправильное понимание текста письма теми, кто его критикует: Эдгард Запашный и Кучерена сразу после обнародования письма заявили, что подписались «в поддержку судебной системы», а вовсе не «против Ходорковского».

«На выходных мне звонил Кучерена и пытался объяснить, как он подписал это письмо по недоразумению», — рассказал «Газете.Ru» президент Фонда в защиту гласности Алексей Симонов.

Как это произошло, Симонов пересказать со слов Кучерены не смог. Получить комментарий Кучерены «Газете.Ru» не удалось.

Симонов принимал участие в создании комитета, который возглавляет Дворников. По его словам, он и не подозревал о готовящемся письме и о том, что оно будет опубликовано на сайте комитета. «Больше мальчика ни видеть, ни слышать не желаю! И вообще не хочу, чтобы моя фамилия была упомянута в связи с письмом. В том числе и вам не рекомендую этого делать», — заявил правозащитник «Газете.Ru».