«Хлопонин, дорогой, отмени глупость!»

Жители Кабардино-Балкарии не верят, что террористы осознанно разрушают туристический бизнес республики

Алексей Левченко (Эльбрус) 24.02.2011, 12:57
РИА «Новости»

Корреспондент «Газеты.Ru» пробился через семь блокпостов в зону контртеррористической операции в Кабардино-Балкарии. Пока в горном ущелье боевиков обстреливали вертолеты, жители Приэльбрусья в штыки восприняли идею президентского полпреда Александра Хлопонина не пускать туристов и в своей протестной решимости готовы дойти до Медведева.

Вечером пятницы, 18 февраля, владелец сувенирного магазинчика на поляне Чегет Абдул-Керим ждал гостей из Москвы. Он уже сдавал им дом два года назад, но помнил из всех только Вячеслава Кару. Около 19.30 мобильник Абдул-Керима зазвонил, и водитель Каншал дрожащим голосом сообщил, что на его автобус напали. Каншал успел сообщить о трех убитых, а после этого упал в обморок. Каншал был водителем того самого микроавтобуса «Соболь», который вез туристов Наталью Патрушеву, Дениса и Валерия Белоконь, Вячеслава Кару и Сергея Ефремова. Трое были расстреляны на месте, двоих — Ефремова и Валерия Белоконя — госпитализировали в больницу Нальчика.

Водитель после этого запил и больше ни с кем не общается. Расстрелянный автобус изъяла милиция.

«Я, конечно, был в шоке», — пересказывал корреспонденту «Газеты.Ru» через три дня после случившегося Абдул-Керим, являющийся по совместительству имамом Терскола и убежденным правоверным мусульманином. Абдул-Керим теперь только и строит догадки. «У нее была фамилия Патрушева. Но откуда те, кто напал, знали об этом? Не было ли это все провокацией из Москвы?» — генерирует конспирологические версии имам Терскола. Абдул-Керим, как и многие другие местные жители, вспомнил, что ряженые в милицию боевики, конечно, и раньше, бывало, останавливали машины, но убивали, только если в них оказывались сотрудники милиции или ФСБ, которые трясли своими корочками.

В версию, что боевики осознанно напали на мирных туристов, здесь не хотят верить категорически. Не говоря уж о высказанном президентским полпредом Александром Хлопониным, да и косвенно самим президентом Дмитрием Медведевым предположении про международный террористический след.

До последних событий значительная часть местных жителей подполью на словах не сочувствовала, но как минимум пыталась демонстрировать понимание.

«В мой дом вломились омоновцы в масках, за то что у меня молельный коврик, поставили на учет, хорошо, что отняли только мобильник», — в красках поведал местный житель Арсен, который тоже подрабатывает извозом туристов. Арсен уверен, что «лесных братьев» порождает именно беспредел органов правопорядка. По его мнению, нападение на туристов — величайшая глупость, потому что туризм — это единственный источник доходов населения, а за обрушение рынка даже прячущие боевиков местные их должны возненавидеть их и сдать первыми.

Но факты неумолимы. Убили не только туристов. В тот же вечер подорвали еще и верхний маршрут канатной дороги на поляне Азау — современные французские вагончики, закупленные и установленные три года назад, гордость нынешнего руководства республики во главе с Арсеном Каноковым. На следующий день туристы из Подмосковья Николай и Заур отправились со сноубордами на подъемник, но все было закрыто без объяснения причин.

«Мы пили целый день — а что еще было делать, а на следующее утро нижний подъемник заработал», — рассказал Николай. Все вернулось на свои места, и туристы отправились на склон как ни в чем не бывало.

Довольно популярную версию, что канатку подорвали из-за передела бизнеса (будто бы Каноков подминает под себя туристическую сферу и не делится с местными), решительно опроверг главный инженер ОАО «Канатные дороги Приэльбрусья» Руслан Залиханов. «Какой передел, все канатки под нашим управлением. Что, с Домбая (горнолыжный курорт в соседней Карачаево-Черкесии. — «Газета.Ru»), что ли, заказали?» — скептически развел он руками в разговоре с корреспондентом «Газеты.Ru». «Зачем кабинки взрывать ночью, ведь днем были бы жертвы и было бы эффектнее», — тут же вставил его помощник.

