Как Россия теряет союзников в Азии
Кто может покинуть правительство

Путин неподсуден

Суд отказался защитить оппозиционеров от премьер-министра

Светлана Бочарова 14.02.2011, 23:04
ИТАР-ТАСС

Оппозиционеры Борис Немцов, Владимир Милов и Владимир Рыжков не смогли доказать в суде, что Владимир Путин опорочил их честь и достоинство, обвинив их в воровстве в 1990-е. Суд принял сторону премьера, чей адвокат заявила, что обвинения касались не конкретных политиков, а неких абстрактных «и других».

Поздно вечером в понедельник Савеловский суд Москвы огласил решение по иску сопредседателей создающейся Партии народной свободы Бориса Немцова, Владимира Милова и Владимира Рыжкова к премьер-министру Владимиру Путину. Оппозиционеры просили защитить их честь и достоинство от обвинений в воровстве, озвученных Путиным во время телепрограммы «Разговор с Владимиром Путиным. Продолжение» 16 декабря 2010 года.

Истцы добивались опровержения фразы Путина «В свое время они поураганили, в 90-х годах, утащили вместе с Березовскими и теми, кто сейчас находится в местах лишения свободы, о которых мы сегодня вспоминали, немало миллиардов», сказанной в ответ на вопрос «Чего на самом деле хотят Немцов, Рыжков, Милов и другие?». В качестве компенсации морального вреда они требовали один млн рублей.

Суд истцам отказал, ограничившись оглашением резолютивной части своего решения, передал «Интерфакс». Мотивировочная часть постановления оглашена не была.

Судебное заседание уложилось в один день, в связи с чем процесс занял более 12 часов. Путин, как и ожидалось, лично в суд не явился, сторона истцов была представлена Немцовым, Миловым и адвокатом Вадимом Прохоровым, который представлял интересы как присутствовавших политиков, так и отсутствовавшего Рыжкова.

По итогам предварительных слушаний, состоявшихся 3 февраля, у адвоката Прохорова сложилось впечатление, что ни подтвердить, ни опровергнуть факта произнесения Путиным оспариваемой фразы его представитель Елена Забралова не смогла, рассказал «Газете.Ru» представитель оппозиционеров. Однако на самом заседании оказалось, что это не так: в понедельник Забралова сразу заявила, что оспариваемую фразу ответчик признает, но обращает внимание, что в ней отсутствуют чьи-либо имена и фамилии. Вопрос, на который Путин отвечал, истцы опровергнуть не просили, так как это все равно не имело смысла: «Вопрос худо-бедно мы даже в суде с (Геннадием) Тимченко смогли отбить», — напомнил журналистам в кулуарах суда Прохоров. Тем не менее и Забралова, и представитель ВГТРК (соответчика Путина) Зоя Матвиевская много критиковали жалобу истцов за отсутствие «предмета исковых требований».

Предложение суда закончить дело миром с энтузиазмом встретил только Немцов, предложивший Путину мировое соглашение, «если он придет в суд и мы прямо здесь проведем дебаты». Представитель премьера такой вариант примирения отвергла.

Представляя свою позицию суду, адвокат Путина упирала на положения Европейской конвенции о правах человека и практику Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), который, по ее мнению, требует от политиков терпимости к «критике, границы которой значительно расширены» по сравнению с обычными гражданами. Замечания Прохорова о том, что ЕСПЧ никогда не выносил решений, которые могли бы считаться аналогами этого иска (в архивах ЕСПЧ есть решения по искам высокопоставленных должностных лиц к оппозиционерам, но ни одного — от оппозиционеров к руководителям страны), впечатления на адвоката Путина не произвели. Она попросила суд приобщить к материалам дела решения ЕСПЧ по нескольким делам, и суд их приобщил.

По мнению Забраловой, Путин говорил «о неопределенном круге политиков», когда отвечал на вопрос о желаниях «Немцова, Рыжкова, Милова и других». Ключевым в вопросе, по ее мнению, является слово «другие». На вопросы представителей истцов, имел ли в виду Путин определенного Немцова, определенного Рыжкова и определенного Милова, когда высказывался о них, Забралова отвечать не стала, заявив, что «это выходит за пределы исковых требований».

Впрочем, на тезисе о безосновательности иска Забралова не остановилась, приобщив к материалам дела целую пачку публикаций об истцах, из которых только две имели отношение к Милову и Рыжкову, а большинство относилось к Немцову. Среди источников фигурировали, в частности, интернет-ресурсы «Википедия», «Компромат.Ru» и «Русская народная линия», а также газеты «Московский комсомолец» и «Промышленные ведомости». В заметках рассказывалось о выдуманных и реальных скандалах, случавшихся вокруг Немцова в годы его губернаторства в Нижегородской области и после прихода в правительство РФ. Немцов назвал публикации «заказухой и грязью, которая ничего не доказывает», так как никаких уголовных дел против него не возбуждалось. Прохоров пытался добиться у суда отказа в приобщении этих материалов, так как они не были заверены.

Но Забралова сообщила, что на основе подобных публикаций Путин «в том числе» формировал свое мнение о Немцове. И эти материалы также были приобщены к делу.

После этого Немцов потерял интерес к делу, сказав, что «ему теперь все ясно и он на все согласный». Процесс продолжался еще несколько часов.

После оглашения решения — отказать — Немцов сказал журналистам, что решение Савеловского суда будет обжаловано: «Мы дойдем до Евросуда. Я не исключаю, что мы подадим подобные заявления в суды тех европейских стран, где транслировалось выступление Путина», — пообещал Немцов. Мотивировочная часть решения суда, необходимая для обжалования решения, будет передана сторонам позднее.