Правда, немедленно сам себя опроверг: днем заложить взрывчатку под опору канатной линии невозможно — ведь заметят или туристы, или сами служащие канатки.

Видимо, террорист поднялся днем под видом туриста, спрятался за камнями, просидел там полдня в -15 градусов, а потом сделал свое дело, заключил он.

Третий факт — заминированный ВАЗ-2110 у отеля «Поворот» на поляне Чегет — вообще странный. Дело в том, что его оставили всего в 100 метрах после регулярного блокпоста, причем это единственная дорога в этой местности — заминированная машина навряд ли могла проехать через блокпост незамеченной. На следующий день дежуривших на блокпосту сотрудников ДПС на всякий случай заменили на республиканский отряд СОБР.

Вечером во вторник представители местного бизнеса и общественности экстренно собрались в здании администрации поселка Эльбрус. На повестке был один вопрос — как спасти турбизнес.

«Ну какую же глупость сморозил Хлопонин, будто бы близлежащие государства устроили, — недоумевал один из выступавших. — Хлопонин, дорогой, отмени глупость!»

Речь шла о распоряжении полпреда решительно прекратить прием туристов. Собравшиеся сошлись на том, что имеет смысл обращаться только к президенту Медведеву. «А куда еще обращаться? Отправим ему обращение заказным письмом», — рассуждал седовласый глава поселка Узейр Курданов. Больше ни на кого в Приэльбрусье уже не рассчитывали. «Пусть будет режим контртеррористической операции, но пустите туристов. Мы готовы жить в установленных рамках, но дайте нам хлеб и айран, больше нам ничего не нужно», — умолял он.

«Газете.Ru» Курданов признался, что случилась катастрофа. По его оценке, поток туристов уже сократился на 75%, потери составят до 8 млн рублей в день, что по местным меркам и при средней зарплате в 7 тысяч рублей очень много.

При этом 80% доходов собирается именно в высокий сезон, в феврале — марте. Впрочем, и на летний заезд европейских альпинистов, приезжающих покорять Эльбрус, надежды больше нет.

Вечером все жители Приэльбрусья, затаив дыхание и на полную громкость слушали в теленовостях выступление Медведева во Владикавказе и ловили сумеречную надежду в словах президента, что восстановить надо все побыстрее и не валить только на боевиков.

Но в ночь на среду на склоне горы за поселком Былым силовики выследили группу из семи боевиков, перекрыли единственную дорогу, связывающую Приэльбрусье с остальным миром. Бой закончился только днем — после применения боевых вертолетов. Это только со стороны казалось, что бомбили чуть ли не склон Эльбруса, где катаются лыжники. На самом деле спецоперация развернулась в 60 километрах от мест отдыха. Усилия сотен солдат Внутренних войск, половины личного состава ОВД Тырныауза и спецназа привели лишь к ликвидации трех боевиков, а еще четверо скрылись. Собеседник «Газеты.Ru», знакомый с представителями подполья Былыма, утверждал, что жертв среди боевиков не было вовсе. Причастны ли именно эти террористы к нападению на туристов, неизвестно, потому что, по его оценке, в горах КБР может скрываться до тысячи вооруженных «лесных братьев».

Большинство туристов, собиравшихся в Приэльбрусье, теперь сами отказываются от поездок туда. Отдельных экстремальных туристов, все же едущих на Эльбрус, разворачивают на одном из семи укрепленных бэтээрами блокпостов по дороге из аэропорта Минвод.

Находчивые таксисты убеждают силовиков, что пассажиры с лыжами и сноубордами — на самом деле больные родственники, которые едут лечить астму чистым горным воздухом.

«Мы прорываемся с боем», — поведал представитель объединения эльбрусских таксистов. Одна из прорвавшихся — туристка Анна из Краснодара, приехавшая с маленьким братом и родителями. «Убивают везде, а здесь, в принципе, спокойно», — философски заметила она.